Русские и японцы на Сахалине

Буссе Николай Васильевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дневникъ: 10-ое февраля — 11-ое мая 1854 г.

ОТЪ РЕДАКЦІИ

Въ прошедшемъ 1871-мъ году, въ трехъ послднихъ книгахъ нашего журнала [10] была помщена часть дневника Н. В. Буссе, гд имъ описана первая попытка русскихъ, въ сентябр 1853 года, утвердиться прочно на остров Сахалин, который съ половины прошедшаго столтія не разъ посщался русскими мореходами, а въ начал ныншняго сдлался предметомъ непріязненныхъ отношеній къ Японіи; японцы успли завести на остров богатыя рыбныя факторіи, гд и производили работы почти даровою силою, а именно, руками полудикихъ туземцевъ, аиновъ. Мы цнили эти записки какъ потому, что он были ведены лицомъ, занимавшимъ видное мсто въ самой экспедиціи, такъ и потому, что самое предпріятіе, теперь почти забытое, было собственно замчательнымъ подвигомъ, достойнымъ памяти: для занятія Сахалина была отправлена горсть людей, состоявшая изъ 70-ти человкъ при двухъ офицерахъ:- Н. В. Буссе, какъ старшій офицеръ, командовалъ отрядомъ, Н. В. Рудановскій завдывалъ ученою частью экспедиціи. И эта горсть людей, отрзанная отъ своихъ до 29-го апрля 1854 года, въ теченіи 7-ми мсяцевъ, держалась бокъ-объ-бокъ съ милліоннымъ населеніемъ японской имперіи. Независимо отъ всего этого, мы публиковали дневникъ Буссе также и потому, что въ наше время Сахалинъ обратилъ на себя вниманіе, какъ мсто, гд предназначается устроить боле раціонально каторжныя работы, а потому описаніе острова, сдланное русскимъ офицеромъ и въ недавнее время, появилось бы весьма кстати и представляло почти современный интересъ: намъ слишкомъ часто приходится даже и по своимъ длахъ наводить справки въ иностранной литератур, а потому нельзя было пренебрегать наблюденіями соотечественника, которыя посл его смерти сохранились въ его семейств.

Между тмъ, напечатанная нами часть дневника покойнаго Буссе вызвала возраженія такого свойства, которое не иметъ ничего общаго съ тмъ общественнымъ интересомъ, ради котораго мы публиковали дневникъ. Возражалъ Г. И. Невельской; онъ имлъ главное начальство надъ сахалинской экспедиціей, сопровождалъ въ половин сентября 1853 г. изъ Петровскаго нашъ дессантъ, указалъ мсто на остров, гд дессантъ долженъ былъ укрпиться на зиму, и возвратился въ себ въ Петровское въ конц сентября. Другое возраженіе доставилъ Н. Б. Рудановскій, прошедшій осень, зиму и весну вмст съ г. Буссе въ новомъ Муравьевскомъ пост — такъ названо было первое наше укрпленіе на Сахалин въ честь ген. — губ. Восточной Сибири Муравьева-Амурскаго; оно находилось на берегу залива Анивы, въ самомъ японскомъ селеніи. Оба возражегія напечатаны нами (см. выше: августъ, стр. 907); въ дневник Буссе выражались его личныя мннія о своихъ сотрудникахъ; теперь и сотрудники высказали свое личное мнніе о Буссе, а потому все это дло мы должны считать поконченнымъ. Но для исторіи самой экспедиціи изъ этого личнаго дла является еще новая черта: мы видимъ теперь, что, кром множества затрудненій вншнихъ и матеріальныхъ, сахалинская экспедиція страдала внутреннимъ несогласіемъ, столь сильнымъ, что и теперь, спустя почти 20 лтъ, его эхо довольно громко разразилось между нами. Кром того, оказывается изъ возраженій Невельского, что такой важный, отвтственный постъ, какъ постъ начальника команды, на котораго возложено было притомъ дло государственной важности, г. Невельской — по собственному его сознанію — вручилъ г-ну Буссе «единственно потому, что не было тогда въ экспедиціи другого свободнаго офицера». Какъ бы ни было все это мало лестно для Буссе, но нельзя оправдать и назначавшаго, который теперь сознается, какими отрицательными мотивами руководился онъ въ своемъ выбор лица. Мы думаемъ, что это самообвиненіе сдлано г-номъ Невельскимъ a posteriori, и едва ли онъ ршился бы поставить на такой важный постъ лицо, которому онъ не доврялъ и которое — не уважалъ, а назначилъ только потому, что не было «другого свободнаго офицера», сознавая при этомъ, что назначенное имъ лицо ни къ чему неспособно. Защищая г-на Невельского отъ самого его, мы сошлемся на отзывы Буссе о г-н Невельскомъ: онъ, несмотря на то, что расходился съ нимъ въ томъ или другомъ мнніи, постоянно называетъ его «человкомъ благородныхъ чувствъ, дятельнаго и энергическаго характера». Назначеніе на важный постъ лица, завдомо неспособнаго и недостойнаго, не могло бы быть оправдано ничмъ. Мы думаемъ вообще, что весь этотъ споръ по поводу дневника Буссе возникъ отъ непривычки у насъ публично обсуждать дйствія лицъ, поставленныхъ въ оффиціальное положеніе; даже наши почтенные моряки, имвшіе боле насъ случай знакомиться съ обычаями и нравами прессы другихъ странъ, раздляютъ однако общую всмъ намъ чувствительность, когда о нашей оффиціальной дятельности говорятъ публично. И эта болзненная боязнь печатнаго слова встрчается у насъ на каждомъ шагу: на печатное слово смотрятъ какъ на опасный бичъ, который для безопасности и слдуетъ держать постоянно въ футляр и подъ замкомъ, какъ въ средніе вка не знали противъ зла, называемаго огнемъ, другого средства, какъ извстное ouvre-feu, и посл заката солнца запрещалось строжайше держать огонь.

Но кром изданной уже нами части дневника Буссе, породившей вышеупомянутыя пренія, сохранилось еще нсколько тетрадей, которыя теперь приведены въ порядокъ и почеркъ ихъ разобранъ. Эти тетради оставляютъ, по нашему мннію, весьма важный интересъ въ политическомъ отношеніи. Въ первой части, обнимающей осень и зиму на Сахалин съ 1853-го на 1854-й годъ, автору приходилось описывать работы своей команды и отношенія русскихъ къ однимъ туземцамъ, такъ какъ японцы большею частью удалились. Но весною 1854-го года долженъ былъ ршиться вопросъ: кто поспетъ раньше на Сахалинъ — японцы ли съ Мацмая, или русскіе съ материка? Вь первомъ случа положеніе дессанта въ 70 человкъ, изъ которыхъ боле сорока заболло цингою, было бы крайне затруднительно; а именно это и случилось. Вотъ потому въ новой части дневника мы видимъ въ первый разъ русскихъ и японцевъ (не рыбаковъ, а военныхъ) лицомъ къ лицу. Неизвстно, чмъ-бы кончилась эта драма, если бы наша Восточная война съ Франціею и Англіею не измнила ходъ дла и не вынудила бы насъ свезти дессантъ съ Сахалина на материкъ. Къ сожалнію, дневникъ Буссе обрывается на 19-мъ мая, когда ожидали прибытія гр. Путятина изъ Японіи, чтобы окончательно ршить вопросъ о судьб нашего занятія Сахалина. Какъ извстно, мы оставили Сахалинъ и дессанть возвратили на материкъ; степень затаенной вражды къ намъ японцевъ обнаружилась тогда въ томъ, что они немедленно сожгли вс наши постройки, еще въ виду удалявшагося гарнизона нашей крепостцы. Дальнйшее наше упорство могло бы послужить для Франціи и Англіи поводомъ къ занятію Сахалина, чего не случилось именно благодаря благоразумію военнаго совта на Сахалин подъ предсдательствомъ прибывшаго туда К. Н. Поссьета, изъ эскадры гр. Путятина.

Только около половины апрля начали появляться на Сахалин японскіе офицеры съ вооруженными солдатами; а до того времени авторъ проводилъ конецъ зимы въ экскурсіяхъ по острову. Описаніемъ одной изъ этихъ экскурсій начинаются послднія тетради дневника Буссе; эта экскурсія была предпринята 8-го февраля 1854-го года.

I

10-го февраля. — Третьяго дня, въ 6-ть часовъ утра, я похалъ въ Туотогу, находящуюся отъ нашего поста (Муравьевскаго) верстахъ въ 25-ти. Я отдлилъ отъ рабочихъ собакъ семь лучшихъ для легковой зды. Изъ нихъ 6-ть собакъ запрягли въ мою нарту, а одну отдали аину (туземцу), который провожалъ меня и везъ урядника Томскаго, назначеннаго мною сопровождать меня. Они выхали на 10-ти собакахъ. Я взялъ съ собою провизіи на двое сутокъ, такъ что почти все уложилось въ мой погребецъ. Какъ жаль, что мн не удалось вывезти изъ Петербурга погребецъ, подаренный мн Карломъ. Я хоть не видалъ его, но увренъ, что онъ устроенъ съ большими удобствами. Духовая подушка, подаренная мн Иваномъ Богдановичемъ (?) сопровождаетъ меня во всхъ моихъ путешествіяхъ. Этотъ разъ, въ отношеніи скорости зды, моя поздка была очень удачна. Я понесся съ необычайною быстротою, такъ что, пріхавъ въ селеніе Сусую, находящееся отъ насъ верстахъ въ 10-ти, я остановился, привязалъ собакъ и зашелъ въ юрту дожидаться отставшихъ отъ меня проводниковъ. Отдохнувшія собаки мои прекрасно везутъ, и я надюсь боле не отставать отъ аиновъ. Отъ селенія Сусуи дорога идетъ по замерзшему заливу. Подъхавъ къ устью рки, я увидлъ множество аиновъ, ловящихъ камбалу. Я остановился посмотрть. Для ловли этой прорубаются небольшія проруби въ томъ мст, гд рка, вливаясь въ заливъ, иметъ отмели. Ловецъ иметъ свою особенную прорубь и палку, у которой въ одинъ конецъ вбиты два гвоздя, въ расходящемся направленіи. Эту палку онъ опускаетъ въ прорубь и, закрывшись отъ свта ивовыми втками, пристально смотритъ въ воду. Скоро глазъ, привыкнувъ въ темнот, различаетъ ясно плавающихъ рыбъ; когда широкая и плоская камбала подойдетъ подъ прорубь, ловецъ пронзаетъ ее гвоздями, придавливая къ дну рки. Расходящіеся гвозди крпко удерживаютъ рыбу въ то время, когда ее вытаскиваютъ на ледъ. Въ настоящее время все населеніе Анивы питается камбалою, добываемою на Сусу. Прохавъ дале версты дв, я выхалъ на берегъ, потому что заливъ отъ Сусуи до мыса Крильона не покрывается льдомъ. Берегъ отъ рки Сусуи до Туотоги низкій и покрытъ небольшимъ лсомъ; низкій берегъ продолжается и дале Туотоги, не знаю только до которыхъ мстъ. Пріхавъ въ селеніе Туотогу, я остановился въ юрт проводника моего, называющагося джанчиномъ Туотоги.

Селеніе это, какъ я увидлъ, состоитъ изъ трехъ юртъ. Юрта моего проводника принадлежитъ къ числу самыхъ небольшихъ и потому наиболе удобныхъ, потому что маленькія юрты всегда мене дымны. зда на собакахъ прекрасно возбуждаетъ аппетитъ, и потому я тотчасъ же по прізд веллъ сготовить на скорую руку мой дорожный обдъ — кусокъ оленины, рисъ и чай. Кончивъ обдъ, я пошелъ, въ сопровожденіи казака Томскаго и хозяина аина, осматривать рку Туотогу. Дойдя по берегу залива до устья рки, мы надли лыжи. Я довольно хорошо научился ходить на лыжахъ. Рка была покрыта льдомъ до самаго устья, но заливъ былъ чистъ отъ льда. Одинъ аинъ пріхалъ на лодк изъ селенія Мауки на Татарскомъ берегу, вокругъ мыса Крильона до самой рки Сиретоки. Это пространство всегда чисто, рдко только отдльныя льдины приносятся къ нему на короткое время. Поэтому судно, въ особенности паровое, зимуя въ Маук или Тахмак, можетъ имть круглый годъ открытую навигацію. — Мы пошли вверхъ по рк. Я имлъ съ собою карманный компасъ, съ помощью котораго и обозначалъ направленіе теченія. Мы поднялись верстъ 6-ть по рк, когда солнце уже стало низко опускаться. Мы пошли обратно въ селеніе, но уже не по рк, а по кратчайшему пути, черезъ лсъ. Рка Туотога иметъ въ усть саженъ до 70-ти ширины, но скоро она съуживается и на протяженіи, которое я прошелъ, ширину ея можно положить въ разныхъ мстахъ отъ 15 до 30 саженъ. По словамъ аина, глубина фарватера моря при усть рки до 4-хъ саженъ (ручныхъ), устье рки 3 сажени, выше — отъ 2-хъ до 3-хъ саж. Итакъ, рка эта вполн удобна для судоходства судовъ малаго ранга. Японскія джонки ходятъ въ рку для ловли рыбы. Но къ сожалнію теченіе рки очень извилисто. Правда, что это неудобство уменьшается тмъ, что сильныхъ втровъ почти никогда не бываетъ въ этой части острова, что видно по прямизн деревьевъ, верхушки которыхъ даже при усть рки нисколько не склонились, какъ это бываетъ на деревьяхъ, растущихъ по берегамъ моря въ тхъ мстахъ, гд господствуютъ сильные втры. Наши охотники, жившіе полтора мсяца на Туотог, сказывали, что у нихъ почти не было втряной погоды, между тмъ какъ у насъ, въ Томари, не проходило трехъ дней безъ втру. Берега Туотоги не высоки и покрыты хорошимъ лсомъ (кром устья). Дубъ, береза, кедръ, ель и пихта составляютъ главнйшіе роды его. На одномъ мысу, образуемомъ колномъ рки, а видлъ сплошную рощу дуба, но нельзя сказать, чтобы ростъ его былъ хорошъ. Хребетъ горъ, тянущійся нсколько верстъ, вдоль берега Анивы отъ мыса Крильона, поворачиваетъ, не доходя до рки Туотоги, во внутрь острова, куда онъ тянется сопровождая Туотогу, то приближаясь къ ней версты на три, то опять отходя. Во время осмотра рки, мн удалось съ одного мста ея ясно усмотрть, что хребетъ этотъ очень близко подходитъ къ хребту, тянущемуся по лвому берегу рки Сусуи, отъ устья ея съ берега залива, точно такъ же какъ и горы западнаго берега Анивы и р. Туотоги, такъ что дв эти рки, находясь въ равнин между двумя хребтами, какъ я сказалъ, близко сходящимися, должны непремнно, тоже въ одномъ мст, течь въ очень близкомъ разстояніи другъ отъ друга. На разспросы мои у аина, онъ подтвердилъ мое убжденіе, сказавъ, что у ближайшаго селенія есть короткій перевозъ по Сусую. Во время ходьбы нашей по Туотог, разгоряченные уже сильно нагрвающимъ солнцемъ и скоростью ходьбы, мы почувствовали вс трое большую жажду. Аинъ намъ сказалъ, что близко находится ручей, впадающій въ рку, вода котораго считается японцами цлительною. Придя къ этому ручью, мы напились изъ него. Не знаю, цлительна ли вода, но очень хороша на вкусъ, и чиста. Мы воротились въ юрту порядочно усталые. Аинъ намъ все повторялъ: русскій много ходитъ! Вообще, любящіе покой аины очень удивляются нашимъ обычаямъ и образу жизни. Поздки въ дурную погоду, по дурнымъ дорогамъ большими разстояніями, безъ отдыховъ, во время осмотра страны, всегда казались имъ удивительными. Напившись чаю съ невыразимымъ удовольствіемъ, я началъ свои наблюденія надъ собравшимся обществомъ аиновъ. Хозяинъ юрты — трудолюбивый аинъ (значитъ рдкій); жена его, молодая женщина довольно пріятнаго вида и очень веселаго нрава. Познакомившись хорошо съ казакомъ Томскимъ, она шутила съ нимъ и много смялась, когда онъ, отвчая ей, длалъ ошибки въ словахъ. Въ этой же юрт живетъ старуха, должно быть мать жены хозяина, или его самого. Анны почему-то не объясняютъ охотно родство свое и потому имъ нельзя въ этомъ врить. Впрочемъ, и во всемъ они безсовстно лгутъ. Старуха очень уродлива, въ особенности отвисшія толстыя губы, намазанныя синею краскою, даютъ ей страшное и отвратительное выраженіе. Я недавно узналъ, какъ аинки даютъ губамъ своимъ синій цвтъ. Он надрзаютъ ихъ ножемъ во многихъ мстахъ, а потомъ натираютъ углемъ или сажею. Кожа принимаетъ тотчасъ синій цвтъ. Когда помазаны собственно одн только губы, то это еще не такъ гадко, но большею частью и часть лицевой кожи, окружающей губы, тоже окрашена, и очень неровно и неправильно. Старуха эта удивила меня стоическимъ молчаніемъ и неподвижностью, и что удивительно, что при отсутствіи всякаго движенія она могла почти все время сть. Это есть общая привычка аиновъ, — они вдругъ не дятъ много, но почти каждый часъ возобновляютъ ду. При способ ихъ жизни, т.-е. бездйствіи, подобная привычка есть необходимость имть какое-нибудь занятіе, оттого и безпрерывное куреніе табаку такъ распространено между ними.

10

См. выше: 1871 г., окт. 782; ноябр. 161; дек. 648 стр.: «Островъ Сахалинъ и экспедиція 1853 года».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.