Жил бедный принц… (сборник)

Андерсен Ханс Кристиан

Жанр: Сказки  Детские    2011 год   Автор: Андерсен Ханс Кристиан   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Жил бедный принц… (сборник) (Андерсен Ханс)* * *

Свинопас

Жил-был бедный принц. Королевство у него было совсем маленькое, но всё-таки не настолько уж ничтожное, чтобы принцу нельзя было жениться; а жениться ему хотелось.

Это, конечно, было дерзко с его стороны – спросить дочь императора: «Пойдёшь за меня?» Впрочем, имя он носил славное и знал, что сотни принцесс с радостью приняли бы его предложение. Интересно знать, что ответила ему императорская дочка.

Послушаем же, как дело было.

Отец у принца умер, и на его могиле вырос розовый куст невиданной красоты: цвёл он только раз в пять лет, и распускалась на нём одна-единственная роза. Но что это была за роза! Она благоухала так сладостно, что понюхаешь её – и заботы свои и горе забудешь. Ещё был у принца соловей, который пел так чудесно, словно в горлышке у него хранились все самые прекрасные мелодии, какие только есть на свете. И роза и соловей предназначались в дар принцессе; их положили в большие серебряные ларцы и отослали к ней.

Император приказал внести ларцы прямо в большой зал, где принцесса играла с фрейлинами в «гости», – других занятий у неё не было. Увидав большие ларцы с подарками, принцесса от радости захлопала в ладоши.

– Если бы там оказалась маленькая киска! – воскликнула она.

Но в ларце был розовый куст с прекрасной розой.

– Ах, как мило она сделана! – залепетали фрейлины.

– Больше чем мило, – проговорил император, – прямо-таки великолепно!

Но принцесса потрогала розу и чуть не заплакала.

– Фи, папа! – сказала она. – Она не искусственная, а настоящая!

– Фи! – повторили все придворные. – Настоящая!

– Подождите! Посмотрим сначала, что в другом ларце, – провозгласил император.

И вот из ларца вылетел соловей и запел так чудесно, что ни у кого язык не повернулся сказать о нём дурное слово.

– Бесподобно, прелестно! – затараторили фрейлины; все они болтали по-французски одна хуже другой.

– Как эта птичка напоминает мне музыкальную табакерку покойной императрицы! – сказал один старый придворный. – Тот же тембр, та же подача звука!

– Да! – воскликнул император и заплакал, как ребёнок.

– Надеюсь, что птица не настоящая? – спросила принцесса.

– Самая настоящая! – ответили ей послы, доставившие подарки.

– Так пусть летит, куда хочет! – заявила принцесса и отказалась принять принца.

Но принц не пал духом – вымазал себе всё лицо чёрной и коричневой краской, надвинул шапку на глаза и постучался.

– Добрый день, император! – сказал он. – Не найдётся ли у вас во дворце какой-нибудь работы для меня?

– Много вас тут ходит да просит! – ответил император. – Впрочем, погоди – вспомнил: мне нужен свинопас. Свиней у нас тьма-тьмущая.

И вот принца назначили придворным свинопасом и поместили его в убогой крошечной каморке, рядом со свиными закутками. Весь день он сидел и что-то мастерил, и вот к вечеру смастерил волшебный горшочек. Горшочек был весь усыпан бубенчиками, и когда в нём что-нибудь варили, бубенчики вызванивали старинную песенку:

Ах, мой милый Августин,Августин, Августин,Ах, мой милый Августин,Всё прошло, всё прошло!

Но вот что было всего занимательней: подержишь руку над паром, который поднимался из горшочка, и сразу узнаешь, кто в городе какое кушанье стряпает. Да, уж горшочек этот был не чета какой-то там розе!

И вот принцесса отправилась на прогулку со своими фрейлинами и вдруг услыхала мелодичный звон бубенчиков. Она сразу остановилась и просияла: ведь сама она умела играть на фортепьяно только одну песенку, «Ах, мой милый Августин», да и то лишь одним пальцем.

– Ах, и я тоже это играю! – сказала принцесса. – Вот как! Значит, свинопас у нас образованный! Слушайте, пойдите кто-нибудь и спросите у него, сколько стоит этот инструмент.

Пришлось одной из фрейлин надеть деревянные башмаки и отправиться на задний двор.

– Что возьмёшь за горшочек? – спросила она.

– Десять поцелуев принцессы! – ответил свинопас.

– Как можно! – воскликнула фрейлина.

– Дешевле нельзя! – ответил свинопас.

– Ну, что он сказал? – спросила принцесса.

– Право, и повторить нельзя! – ответила фрейлина. – Ужас что сказал!

– Так шепни мне на ухо.

И фрейлина шепнула.

– Вот невежа! – рассердилась принцесса и пошла было прочь, но… бубенчики зазвенели так приманчиво:

Ах, мой милый Августин,Всё прошло, всё прошло!

– Послушай, – сказала принцесса фрейлине. – Поди спроси, не возьмёт ли он десяток поцелуев моих фрейлин?

– Нет, спасибо, – ответил свинопас. – Десять поцелуев принцессы; а иначе горшочек останется у меня.

– Как это неприятно! – проговорила принцесса. – Ну что ж, делать нечего! Придётся вам окружить нас, чтобы никто не подсмотрел.

Фрейлины обступили принцессу и загородили её своими пышными юбками. Свинопас получил от принцессы десять поцелуев, а принцесса от свинопаса горшочек.

Вот была радость! Весь вечер и весь следующий день горшочек не снимали с очага, и в городе не осталось ни одной кухни, от камергерской до сапожниковой, о которой не стало бы известно, какие кушанья в ней готовились.

Фрейлины прыгали и хлопал в ладоши:

– Мы знаем, у кого сегодня сладкий суп и блинчики! Мы знаем, у кого каша и свиные котлеты! Как интересно!

– Чрезвычайно интересно! – подтвердила обер-гофмейстерина.

– Да, но держите язык за зубами, я ведь дочь императора!

– Конечно, как же иначе! – воскликнули все.

А свинопас (то есть принц, но его все считали свинопасом) даром времени не терял и смастерил трещотку; стоило этой трещоткой махнуть, как она начинала играть все вальсы и польки, какие только существуют на белом свете.

– Какая прелесть! – воскликнула принцесса, проходя мимо. – Вот так попурри! В жизни я не слыхала ничего лучше! Подите спросите, за сколько он отдаст этот инструмент. Но целоваться я больше не стану!

– Он требует сто поцелуев принцессы! – доложила фрейлина, побывав у свинопаса.

– Да что он, с ума сошёл?! – воскликнула принцесса и пошла своей дорогой, но шагнула раза два и остановилась. – Надо поощрять искусство! – сказала она. – Ведь я дочь императора! Скажите свинопасу, что я по-вчерашнему дам ему десять поцелуев, а остальные пусть дополучает с моих фрейлин.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.