Ржавчина. Пыль дорог

Кузьменко Екатерина Сергеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ржавчина. Пыль дорог (Кузьменко Екатерина)* * *

Тем, без кого эта книга просто не появилась бы на свет:

Марине Тураевой (Торманну де Фоксу), впервые увидевшей во сне мир Ржавчины,

Ирине Соколовой (Морихэл), первой читавшей все черновики, электронные и бумажные, и вместе со мной бродившей по дорогам этого мира,

моей маме – за безоглядную веру в меня,

Олесе Ярошко (Кайнэ) – за готовность бесконечно обсуждать свои и чужие истории,

Надиру Алиеву – за своевременные технические придирки,

Кире Можайской (Мыслящей Ртути) – за разговор об именах, сказках и символах,

Владу Гурееву (Аи Эмерсон) – за умение слушать,

Анне Мироновой (Кайсе), Алине Маргутовой (Алиньо),

Eilien li Rea, Гадкому котичку, adept-13 и всем, кто терпеливо ждал финала.

А еще – Ольге Волоцкой (Джему), а также Сергею Маврину и его группе. Потому что без их творчества история получилась бы совсем другой.

Песня о беглецах, которые никогда не возвращаются – «Runaway Train» группы «Soul Asylum».

Мы приходили странными путями…

ДжемЧужак Пролог

Эй, парень, ты уверен, что тебе сюда? – окликнул меня водитель автобуса. Что ж, я его понимаю. Затерянный в глуши городок, вечер, единственный пассажир, к тому же – подросток.

Подхватываю рюкзак, спрыгиваю на асфальт.

– Уверен.

– У тебя здесь родственники? – взрослые всегда ищут простые объяснения.

– Родственники, – успокаиваю я водилу. Тот прищуривается.

– Что-то не похож ты на местных.

Дальние родственники, – или он сейчас прекратит расспросы, или мне придется хамить. Однако водитель отвалил.

А я двинул через пустырь к виднеющимся впереди панельным домам. Мотор за спиной коротко взрыкнул, показывая, что связь с внешним миром на сегодня прервалась.

Повезло еще, что водитель не из местных, – в таких городках, как правило, жители знают не только друг друга, но и всю родню до седьмого колена. Если жить тут постоянно, впору свихнуться или запить. Но постоянно мне и не надо. Всего-то немного подзаработать, отдохнуть и отправиться дальше. Да, я знаю, что в крупных городах легче найти работу или затеряться. Возможно, однажды я так и сделаю. Но, если тебя все-таки выцепит миграционная служба, то останется только паковать вещички и ждать, когда отправят по месту жительства. Но мне туда уже три года не надо. А вообще принцип «самое темное место – под фонарем» я люблю.

Маршрут я выбирал просто – нашел на карте ближайший к основной трассе населенный пункт. Хотелось бы, конечно, устроиться на работу поближе, но ни на заправках, ни в мотелях рабочих мест не было. А деньги кончались. Ну и вот. Здравствуй, славный город Эйслет. Уж какой по счету в моей шестнадцатилетней жизни.

Бар был оборудован в полуподвале. Или не бар… В общем, забегаловка. Она же, как показывает опыт, клуб для обсуждения местных новостей.

Тесное помещение за годы его существования прокурили насквозь – не только топор, весь набор инструментов можно развесить. В углу бормотал телевизор. Публика – в основном мужчины в возрасте от тридцати пяти до пятидесяти. Молодежь, похоже, стремится отсюда уехать. Да и война когда-то изрядно проредила мужскую часть населения.

Я прошел сквозь клубы табачного дыма к стойке. Немолодой крепкий мужик протирал стаканы.

– Здравствуйте. Вы хозяин? – Чужаков обычно не любят, но если ты чужак, лучше не пытайся сойти за своего.

– Ну я.

– Вам нужен официант? Или уборщик?

– Подсобный рабочий нужен. Помочь, подать, принести, починить. Вот только потянешь? – засомневался мужчина.

Они все так смотрели – оценивающе, с прищуром: потянет ли этот тощий парень? Сможет таскать мешки, грузить коробки, разгребать мусор? Не сопрет ли чего, если выпадет шальной шанс? Может, ему сразу – по шее и за порог?

– Потяну, – пахать придется много, но это ничего. – А деньги?

– Я через час заведение закрываю, вот тогда и поговорим. Посиди пока.

…Хозяина звали Лори. После закрытия бара мы с ним договорились об оплате. Если коротко – я ношусь у него на подхвате, по истечении трех месяцев мне платят. При этом кормят и позволяют жить в подсобке. Обе стороны закрывают глаза на возраст работника. Все. Конечно, любой юрист при виде такого заключения договора удавился бы на собственном галстуке: никаких бумаг, просто потрепались с часик, и все, приступай к работе. Когда-то я решил поинтересоваться, как устраиваются подработать нормальные люди. Что называется, на поржать. Согласиться на работу подросток может только в присутствии родителей, а владелец заведения, где кормят или наливают, должен у работника еще и справку о здоровье спросить. В общем, юридический роман с прологом и эпилогом. Гарантий, что мне действительно заплатят, а не вышибут по истечении срока, правда, нет. Но я тоже не первый год на улице, чую, когда у человека никаких задних мыслей нет, а когда лучше сразу ноги делать.

– Пошли, покажу, где жить будешь.

Обещанная жилплощадь оказалась пустующей кладовкой, правда, довольно просторной. Ладно. На мешках с барахлом на складе мне спать тоже доводилось. И на заднем сиденье остова легковушки, брошенного у дороги.

– Квартира моя выше. Перетащишь раскладушку – и живи. Домой не пущу, уж извиняй – дочери подрастают. Следующая дверь – душевая для персонала. Завтра за час до открытия чтоб был на рабочем месте. Называть тебя как, если окликать придется?

– Дэй.

– Разве такое имя есть?

Боги, папаша, а вам-то не наплевать? Запоминается хорошо, никаких дурацких сокращений к нему не выдумаешь.

– Раз меня так зовут, значит, есть.

– Ну, дело твое. Дверь я закрываю.

Первым делом я не с раскладушкой начал возиться, а полез под душ. Тот, кому приходилось по несколько дней находиться в дороге, меня поймет.

В треснутом зеркале на стене мелькнуло мое отражение. У меня лицо чужака, я говорил? У большей части населения Центральных регионов глаза серые или голубые, а волосы темно-русые. Поэтому мою смуглую физиономию в обрамлении длинных черных хайров видно за километр. Ах да, светло-карие глаза по контрасту со всем этим богатством кажутся почти желтыми, что превращает меня в воплощенную мечту любого патруля.

Отрубился я в ту ночь почти сразу же – сказалась усталость. А утро началось со звона посуды. Встал я, как мы и договаривались, за час до открытия. За это время надо было успеть расставить поднятые вечером стулья, принять кое-что из продуктов у владельца местного магазинчика и починить дверцу кухонного шкафа. Успел.

Ничего, видали мы работу и похуже. Машины, например, мыть. В данном случае необходимость впахивать с утра пораньше компенсировалась тем, что в будние дни посетители подтягивались ближе к полудню. С самого утра могли забрести только неработающие старики.

Скучно? Нет, скучно мне никогда не бывает. Я видел, наверное, больше городов, чем любой другой парень моих лет. Ради этого можно и потерпеть временные неудобства…

Никто не знал, откуда этого парня принесло в город. Нелюдимый и молчаливый, он не сошелся близко ни с кем из здешних жителей. Впрочем, с ним тоже не стремились заводить знакомство. И что за нелегкая потащила его в дорогу? Хотя тяжело, наверное, усидеть на месте, когда у тебя такие глаза…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.