На холмах горячих

Кузнецов Иоаким Вячеславович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
На холмах горячих (Кузнецов Иоаким)

иж

W

ИСТОРИЧЕСКОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ О ГОРОДЕ ПЯТИГОРСКЕ

СТАВРОПОЛЬСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

1980

63.3 (с 163) К89

В историческом повествовании «На холмах горячих» автор, уже известный по ранее изданной книге «Крепость в степи», посвященной Ставрополю, ведет рассказ о зарождении в районе Пятигорья маленькой Константиногорской крепости, ставшей бастионом одной из малых вспомогательных линий укреплений на Северном Кавказе в конце XVIII века.

На основании глубокого изучения исторических и литературных источников автор воссоздает картины тех далеких времен: бескрайние степи предгорья, необжитая долина Подкумка, первые поселения— казачьи станицы и солдатские слободки. В ткань повествования автор органично вводит конкретные исторические лица того времени, большинство героев — подлинные участники событий двухсотлетней давности: А. В. Суворов, А. Нл Ермолов, Г. А. Емануель, П. С. Паллас, И. А. Гюльденштедт, П. С. и П. П. Чайковские, Иоганн и Иосиф Бернардацци, Ф. П. Конради, А. С. Пушкин и М. Ю. Лермонтов, Н. В. Майер и сосланные на Кавказ декабристы А. А. Бестужев, А. И. Одоевский, С. И. Кривцов, В. М. Голицын;. И. В. Кузнецов рассказывает о жизни и судьбах русских солдат и мастеровых, строивших и защищавших Пятигорск, о жителях этих мест — родственниках М. Ю. Лермонтова: Хастатовых и Шан-Гире-ях, его современниках Верзилиных, Мерлини и др. Автор освещает период от зарождения города-курорта до сороковых годов XIX века.

Кузнецов И. В.

К89 На холмах горячих. Историческое повествование о городе Пятигорске. Ставрополь, кн. изд-во, 1980.

264 с.

Автор повествует о зарождении на Пятигорье первых поселков, будущих городов Кавказских Минеральных Вод. Основная тема — возникновение и развитие города Пятигорска, период с 1780 по 1841 год.

ОТ АВТОРА

Все российские города на кавказской земле начинались с военного укрепления — редута или крепости. Возводились они на трактах, вдоль пограничных речек. Строились на единый лик: земляной вал, реже — каменная стена со сторожевой вышкой и короткоствольными пушчонками на бастионах, въездные ворота на крепком запоре, внутри казармы, склады, конюшни...

Около крепостцы лепились турлучные крытые камышом хатенки казачьей станицы и солдатской слободки. Посреди поселения — площадь для сбора и построения, а в торговые дни — для базара—«сатовки». На площади церковь и канцелярия станичного атамана; местная власть была с шашкой на боку, с нагайкой в руке и крестом на шее... Так выглядели Кизляр, Моздок, Ставрополь, Георгиевск, Екатеринодар. Росли они по-разному: одни быстро, как в сказке, другие — медленно и туго.

Пятигорск возник вдали от больших дорог, в захолустье, в сорока верстах от тракта, соединяющего Россию с Закавказьем. И рос потому долго и трудно, как золотушный ребенок: между первым поселением на Под-кумке, Константиногорской крепостью, и окружным городом лежит дистанция в пятьдесят лет...

Отыскать первоначальную точку отсчета появления на свет крохотной крепостцы на Северном Кавказе оказалось не простым делом. Минуло два века, сменилось несколько поколений людей, свидетелей нет. В архивах остались одни документы, но и они постарели, пожелтели, иссохли. Тронешь иной лист, а он рассыпет-ся—время делает свое дело. И все-таки документы показали, что начало Константиногорской крепости положил... Суворов. С этого мы и начнем...

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПО ЗАМЫСЛУ СУВОРОВА тугой узел противоречии

Шел 1780 год. По заснеженной дороге торопко мчалась на юг, в Астрахань, крытая черной кожей генеральская повозка. В углу ее, съежившись, сидел Суворов. Из-под теплой треуголки непокорно торчал хохолок светлых волос. Лицо со впалыми щеками выглядело усталым, большие глаза не мигая смотрели тревожно и озабоченно.

Последнее время Александр Васильевич все чаще стал задумываться о смысле своей жизни. Он твердо был убежден, что человек рождается для того, чтобы совершенствовать все, что окружает его: жилище, орудия труда и предметы быта, землю — делать мир лучше, чем достался он от предков. А он, Суворов, чем занимается?.. Всю жизнь воюет, разрушает. Война — это коса, которая беспощадно смахивает на своем пути все, что создано природой и человеком... Варварство! Но не по своей охоте занимается он этим. Не сидеть же сложа руки, когда на твое отечество посягает враг.

И вот после двадцатилетних, почти беспрерывных походов в Пруссию, Польшу и на Балканы, после оглу-тигельного треска ружейных залпои и грохота пушек, моря крови, трупов, горя и человеческих страданий, пожаров. в миг уничтожающих леса и посевы, наконец-то Александру Васильевичу удалось пожить по-человечески, спокойно. И вдруг — высочайшее повеление Екатерины: немедля скачи на Волгу, излови бунтаря Емельяна Пугачева!.. Легко сказать «Излови!» А как?.., если многотысячные войска генералов Панина, Щербатова, Муфеля, Меллини и подполковника Михельсона ничего не могли с ним сделать?.. Разобьют плохо вооруженную армию лапотников в одном месте, ан нет! Она, как на дрожжах, вырастает в другом — да еще в большем количестве... Умен, сноровист бунтарь! И если бы не измена бывших при Пугачеве полковников Творогова, Чумакова и Федульева, то и ему, Суворову, не поймать бы новоиспеченного «даря»!

После этого новые повеления: возвести на Кубани укрепления на правом берегу реки, ставшей границей, согласно Кючуг-Кайнарджййскому договору; потом — Бахчисарай, где с двумя корпусами, Кубанским и Крымским, стерег восточное побережье Черного моря от вторжения турок...

Два года в Крыму Суворов давал отпор заморскому султану, который чего только не предпринимал: то к ногайцам, абазинам и черкесам зашлет своих агентов, сеющих ненависть к русским; то, высадив десант в крепостях Сунжук-кале1 и Анапе, направит отряды янычар к прикубанским племенам, принуждая их написать «магзар»—прошение о защите от северян; то пошлет корабли к берегам Крыма, угрожая вторжением...

Но самым памятным и неприятным был последний «сюрприз». В Керчи, Кафе12 и других городах неизвестные люди ночью стали врываться в дома армян и вырезать семьи, не щадя даже детей. Русские поймали двух разбойников, оказавшихся местными татарами, допросили. «Армяне — вечные враги мусульман и Аллаха, ваши тайные агенты. А вы за верную службу отдадите им наш Крым,— признались крымчане.— Так говорят почтенные шейхи Порты...»3

Суворов понял, что это была первая попытка турок начать борьбу с Россией на религиозной почве, игра на магометанских чувствах кавказских и крымских племен.

Пока вылавливали остальных разбойников, из Петербурга пришла депеша, смысл которой сводился к следующему: турецкий султан дал клятву России в том, что он будет жить с великой державой в дружбе, но поставил условие — убрать русские войска с правого берега Кубани и выселить армян из Крымского ханства. Дабы не осложнять отношений с дружественной по договору Портой, наше правительство пошло на уступку султану. А посему, любезный генерал-поручик, потрудитесь исполнить миролюбивый шаг ее императорского величества государыни Екатерины...

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.