Убийство президента Кеннеди. Ли Харви Освальд — убийца или жертва заговора?

Платошкин Николай Николаевич

Серия: Дело №… [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Убийство президента Кеннеди. Ли Харви Освальд — убийца или жертва заговора? (Платошкин Николай)

Предисловие

22 ноября 1963 года в техасском городе Даллас в 12.30 по местному времени был убит президент США Джон Кеннеди. Примерно через полчаса в нескольких милях от места преступления был застрелен сотрудник далласской полиции Типпит. Полиция, получив сведения, что подозреваемый скрылся в ближайшем кинотеатре, вскоре арестовала его. Обвинения в убийстве президента и полицейского были предъявлены 24-летнему Ли Харви Освальду, марксисту, стороннику Кастро, который почти три года жил в Советском Союзе.

24 ноября Освальда прямо в здании полицейского управления застрелил владелец ночного клуба Джек Руби.

Первоначально далласская прокуратура активно разрабатывала версию коммунистического заговора. Но после убийства Освальда расследование было передано федеральной полиции ФБР, которая быстро сформулировала версию об убийце-одиночке.

В конце ноября 1963 года новый президент США Линдон Джонсон сформировал комиссию из политиков, ставшую известной как комиссия Уоррена, по имени ее председателя Эрла Уоррена — главы Верховного суда США. В своей деятельности комиссия опиралась на ФБР и через год в своем докладе подтвердила, что Освальд в одиночку убил Кеннеди (а заодно и Типпита), а Руби тоже в одиночку застрелил Освальда. Комиссия и ФБР допросили сотни свидетелей, но только тех, чьи показания не противоречили главной версии.

Ни тогда, ни сейчас в эту версию не верило и не верит подавляющее большинство американцев.

В 1967 году независимое расследование начал окружной прокурор Нового Орлеана Джим Гаррисон, пришедший к выводу, что Кеннеди стал жертвой заговора ультраправых сил, мафии и кубинской эмиграции при поддержке американских спецслужб. На Гаррисона обрушился такой шквал критики в прессе, что расследование распалось, а сам прокурор, по его словам, осознал, в какой же стране он живет.

В 1977 году конгресс решил заново расследовать события в Далласе и образовал Специальный комитет по покушениям. За два года работы комитет пришел к несколько другим выводам, чем комиссия Уоррена. Освальд, по данным комитета, действовал не один, а, скорее всего, был частью заговора. В качестве возможных заговорщиков комитет назвал кубинских эмигрантов и мафию, но только не представителей американских спецслужб.

Таким образом, два официальных расследования подтвердили вину Ли Харви Освальда и разошлись только в деталях. Однако детали эти были более чем существенными. Каким образом «марксист» Освальд оказался в компании антикоммунистически настроенных кубинских эмигрантов и мафиози, которые тоже никогда коммунистами не являлись? Ни комиссия Уоррена, ни комитет конгресса не смогли ответить на ключевой вопрос любого следствия: зачем вообще Освальду понадобилось убивать либерально настроенного президента, который как раз приступил к улучшению отношений с Советским Союзом?

Данная книга постарается дать ответ на эти вопросы. Конечно, учитывая то, что многие материалы по событиям в Далласе остаются засекреченными, о некоторых аспектах этого преступления века нам придется только догадываться. Но эти догадки строятся на фактах и логике. А постараемся мы подойти к истинной картине преступления через жизнь человека, по официальной версии, застрелившего президента. Короткая жизнь Ли Харви Освальда вместила в себя много необычных для того времени обстоятельств. Именно поэтому она заслу живает беспристрастного анализа, который до сих пор вряд ли представляется нам возможным на родине этого человека.

И конечно же, читатель найдет в этой книге версию убийства президента. А судить о ее верности он уже должен сам.

Глава первая.

Мечтатель из Нового Орлеана

Ли Харви Освальд родился в одном из самых неамериканских городов Америки Новом Орлеане 18 октября 1939 года.

Город был основан французами в 1718 году и назван в честь герцога Орлеанского, мечтавшего, но так никогда и не ставшего королем Франции. На первый взгляд французы не ошиблись с выбором стратегического положения города. Он контролировал дельту крупнейшей реки Северной Америки — Миссисипи и клином врезался между испанскими владениями и английскими колониями. Однако город окружали малярийные болота, кишевшие аллигаторами, и вплоть до конца XIX века от болезней ежегодно умирали тысячи горожан. Новому Орлеану, который расположен ниже уровня моря, постоянно угрожали и угрожают наводнения.

Французам было трудно удержать новое владение и уже в 1763 году оно перешло к испанцам. Правда, в 1800 году Наполеон вновь вернул Новый Орлеан под власть Парижа, но почти сразу же продал город с огромной территорией в несколько миллионов квадратных километров молодым Соединенным Штатам Америки. Покупка Луизианы стала первым экспансионистским шагом Вашингтона.

В 1814 году англичане попытались захватить город с моря, но были разбиты молодым энергичным генералом Эндрю Джексоном. Эта эффектная победа впоследствии сделала генерала президентом — одним из самых великих в истории США.

Когда в 1861 году началась гражданская война между Севером и Югом, Новый Орлеан был крупнейшим горо дом рабовладельческой Конфедерации. На этот раз его все же захватили, и довольно быстро — флот северян под командованием знаменитого адмирала Фаррагута принял капитуляцию гарнизона 25 апреля 1862 года. Несмотря на победу Севера в войне, Новый Орлеан, как и весь Юг США, вплоть до середины XX века подчеркивал свою самобытность. Активно действовал ку-клукс-клан и другие тайные общества бывших рабовладельцев. В ресторанах и барах гордо развевались флаги «унесенной ветром» Конфедерации. Детей называли в честь генералов армии южан. Республиканская партия Линкольна вплоть до эпохи Джона Кеннеди не имела в южных штатах никаких шансов на выборах. Доминировали демократы — идейные наследники рабовладельческого Юга.

Однако французское наследие наложило на Новый Орлеан свой неповторимый отпечаток. Город называли «великой легкостью бытия». Новый Орлеан стал родиной джаза и неповторимой креольской кухни. На консервативном Юге США он выделялся относительным либерализмом, к чему располагала невообразимая этническая и религиозная пестрота. Даже внешне город походил на какой-нибудь небольшой французский средиземноморский курорт с кафе-шантанами, стрип-барами и уличными музыкантами.

Среди 300 тысяч новых орлеанцев в конце XIX века ничем не выделялся кондуктор трамвая Джон Клавери, недавно переучившийся с кучера конки. Предки его были французского происхождения, и Джон говорил по- французски. 8 июля 1897 кондуктор-католик сочетался законным браком с протестанткой немецкого происхождения Дорой Штюке, которая настояла на том, чтобы все их дети стали лютеранами.

Так и произошло. Однако бог не был особенно благосклонным к сыновьям Чарльзу и Джону. Оба понюхали пороху во время Первой мировой войны и с разрывом в пять месяцев умерли от туберкулеза — типичной болезни бедных, плохо питающихся людей. В семье родились еще четыре сестры — Лилиан (1900), Пирл, Маргарита (1907) и Аминта.

Семья Джона Клавери жила бедно, но дружно. Работал один отец и его скромного жалованья едва хватало на еду и оплату жилья. В 1911 году в возрасте 33 лет скончалась Дора — обычная судьба бедной многодетной женщины того времени. Джон, горячо любивший свою супругу, так никогда больше и не женился. Присматривать за детьми ему помогали сердобольные родственники и соседки. Отец не пил и всю зарплату тратил на семью. Его дочери вспоминали потом то непростое время с ностальгией.

Маргарита росла веселой, «заводной» девочкой. Она обладала неплохим голосом и любила петь. Выкроив 5 долларов, отец купил ей пианино. В то же время Маргарита любила поспорить и сердилась, если кто-то не принимал ее точку зрения. В ее характере прослеживалась такая черта, как злопамятность. Она прощала неохотно и долго дулась на настоящих и мнимых обидчиков. Еще одна черта характера разделяла Маргариту и ее сестру Лилиан (до своего замужества Маргарита жила вместе с отцом, сестрой и ее мужем). Будущая мать героя этой книги быстро, импульсивно принимала самые далеко идущие решения в своей жизни, не задумываясь об их последствиях. Лилиан, напротив, была рассудительной и предпочитала поговорку «утро вечера мудренее».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.