Записки на краях шарфа

Дым Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Предисловие

Идея этой книги появилась в 2005 году. Яуза в разговоре как-то сказал Дыму, что интересно было бы сделать книгу — сборник баек-историй старой мафии. Тогда на дворе для нас стояло смутное время, поражения на Маленковке и Проспекте Мира поставили все армейские банды перед вопросом — быть ли движу дальше? Парни были одними из тех, кто на этот вопрос ответил: «Быть!»

И мы выбрали не просто быть, а быть лучшими. Жизнь была насыщена событиями и без такой заявки о себе как книга. Поэтому мы отложили её создание на более подходящее время.

Спустя семь лет это время настало. Дым записал первую историю. Потом еще одну. Еще. И еще. Звонки, контакты, встречи. Он слушал истории парней на кухнях старых хулиганских притонов, на балконах квартир, в барах и на скамейках парков. Набивал тексты ночами в спальном мешке на бетонном полу в длинных зимних трипах в депрессивное Поволжье, печатал часами в «Сапсанах» и на верхних полках плацкартов. Чтобы сильнее пропитаться хулиганской эстетикой для художественного оформления историй, Дым принял предложение стать админом одного очень популярного фанатского ресурса и начал в адских количествах постить разные материалы на хулиганскую тематику: большое количество соответствующих образов помогало прокачать правильный настрой для обработки текстов. Книга росла и обретала черты, пока не оформилась в цельный снимок времени. Историй хватило бы еще на три книги, но в какой-то момент стало ясно, что всё нужное уже сказано и можно остановиться.

Со многими людьми уже не пересечься — сидят, погибли, уехали в далекие города, а то и страны. Многие вернулись к мирной жизни и залегли на дно спальных районов или в уютные стены офисов, однако, встречаясь с множеством парней, отошедших и ветеранов, часто ловишь себя на мысли, что хардкор не бывает бывшим — в каждом из них продолжает жить воин.

Содержание этой книги — плод богатого жизненного опыта коллектива авторов, которых долгие годы связывает тесная дружба. У нас не было цели составить хронику прошлых событий, в книгу вошли лишь те места и ситуации, которые глубоко поразили сердце, обогатили опытом и заставили почувствовать жизнь с каких-то новых сторон. Истории собраны не в чётком хронологическом порядке.

Эта книга — нарезка будоражащих кадров из жизни компании фанатов ЦСКА поколения 1978–1985 годов рождения, чей расцвет фанатской деятельности пришёлся на конец девяностых и первую часть двухтысячных годов.

События книги берут своё начало в середине девяностых. Её герои вышли из разных социальных слоёв, и в жизни многие из нас — бесконечно разные персонажи, за исключением времени, проведённого вместе на пути воина. Именно это время нас и изменило, и сформировало.

Все возможные нестыковки, неувязки, ошибки в датах, прочие отклонения обусловлены давностью произошедших событий. Время как ластик — многое приходится восстанавливать по полустёртым обрывкам памяти.

Книга ничего не пропагандирует и ни к чему не призывает. Встречающиеся в книге художественные элементы, которые можно отнести к правым и иным радикальным субкультурам, приведены исключительно для более яркого художественного оформления текста и придания ему большей реалистичности.

Концептуально эта книга — обработанные словами мысленные видеоролики архивных папок безвозвратно ушедшего мира; кадры словами, фиксирующие сцены той жизни, о которой мы будем помнить до последнего вздоха.

Лучшей цитатой к тому духу, частичку которого мы хотели передать этой книгой, служат слова Фридриха Ницше: «Беззаботными, насмешливыми, сильными — такими хочет нас мудрость: она — женщина и любит всегда только воина».

Многим дано прожить бурную и интересную жизнь. Однако лишь единицы могут запечатлеть свою жизнь как легенду. Это легенда о том, как отправился в свой славный боевой поход красно-синий драккар и как десятки злых сильных голосов оповестили мир о том, кто будет теперь им править.

Хорошее художественное вступление, правда?

На самом деле нам всё это приснилось, а когда мы проснулись и рассказали свои сны друг другу — появилась эта книга.

Люди Чести

Боевые искусства (Яуза)

Всё началось с первых фильмов про боевые искусства. Я был ещё маленький, когда как-то поехал с родителями в гости к их друзьям. И там на видео увидел фильм «Остров Дракона» с Брюсом Ли. Это нанесло серьёзный удар по неокрепшей детской психике — мне дико понравилось!

Итог был закономерен. В 1987 году мне было семь лет, и я пошёл заниматься по объявлению в свою первую секцию — вин-чунь кунг-фу. Стиль Брюса Ли — так они его и рекламировали. Преподавал там какой-то странный человек: он был русским и производил впечатление нормального, но когда начинал тренировку, у него сразу появлялся какой-то странный а-ля корейский акцент. Он был конкретно «в образе». Прозанимался я у него примерно два года: одну зиму мы занимались в лесу, вторую зиму начали кочевать по разным залам. В итоге я потерялся: был школьником младших классов, и ездить куда-то спецом на тот момент было довольно неудобно.

Вообще, в плане боевых искусств на улице заезжие азиаты скорее разочаровывали. У нас на районе была общага под названием Шанхай, и районная молодёжь частенько ходила кидать тамошних обитателей. Обычно они были достаточно пассивными и не доставляли особых проблем, но однажды один районный гаврик немного влип. Ему попался какой-то очень шустрый, безумный и что-то умеющий китаец. Он зашипел и ткнул парня пятернёй так, что у того неделю не сходили с кожи три синих точки — отпечатки пальцев… Выглядело прикольно. Азиату его боевое искусство всё равно не помогло: китайца охерачили битой, и на этом всё его кунг-фу закончилось.

В шестом классе в мою жизнь пришло каратэ. Сочетание каратэ и видеосалонов — это страшная сила… Первая серьёзная секция — шотокан-каратэ. Там я прозанимался до 11 класса. Для детских районных разборок это была вполне неплохая школа, в драках с такими же малолетками каратэ реально работало! Особенно мне полюбился удар мае-гири в прыжке, всем весом. Однажды я им с прыжка буквально снёс оппонента с ног. Так, что он отлетел на пару метров.

В 11 классе я попал под замес, в очень серьёзную разборку. Мне хорошо всекли, и я осознал, что надо что-то менять в системе боевой подготовки… Парень пробил мне по-боксёрски, и я сразу погас…

Расклад был очень неприятный, и мне ещё повезло — легко отскочил. Мы были дерзкими, 11-й класс, частенько тусовались в районном детском садике. Набухались там как-то и решили пойти в соседний микрорайон поискать неприятностей. У нас были так называемые Верхний и Нижний городки Моссовета, мы были с Верхнего. Напились водки, кто-то и говорит:

— Пойдём в Нижний городок, надаём там всем 3,14здян!

— Ну, пойдём.

Ходили-ходили, искали, до кого докопаться, — никого не нашли. Потом мы зашли во двор к одному местному авторитетному шпану, грузили-грузили его… Он нам говорит:

— Завтра приходите. Разберёмся и поговорим!

С утра подряжаемся, всем звоним… В итоге никто не пришёл. Собралось нас всего четыре человека. Ладно, идём в тот двор общаться, что делать — сами же забились…

Тут один из наших говорит:

— Я могу наших старших подтянуть, они за нас впишутся, мы же тоже с Нижнего.

У нас на районе была своя авторитетная полублатная компания, но из нашей тусовки с ними практически никто не общался.

Заходим в тот двор — там стоит человек пятнадцать.

— Погодите, пацаны, сейчас наши старшие придут!

Приходят старшие с нашего района, здороваются с этими, те тычут пальцем в нас, типа «вот эти гады, которые перемирие нарушают!» Тут начало брезжить понимание, что ситуация выруливает в нездоровое русло. Во дворе собирается около тридцати человек, и нас четверых разводят по компаниям. Каждого отводят в сторонку, над ним нависает 7–8 человек, и начинают грузить за жизнь. Я понимаю, что писец, поскольку по всем понятиям мы, и правда, были неправы. Кого-то из наших на заднем плане уже колотят всей толпой.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.