Приключения Златовласки в Венеции

Леонидова Людмила

Серия: Счастливый случай [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Приключения Златовласки в Венеции (Леонидова Людмила)

Пролог

Автомобиль с тремя очаровательными пассажирками двигался по шоссе на большой скорости, приближаясь к самому удивительному и знаменитому месту в мире, городу на воде — Венеции.

К праздно гуляющей толпе туристов на площади Св. Марка, к бронзовым фигурам, в полдень бьющим в колокол на башне Оролоджио, к столикам, выставленным перед кафе «Флориан». К Венеции, которая не устает от бесконечных праздников, карнавалов, шествий и предается удовольствиям и развлечениям вот уже два столетия подряд.

Подкатив к огромной стоянке на Пьяццале Рома, кадиллак резко затормозил.

— Дальше нельзя, по городу проезд запрещен, — сообщил своим юным спутницам водитель и, махнув рукой гондольерам, скучающим в ожидании пассажиров, стал вытаскивать чемоданы из багажника. — Синьорина Насть я, — сопровождая девушек к причалу, обратился водитель к привлекательной рыжеволосой хозяйке лимузина, — ваша мама просила доставить вас домой на гондоле. Не возражаете?

Девушки переглянулись.

— Может, вы предпочитаете на «вапоретти»? — засомневался он.

— «Вапоретти» — это пароходик, — пояснила Настя подругам.

Белобрысая Дорис замахала руками.

— Я всю жизнь мечтала покататься на гондоле! Так романтично!

— А мне все равно, лишь бы не пешком! — Высокая черноволосая Алена глазами показала на свои тоненькие каблучки и, перешагнув через борт, поморщилась: полы ее легкой норковой шубки коснулись гондолы. — Я здесь не перепачкаюсь?

— Что ты! Гондолы — привилегированный транспорт, раньше их даже покрывали золотом и инкрустировали драгоценными камнями! — возразила Настя.

— Да, что-то не похоже! — Придирчиво рассматривая вытянутую лодку с железным гребнем на носу, засомневалась Алена.

— Пер фаворе, синьорины, — черноволосый итальянец в национальной одежде и причудливой шляпе вежливо размещал девушек на своем судне.

— Вот только шуба тебе не пригодится, осенью здесь почти как летом. — Устроившись на носу, Настя аккуратно поправила складки на мягкой шерстяной юбке и окунула в воду ладонь. — Ой, совсем теплая! — она брызнула в капризную подружку и звонко рассмеялась.

— Фу, сыро! — кутаясь в мех, передернула плечами Алена.

— Давай ее раскачаем! — Дорис, небрежно сбросив форменный кителек, попробовала наклонить гондолу своим худеньким телом.

Шест лодочника сделал пируэт в воздухе и под завистливые взгляды конкурентов-гондольеров веселая компания с хорошенькими пассажирками тронулась в путь.

— Мамочка, почему не встречаешь гостей? Я приехала! — Голос Насти разлетелся по дому, утопая в мягкой старинной мебели. Служанка показала ей на второй этаж. Не снимая строгой формы колледжа, в которой прибыла из Лондона, девушка в два прыжка очутилась наверху, вихрем ворвалась в просторную гостевую спальню и, забыв поздороваться, застыла в изумлении. — Кто это? — глаза Насти, такие же красивые и зеленые, как у матери, широко раскрылись.

Посреди спальни в просторной кровати с витиеватой металлической резьбой лежал незнакомый молодой мужчина, накрытый до подбородка одеялом. Строго очерченный рот, чуть выступающий вперед подбородок, светлая щетина на бледных, почти восковых скулах и правильные черты лица делали его голову похожей на скульптурный барельеф.

Мать развела руками:

— Я ничего о нем не знаю, кроме того, что он русский. — Наталья рассказала дочери, как она подобрала незнакомца на улице. — С ним что-то случилось. Он лежал на тротуаре и звал на помощь… по-русски. Я не могла отказать!

— Бедный! — Настя присела на краешек кровати и сочувственно посмотрела на шрам, который, начинаясь от виска, пересекал лоб юноши и терялся в густой копне светлых волос. — Давно он тут?

— Несколько дней, — ответила Наталья, поправляя белоснежные простыни больному, и добавила: — Доктор говорит, что он в коме, сколько это будет продолжаться, неизвестно.

Настя с огорчением всплеснула руками:

— Как жаль! Я хотела сделать тебе сюрприз и привезла подружек. Дорис прилетела со мной из Лондона. Мы вместе учимся и живем в одной комнате. А Алена, ты помнишь ее, примчалась из Москвы.

Наталья кивнула.

— Мы так спешили на выставку. Она еще не закрылась?

При упоминании о выставке едва уловимая тень беспокойства промелькнула в глазах женщины, она хотела что-то сказать, но смех, донесшийся снизу, отвлек Наталью и осветил круглое лицо приветливой улыбкой:

— Я очень рада тебе и девочкам, — искренне проговорила она. — Думаю они не обидятся, что им придется ночевать в маленьких спальнях.

— Конечно, — заверила Настя. — Прости, что я не предупредила. Наверное, мы будем мешать ему, — дочь кивнула в сторону молодого человека.

— Наоборот. — Наталья посмотрела на юношу. — Врач просил, чтобы при нем больше разговаривали. Знакомая русская речь может вывести его из состояния комы.

Живая и общительная Настя сочувственно дотронулась до руки больного, неподвижно лежавшей поверх одеяла, и тут же энергично заговорила:

— Привет! Меня зовут Настя. Открой глаза!

Незнакомец, как будто под действием гипноза, зашевелился, его веки медленно приподнялись и, увидев перед собой Настю, сидевшую на краешке постели, он впился в нее каким-то странным взглядом. В следующее мгновение он протянул к Насте руку.

— Это ты! Наконец-то я тебя нашел!

От неожиданности девушка вскочила, клетчатый шерстяной берет упал с ее головы, и копна рыжих кудряшек рассыпалась по плечами синего форменного пиджака.

Лицо мужчины ожило, взгляд стал осознаннее, он обвел глазами комнату и, вновь остановившись на девушке, зашептал одними губами:

— Златовласка, как же долго я тебя искал!

— Ты… ты с ним знакома? — Темные брови Натальи взлетели вверх, к гладко зачесанным волосам.

На растерянном личике дочери выступил яркий румянец.

— Н-н-е-ет, — испуганно протянула она. — Может, он бредит?

С трудом приподнявшись на локте, незнакомец вновь потянулся к Насте. Атласное одеяло соскользнуло на пол, обнажив стройное, красивое тело, все в ссадинах и синяках. Он покачал головой:

— Я знал, что найду тебя, — упрямо повторил молодой человек и, глядя ясными глазами на Наталью, из последних сил выдохнул: —…И вас я помню, вы… вы подобрали меня на улице…

— Как загадочно! Просто из серии ужастиков! — прошептала незаметно вошедшая Дорис. Представившись Наталье, она погрозила Насте и с укором доложила: — Теперь я понимаю, почему она в колледже ни на кого не обращала внимания! Он же просто Аполлон!

— Как вас зовут? — Спохватившись, Наталья подошла к больному ближе. — При вас не было никаких документов.

Но незнакомец уже устало откинулся на подушку и вновь закрыл глаза.

— Девочки, где же вы застряли? Я уже распаковала чемоданы! — ворвавшись, Алена оборвала себя на полуслове. Уставившись на лежавшего в постели, девушка пробормотала: — Игорь Саврасов! Откуда он у вас? Он что, болен?

— Ты знаешь его? — хором спросили мать и дочь.

— Конечно, он художник, знакомый моего мужа, — ответила Алена и небрежно добавила: — Он расписывал стены нашего особняка под Москвой.

— Он художник?! Постой, постой. — Наталья озадаченно перевела взгляд на дочь. — Настя, значит, ты все-таки знакома с ним?

— Да нет же, с чего ты взяла? Я вижу его первый раз в жизни!

Наталья решительно тряхнула головой и выдавила из себя мучивший ее все это время вопрос:

— Анастасия, скажи мне, ты позировала ему?

— Я?.. — Прекрасные глаза девушки метнула молнии. — Что ты такое говоришь? Разве я когда-нибудь обманывала тебя? Я правда вижу его первый раз в жизни!

— Но почему тогда картина с твоим изображением, — Наталья как бы размышляла вслух, — под названием «Златовласка» — он ведь, кажется, так тебя назвал, — висит здесь, в Венеции, на Биеннале?! — Никогда не повышавшая голоса на дочь, женщина неожиданно сорвалась: В обнаженном виде!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.