Серые Башни

Ильченко Татьяна

Серия: Год Дракона [1]
Жанр: Фэнтези  Фантастика    2015 год   Автор: Ильченко Татьяна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Серые Башни (Ильченко Татьяна)

Часть первая

Глава 1

Осень. Тучи. Дождь. Промозглый холод. Тишина, нарушаемая только звуком падающих капель. Стекло, очерчивает почти осязаемую границу. Одиноко. Холодно. Больно. За этой границей жизнь, шум колес по асфальту, размытые огни, торопливые шаги прохожих — жизнь, которая меня не касается, в городе, который никогда не спит.

Я стояла, прижав лоб к оконному стеклу, сегодня, так же как и вчера, так же как и позавчера, как все вечера этой невероятно дождливой осени.

— Идиотский дождь, идиотский вечер, идиотский гороскоп, — сказала я своему отражению. Оно, как всегда, согласилось.

— Дура, тебя никто не заставлял ему верить. И нечего жаловаться, многим гораздо хуже, чем тебе, — уточнила я.

Действительно, жаловаться нечего. Ведь у меня есть все что нужно для жизни — крыша над головой, работа. Все чтобы жить нормально, но… не для того чтобы жить счастливо.

А когда я жила счастливо? В детстве, когда считала себя такой же как все? Или позже, когда мы с дедом ездили на Кубань? Несколько счастливых недель, во время которых я не чувствовала себя ущербной. Один короткий месяц, до краев заполненный цветом и радостью. Не было удивленных взглядов, осторожного интереса и нездорового любопытства, а главное, там не было одиночества. Еще были пять лет занятий с Оби Ваном, по два занятия в неделю. Потом их стало три, четыре, пять… Время, когда я чувствовала себя нормальным человеком.

Теперь не было и этого.

Кто-то сказал, что жизнь — веселая штука, если ты не слишком много от нее ждешь. Но дело в том, что от своей жизни я вообще ничего не жду, давно. Ни чувств, ни надежд. Может мне просто уехать? Купить билет и рвануть, куда глаза глядят… Какая разница, откуда звонить родителям?

Мне с каждым днем все сложнее общаться с людьми, я предпочитаю молчать, кивать и улыбаться тем, кто мне более- менее симпатичен, а на остальных не обращаю никакого внимания. Хорошее настроение стало редким гостем, Я плохо сплю, раздражаюсь из-за пустяков, грублю.

Во всем виноват, чертов гороскоп, засевший у меня в мозгах как кривой гвоздь! Это из-за него я нарушила обещание, которое дала сама себе, не мечтать о том чего никогда не будет. Но я мечтаю. О любви. Глупо.

А гороскоп был фееричный…! А Новый Год, зашибись, какой веселый! Я, елка, ведро оливье и бутылка вина, обхохочешься. С какой стати я решила, что утверждение — плохие приметы сбываются, только когда в них веришь, работает и в другую сторону? Потому что очень хотелось верить. И я верила, примерно до мая месяца, а потом раздражение начало накапливаться и к сентябрю превратило мою жизнь в кошмар. Мысли ходят по кругу зацикленные на том клятом гороскопе, я не сплю от обиды на весь свет, сижу и тупо таращусь в темноту. Жить не хочется. Докатилась до звонка на горячую линию и приятный мужской голос немного рассказал мне о вывертах подсознания, об ущемленном самолюбии и про то, что нужно повышать самооценку, примириться с ситуацией и жизнь снова начнет обретать краски. А напоследок выдал замечательную фразу о том, что во всех неприятностях нужно научиться видеть положительную сторону. Бред, но выбрасываться из окна я раздумала, спасибо и на этом.

Нельзя сказать, что раньше было лучше, про исполнение желаний я вообще молчу. Но такого всепоглощающего разочарования я не испытывала никогда. Временами у меня такое чувство, что я живу среди врагов, где все, даже дети, норовят ткнуть в тебя пальцем, скривиться и плюнуть в след.

Я не одна такая, очень многие люди не довольны той жизнью и тем миром, в котором они эту жизнь проживают. Но я, не то чтобы недовольна, я ненавижу мир, в котором живу. И вовсе не потому, что мой путь здесь не усыпан розами.

Может некоторым и помогает самовнушение типа: «Я самая привлекательная и обаятельная», в моем случае это дохлый номер. Я одна из тех, кто отлично понимает степень своего безобразия.

Бросив взгляд на свое отражение в оконном стекле, я в очередной раз «восхитилась» своей красотой. Все как всегда, уныло, отвратительно и изменить ничего нельзя. К этому невозможно привыкнуть! Мне надоело жить в ожидании очередной насмешки, обидного слова, брезгливо поджатых губ. Я устала выискивать в каждом слове угрозу своему самолюбию и гордости, устала от обид нанесенных специально, а чаще не специально, но от этого становящихся еще больнее.

Большинство моих знакомых милые интеллигентные люди допускающие существование кого-то или чего-то отличного от них самих или от их представлений о жизни, но не рядом с ними и до тех пор, пока это не касается их лично. Поэтому все наши контакты сведены до минимума, к телефонному звонку с парой ничего не значащих фраз, кивку при случайной встрече. Есть и такие, которые считают себя исключительными, единственными в своем роде. Хотя на самом деле они обыкновенные. Я хотела быть как они. Потому что быть не таким как все, на самом деле больно и одиноко. А еще была отдельная группа, испытывающая к таким как я нездоровый интерес, и этот интерес был еще хуже, чем презрение и неприятие.

Обидно, холодно, больно. И с каждым днем все больнее, холоднее и обиднее, а ведь я до минимума урезала свое и так ограниченное общение с окружающими. Потому что стала ловить себя на поднимающейся волне злости при одном взгляде на людей. С каждым днем во мне крепнет все большая уверенность в том, что я здесь чужая. Совсем, в глобальном смысле, только что кислотой не плююсь.

Моя жизнь отстой. Моя работа однообразна и монотонна, изо дня в день одно и то же. Я вздохнула и опять посмотрела в окно. Мне нравился дождь. Он убирал из мира краски, делая все и всех, такими же, как я. Серыми. Особенно такой дождь как сейчас. Он льет третий день, и мне хорошо, потому, что начало осени было отвратительно прекрасным. Как там у классика? «В багрец и золото, одетые леса…»? Люди, бурно выражающие свой восторг по этому поводу, действовали мне на нервы.

В таком состоянии трудно адекватно реагировать на окружающих. Меня спрашивают о чем — то и я страшно удивляюсь тому, что ко мне обратились. Потом начинаю искать в словах собеседника скрытый смысл, недосказанность, намек на насмешку и злюсь, превращаясь в стервозный кактус. А напоследок обязательно нахамлю, отбивая всякую охоту общаться со мной в дальнейшем.

Так проходит моя жизнь… моя скучная нудная жизнь, которая движется по хорошо накатанной дороге. Нет не дороге, она движется по рельсам — прямолинейно и неотвратимо. На этом пути только две большие остановки — дом и работа, ну и несколько полустанков. Супермаркет, книжный магазин, видеопрокат и старая скамейка в глубине парка.

Мне надо совсем немного. Я хочу, чтобы рядом был кто-то, кто увидит меня саму, а не то, как я выгляжу, кто позовет меня по имени, чтобы куда-то пойти… А у меня даже комнатных цветов нет. Зачем привязываться к кому-то, а потом разочаровываться в них? Или наблюдать, как по какой-то причине они уходят от тебя. Дед, бабушка, Оби Ван…

Одевшись, я вышла из дома. Все как я люблю, ночь, дождь, пронизывающий до костей ветер. Мокрые, темные улицы, редкие одинокие прохожие, ожесточенно сражающиеся с зонтами. Куда они спешат? К кому? Кто их ждет? Если у них смысл в жизни?

Год назад, по настоянию мамы, я пошла к психотерапевту. Зря.

— Тебе нужно задуматься о смысле жизни и понять, что тебя увлекает. Как только ты это сделаешь, у тебя появятся мечты и надежды, то ради чего стоит жить, — сказала дамочка, похожая на добрую фею из сказок.

За время нашего общения она ни разу не посмотрела мне в глаза. Больше я к ней не приходила.

Мечты и надежды? Они испарились в четырнадцать. Когда мировое светило озвучило приговор и похоронило мое будущее под бетонным надгробием. Зря мы к нему обратились, нужно было и дальше кочевать по больницам, поликлиникам, врачам, знахаркам и экстрасенсам, те хотя бы позволяли надеяться.

Может, было бы лучше, если бы меня сдали в интернат? Тогда бы ни родителям, ни остальным родственникам не пришлось бы смущенно отводить от меня взгляд. Говорят в семье не без урода, в данном случае урод я.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.