Годы испытаний. Книга 1

Гончаренко Геннадий Иванович

Размер шрифта
A+   A-
Читать

ГОДЫ ИСПЫТАНИЙ

РОМАН В 2-Х КНИГАХ

Художник К. Кащеев

Издательство «Молодая гвардия» 1961

Содержание

Часть первая. Армейские будни

Часть вторая. Так началась война

Часть третья. Испытание огнем

Книга первая

ЧЕСТЬ

«Больше крови в ученье, меньше крови в бою».

А.СУВОРОВ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

АРМЕЙСКИЕ БУДНИ

Глава первая

1

Лейтенант Миронов отстал от поезда и опоздал в часть. Начальник штаба майор Чепрак запальчиво отчитал его и направил к командиру полка.

- У него так просто не отделаетесь! Он разгильдяев не терпит!…

Миронов стоял навытяжку, потупив взгляд. Он дважды робко порывался оправдываться, но майор резко обрывал его. Мелькнула мысль: «Он даже не желает выслушать, почему со мной случилось такое. Ведь не умышленно же я!» А потом вдруг, кончив распекать, к удивлению Миронова, Чепрак приветливо проводил его до двери кабинета командира полка и, глядя как-то встревоженно и жалостливо, посоветовал:

- Вы, лейтенант, не вздумайте перед ним оправдываться. Ух, как он не любит этого!…

Это напутствие еще больше расстроило Миронова, и он переступил порог кабинета с таким чувством, будто впервые прыгнул с парашютом.

Миронов попал в просторную светлую комнату. За письменным столом сидел подполковник - коренастый, крепко сбитый, широкоскулый, с суровым лицом. Его пронизывающие глаза остановились на вошедшем.

- Товарищ подполковник, лейтенант Миронов прибыл в ваше распоряжение для прохождения дальнейшей службы, - голос лейтенанта дрогнул.

Зазвенел телефон. Подполковник взял трубку:

- Канашов.

Пока в трубке раздавался чей-то гудящий голос, лейтенант осматривал кабинет. К письменному столу приставлен второй - продолговатый; на нем разостлана свисавшая до полу топографическая карта, разбросаны цветные карандаши. Около стола несколько стульев. На окнах тяжелые коричневые портьеры. Справа, на стене, - карта Советского Союза. Слева - портрет Владимира Ильича в рабочем кабинете в Кремле. От двери к столу - ковровая дорожка.

У большого книжного шкафа стояла девушка. «Мне вот попало сейчас, и тебе попадет», - сказала она глазами. В простеньком полотняном платьице, в белых спортивных тапочках на стройных ногах, она, была совсем неожиданна в этом служебном кабинете. Миронов смущенно взглянул на нее. Грудь ее вздымалась, глаза были красными. Высокий лоб и пытливый взгляд, как у Канашова. «Плакала недавно», - догадался Миронов. На правой щеке девушки черная точка - родинка. Она еще резче подчеркивала свежесть лица. Недовольно взглянув на лейтенанта - видно, он помешал разговору, - девушка стройной походкой вышла из кабинета.

Твердый голос подполковника привлек внимание Миронова.

- Категорически запрещаю, капитан Горобец, заниматься другими делами. Понимаете, за-пре-щаю! Надо уметь дорожить честью, оказанной нашему полку командующим…

Резко положив трубку, подполковник встал.

- Вы недавно из училища, лейтенант?
- пробегая глазами предписание, спросил командир полка и оглядел кареглазого лейтенанта, подтянутого, в новеньком, ладно подогнанном обмундировании, затянутого в хрустящее, пахнущее новой кожей снаряжение.

- Так точно, товарищ подполковник.

- У вас, товарищ Миронов, свежие знания. Мы вправе ожидать от вас многого. Полку поручено готовить ответственные показные учения для командиров батальонов округа… - И, помолчав, сказал: - Значит, вы пулеметчик…

- Так точно, товарищ подполковник.

- Завтра примете подразделение.

Телефонный звонок опять прервал разговор.

- Здравствуйте, товарищ полковник. Да, да. У Горобца только что был. Что?
- Темные широкие брови подполковника поползли кверху.
- Опять холостые выстрелы и сплошное ура?… Это, конечно, безопасно, но, товарищ полковник, я не согласен… Одно из двух: или мы готовим учение, приближенное к боевой обстановке, или собираемся устраивать традиционный тактический парад! Командующий, как я понял, ждет от нас учения в сложных условиях, отвечающих требованиям современной войны. Вот я и использовал одну треть боеприпасов, отпущенных на генеральную репетицию. Обстрелянные солдаты уверенней действовать будут.
- И неохотно добавил: - К вам? Зайду.
- И, положив трубку, остро глянул на Миронова.

У лейтенанта перехватило дыхание. «Вот сейчас спросит, почему опоздал… И чего он тянет?»

- Вы женаты?

Вопрос застал Миронова врасплох.

- Нет, товарищ подполковник.

- Хорошо… Зайдите к начальнику КЭЧ *, получите комнату на двоих. Вы, кажется, с Жигуленко из одного училища?
- И, закурив, как бы между прочим спросил: - Как стреляете из пистолета?

Миронов дважды стрелял в училище. Результаты были средние. Об этом он доложил подполковнику, и тот приказал:

- Получите сегодня же пистолет, отстреляете в полковом тире и доложите о результатах.

Потом посмотрел пытливо:

- Вы прибыли в полк с опозданием, товарищ лейтенант. Молодой командир не должен так начинать службу. Для вас, для молодежи, должна быть девизом русская народная пословица: «Береги честь смолоду».

Спокойные слова подполковника ударили обухом, заставили насторожиться: «Сейчас посадит под арест».

- Вы свободны, лейтенант. Идите.

Миронов не помнил, как вышел от командира полка. И пришел в себя, только встретив по дороге Жигуленко.

- Ты куда запропал?
- спросил растерянно Миронов,

- А я встретил по пути начальника штаба. Он о тебе беспокоится. Говорит: командир полка второй день не в духе. Как бы ты не попал под горячую руку. И зачем ты связался, Саша, с этим делом? Опоздал… Милиция должна была разыскивать мать потерявшихся детей… Ты был у командира полка?

- Только от него.

Жигуленко, прищурившись, поглядел вдаль.

- Арестом или строгачом отделался?

- Ни того, ни другого.

- Брось ты!… Скрываешь?… Дело твое. К начальнику штаба зайди. Волнуется за тебя человек.

- Зайду. Пистолет получу и зайду.

Жигуленко, прищурившись, поглядел на товарища.

- Зачем?

- Командир полка приказал отстрелять в полковом тире и доложить результаты… И, знаешь, комнату нам выделил. Будем жить вместе.

2

Жигуленко вернулся к вечеру расстроенный и усталый.

- Представился?

- Да… Тебе, Саша, повезло, быстро отделался. Что творилось у Канашова! Полно командиров. И все со срочными бумагами. Я насилу протиснулся в кабинет. Выслушал он меня без всякого удовольствия. Нам повезло с комнатой: накануне нашего приезда один младший лейтенант уволился в запас по болезни. У меня, знаешь, такое впечатление: Канашов хитрый мужик. Себе на уме.

Миронов не согласился и постарался изменить разговор.

- Знаешь, Женя, у него в кабинете, когда я представлялся, наверное, дочь была.

- Красивая?

- Да-а, интересная…

Жигуленко вынул из нагрудного кармана фотографию красивой девушки с пышной короной светлых волос.

- Хороша?… Балерина… Миронов взглянул мельком.

- Хороша, но дочь подполковника лучше.

- Брось выдумывать!

Саша молча подошел к окну. Мягко-оранжевая полоса заката бледнела, переходя в зеленоватый свет. Сгущались сумерки.

- Пойдем отстреляемся, - предложил Миронов.

- Пошли, снайпер, коль хочешь отличиться…

Когда Жигуленко первым, а Миронов следом вошли в кабинет командира полка, у него на столе горела настольная лампа с зеленым абажуром, а сам он неторопливо листал какой-то журнал. Подполковник заглядывал и в книгу, и оба лейтенанта с удивлением увидели немецко-русский словарь. А Канашов спросил:

- Вы какой язык изучали в училище?

- Немецкий, - разом ответили лейтенанты.

- Ну и как оценили ваши знания?

Жигуленко доложил не без гордости, что имел отличную оценку, а Миронов - хорошую.

- Что ж, похвально. Подойдите ко мне.
- И когда оба приблизились, протянул журнал.
- Это немецкий информационный бюллетень.
- Он полистал и сделал закладку.- Переведите это небольшое военное сообщение. Можете делать вместе. На той неделе на совещании командного состава полка мы вас заслушаем. Как стреляли?

Лейтенанты доложили. Миронов выбил шестнадцать очков, Жигуленко - восемнадцать. Канашов выслушал доклад спокойно, будто иных результатов и не ожидал.

- Плохо, - сказал он им.
- Ведь вы командиры… Даю вам месяц сроку. Тренируйтесь ежедневно.

3

Домой вернулись молча.

Жигуленко лег на койку, задумчиво глядя а потолок.

- Открой-ка, друг, окно. Как думаешь, зачем это Канашов нам статью дал? Проверяет?

- Может быть, - согласился Миронов.

- Сам, видать, в академии на заочном зубрит, вот и хочет всем показать: «Смотрите, какой я умный, передовой».

Наступило молчание. Оба лежа курили.

- А переводить все же придется. Нашел-таки работенку.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.