Врата Мертвого Дома

Эриксон Стивен

Серия: Малазанская империя [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Врата Мертвого Дома (Эриксон Стивен)

Steven Erikson

Deadhouse Gates: A Tale of the Malazan Book of the Fallen

Copyright © Steven Erikson 2000.

This edition is published by arrangement with Transworld Publishers, a division of The Random House Group Ltd. All rights reserved

Издательство выражает особую благодарность Владимиру Ареневу за помощь в подготовке издания предыдущего тома «Сады Луны»

Благодарности

Я хотел бы выразить глубочайшую благодарность за поддержку: персоналу «Cafe Rouge» в Доркинге (и ещё кофе, пожалуйста…); ребятам из «Psion» за Psion Series 5, который стал домом для первого черновика этого романа; Дэрил и остальным из «Cafe Hosete»; и, конечно же, Саймону Тэйлору и остальным сотрудникам «Transworld Publishers».

Моей семье и друзьям: спасибо вам за веру и поддержку, без которых всё, чего я добился, ничего бы не значило.

Также благодарю Стивена и Росса Дональдсонов за добрые слова, Джеймса Баркли, Шона Рассела и Ариэль.

И, наконец, огромное спасибо всем читателям, которые писали комментарии на разных веб-сайтах: писательство — это одинокое занятие, но вы помогли его сделать менее одиноким.

Действующие лица

На Тропе Ладоней

Икарий — странствующий яггут-полукровка

Маппо — его спутник, трелль

Искарал Прыщ — верховный жрец Тени

Рилландарас — Белый Шакал, д’иверс

Мессремб — одиночник

Гриллен — д’иверс

Могора — д’иверс

Малазанцы

Фелисин — младшая дочь из Дома Паранов

Геборик Лёгкая Рука — ссыльный историк и бывший жрец Фэнера

Бодэн — спутник Фелисин и Геборика

Скрипач — Девятый взвод, «Мостожоги»

Крокус — гость из Даруджистана

Апсалар — Девятый взвод, «Мостожоги»

Калам — капрал Девятого взвода, «Мостожоги»

Дукер — императорский историк

Кальп — кадровый маг, Седьмая армия

Маллик Рэл — главный советник Первого Кулака Семи Городов

Саварк — начальник охраны на отатараловых рудниках в Черепке

Пелла — солдат, расквартированный в Черепке

Пормкваль — Первый Кулак Семи Городов, ставка в Арэне

Блистиг — командир Арэнского гарнизона

Шик — Глава Когтей

Сон — капитан сиалкских морпехов

Ченнед — капитан в Седьмой армии

Сульмар — капитан в Седьмой армии

Лист — капрал в Седьмой армии

Глазок — сапёр

Спрут — сапёр

Геслер — капрал береговой охраны

Ураган — солдат береговой охраны

Истин — новобранец в береговой охране

Прищур — лучник

Жемчуг — Коготь

Капитан Кенеб — беженец

Сэльва — жена Кенеба

Минала — сестра Сэльвы

Кесен — старший сын Кенеба и Сэльвы

Ванеб — младший сын Кенеба и Сэльвы

Капитан — владелец и командир торгового корабля «Затычка»

Кривой — виканский пастуший пёс

Таракан — хэнская комнатная собачка

Виканцы

Колтейн — Кулак, Седьмая армия

Темул — молодой копейщик

Сормо И’нат — колдун

Нихил — колдун

Бездна — колдунья

Бальт — опытный полководец и дядя Колтейна

Красные Клинки

Барья Сэтрал (Досин-Пали)

Мескер Сэтрал — его брат (Досин-Пали)

Тин Баральта (Эрлитан)

Аральт Арпат (Эрлитан)

Лостара Йил (Эрлитан)

Аристократы в Собачьей цепи (малазанцы)

Нэттпара

Ленестро

Пуллик Алар

Тамлит

Последователи Апокалипсиса

Ша’ик — предводительница восстания

Леоман — капитан Апокалипсиса в Рараку

Тоблакай — телохранитель и воин Апокалипсиса в Рараку

Фебрил — маг и первый советник Ша’ик

Корболо Дом — Кулак-предатель, полководец армии оданов

Камист Релой — Высший маг в армии оданов

Л’орик — маг Апокалипсиса в Рараку

Бидитал — маг Апокалипсиса в Рараку

Мебра — шпион в Эрлитане

Другие

Салк Элан — путешественник в море

Шан — Гончая Тени

Зубец — Пёс Тени

Бельмо — Гончая Тени

Бэран — Пёс Тени

Крест — Пёс Тени

Моби — фамилиар

Хентос Ильм — заклинательница костей т’лан имассов

Легана Брид — т’лан имасс

Олар Этил — заклинательница костей т’лан имассов

Кимлок — таннойский духовидец

Бенет — вор в законе

Ирп — маленький прислужник

Радд — ещё один маленький прислужник

Апт — демоница-аптори

Панек — ребёнок

Карполан Демесанд — торговец

Була — хозяйка таверны

Котильон — бог, Покровитель убийц

Престол Тени — владыка Высокого дома Тени

Реллок — слуга

Врата Мёртвого дома

Пролог

Что видишь ты на потемневшем горизонте,

Но всё ж не в силах

Заслонить рукой?

Ток Младший. «Мостожоги»

1163-й год Сна Огни

Девятый год правления императрицы Ласиин

Год Отбраковки

Волоча ноги, он вошёл в Круг Правосудия с аллеи Душ — будто уродливое облако из мух. Кипучие сонмы насекомых с бессмысленной настойчивостью ползали по телу; иногда они отваливались чёрными блестящими комьями и разбивались о булыжники мостовой, разлетались обезумевшими роями.

Час Жажды близился к концу, и жрец шёл, пошатываясь, — слепой, глухой и безмолвный. В этот день служитель Худа, Владыки Смерти, почтил своего бога и присоединился к другим братьям, чтобы раздевать мертвецов и смазывать себя кровью казнённых убийц — той кровью, что хранилась в громадных амфорах, стоявших вдоль стен в нефе храма. Затем торжественная процессия жрецов двинулась по улицам Унты, чтобы приветствовать посланников своего бога и присоединиться к пляске смерти, которой был отмечен последний день Поры Гниения.

Стражники, стоявшие по периметру Круга, посторонились, давая жрецу пройти, а потом ещё больше разошлись, пропуская жужжащее живое облако, что летело за ним. Небо над Унтой по-прежнему казалось скорее серым, чем голубым, потому что мухи, влетевшие на рассвете в столицу Малазанской империи, поднялись в воздух и медленно двинулись над заливом в сторону солёных болот и подтопленных островков за рифом. Мор пришел вместе с Порой Гниения, а сама Пора являлась неслыханно часто — она приходила уже трижды за последние десять лет.

Воздух в Круге всё ещё гудел и переливался, словно в нём висела взвесь из крупного песка. Где-то на соседней улице скулила собака — будто была при смерти, а рядом с центральным фонтаном на площади лежал полумёртвый мул и слабо перебирал ногами. Мухи пробрались в несчастное животное через все отверстия, и теперь его раздуло от газов. Мул, упрямый, как и вся его порода, умирал уже около часа. Когда жрец слепо прошаркал мимо него, мухи взлетели с мула и влились в окутывающее человека облако.

Фелисин было совершенно ясно, что жрец Худа ковыляет прямо к ней. Он смотрел на мир тысячью крошечных глаз, но девушке казалось, будто все они устремлены на неё. Даже нараставший ужас не мог сорвать покров оцепенения, которым было окутано её сознание; Фелисин знала, что ужас поднимается внутри, но это знание было больше похоже на воспоминание о страхе, чем на живой и настоящий испуг.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.