Восстание Уильяма Уоллеса. [Стерлинг-Бриджское и Фолкиркское сражения]

Армстронг Пит

Жанр: История  Научно-образовательная    Автор: Армстронг Пит   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Восстание Уильяма Уоллеса. [Стерлинг-Бриджское и Фолкиркское сражения] ( Армстронг Пит)

Восстание Уильяма Уоллеса [Стерлинг-Бридж и Фолкирк]

ИСТОКИ КОНФЛИКТА

ШОТЛАНДИЯ БЕЗ КОРОЛЯ

Ночь с 18 на 19 марта 1286 года стала поистине роковой для Шотландии. Накануне король Александр III Шотландский весь день занимался государственными делами. Управившись, он совсем, как мы с вами, решил «ударить по пивку после трудного рабочего дня», а то и «тяпнуть соточку» в компании верных соратников. Мероприятие, естественно, затянулось допоздна, и, наконец, в короле, как и во всяком изрядно бахнувшем представителе сильного пола, проснулась жажда общения с полом противоположным (не путать с потолком!). Надо сказать, что Его Величество за полгода до описываемых событий, в октябре 1285, отпраздновал свадьбу с юной француженкой Иоландой де Дрё, и молодая жена теперь ожидала мужа «с работы» в местечке Кингхорн, что в тридцати пяти километрах от Эдинбурга. Ночка выдалась ненастная, темень стояла, хоть глаз выколи, но любовный угар, густо замешанный на винных парах (одной «соточкой», конечно же, король не ограничился, да и кто в таких случаях ограничивется-то?) туманил разум Александра. Как ни отговаривали его собутыльники, пардон, соратники, король вскочил в седло и помчал к любимой во весь опор. Пока свита возилась, собиралась (они ведь тоже не водичку пили, а поди соберись, когда в тебе уже, минимум, пяток литров пива сидит!), король был таков. До Кингхорна Его Величество не доехал. Часть пути пролегала по продуваемым всеми ветрами скалам над водами залива Ферт-оф-Форт, там-то, на берегу, короля и нашли утром со свёрнутой шеей. Очевидно, Александр, будучи изрядно подшофе, не удержался на лошади и свалился вниз. Вечная истина: пьяному не место ни за рулём, ни в седле. Шотландия осиротела.

«Восстающий червлёный лев с золотыми когтями и лазурным языком» появился в гербе Шотландии во времена Вильгельма Льва (1143-1214). Лилии были добавлены в царствование его сына, Александра II (1214-1249), а уже на большой печати Александра III, датируемой 1251 годом, они упорядочены, выражаясь языколомным геральдическим арго, в «двойную узкую внутреннюю, украшенную противолилиями» кайму.

Долгое, успешное царствование Александра III (тридцать семь лет, как-никак) можно было бы назвать образцовым, кабы не одна ма-аленькая деталь. Образцовое царствование обязательно оканчивается передачей власти после смерти мудрого и благородного монарха в руки его наследника, тоже, по определению, мудрого и благородного (каким бы чудозвоном он ни проявил себя потом), а в нашем случае с наследником не сладилось. Не было у Александра III наследника. Первая супружница, Маргарита, дочь Генриха III Английского, умерла в 1275 году (в аккурат спустя три года после восшествия её любимого младшего братишки Эдуарда на английский престол и спустя год после его возвращения из крестового похода). Их совместные дети тоже на земле не зажились, в течение ближайших нескольких лет последовав за матерью в лучший мир. Пожилой Александр женился вновь, но наследником обзавестись не успел. В результате последней представительницей царствующего дома Канморов осталась внучка короля, Маргарет «Норвежская дева», трёхлетняя соплюшка, появившаяся на свет от союза покойной дочери Александра с норвежским королём Эриком II.

Исходя из того, что малолетняя королева, во-первых, всё ещё находилась во владениях папаши, а, во-вторых, в силу возраста эффективнее управлялась с горшком, нежели с государственной печатью, шотландские вельможи быстренько создали регентский совет и послали делегацию в Гасконь, где тогда находился Эдуард I. Выбор магнатов был неслучаен, ибо усопший Александр шурина любил, к тому же у кого просить помощи, как не у соседушки? Соседушко выводы сделал и, вернувшись на родину в конце лета 1289 года, сделал шотландцам предложение, от которого они не смогли отказаться: окрутить Маргарет с его сыном, Эдуардом Карнарвоном. В 1290 году высокие стороны подписали в Биргхэме договор, одним из условий коего было сохранение за Шотландией статуса суверенной державы.

Большая печать Джона, короля шотландцев (1292-1306), с надписью “IOHANNES DEI GRACI REX SCOTTORUM” – «Джон, милостию Божией король шотландцев». На щите и конской одёжке – королевский герб Шотландии. В руке Балиол держит меч с типично шотландским навершием.

Хороший договор, всех удовлетворял, но старуха с косой опять подложила шотландцам свинью. «Норвежская дева», не доехав до родины матери, простыла и скончалась на Оркнейских островах. Трон Шотландии опустел вновь, и на него поспешила заявить свои права целая толпа дальних родичей пресёкшейся династии. Дело шло к гражданской войне, и магнаты в очередной раз воззвали к авторитету Эдуарда I. Надо заметить, что мужик он был хозяйственный, если что-то, по его мнению, плохо лежало, он долго не колебался. Незадолго до этого Эдуард приватизировал плохо, на его взгляд, лежавший Уэльс, в Европе шустрил, а за прошедшие с момента подписания Биргхэмского соглашения пару лет успел свыкнуться с мыслью, что Шотландия тоже, того… лежит не так, чтобы очень. Будучи мастером делать предложения, от которых трудно отказаться, он встретился с делегацией шотландской знати в мае 1291 года на границе около Норхэма-на-Туиде и объявил, что с удовольствием по-соседски поспособствует выбору достойного короля в обмен (всего-навсего) на признание английского сюзеренитета над Шотландией. В качестве гарантий исполнения его решения он скромно требовал всего лишь передачи ему (временно, конечно же) всех королевских крепостей. За спиной Эдуарда маячила до зубов вооружённая английская армия, и шотландцы спорить не стали. Фактически Шотландия перешла под власть английской короны.

В средние века Норхэмшир был частью графства Дурхэм. На фото – развалины замка Норхэм, в XII веке бывшего резиденцией епископов Дурхэмских. Крепость стерегла переправу через Твид на англо-шотландской границе.

КОРОЛЬ ДЖОН БАЛИОЛ

Охотников занять шотландский престол хватало. Только официальных насчитывалось аж четырнадцать человек! У деда покойного короля, Вильгельма Льва, имелся брат Давид, вот его-то потомки и считались главными кандидатами на трон. Одним из них был восьмидесятилетний Роберт Брюс, известный под прозвищем «Претендент» (дед и тёзка будущего короля Роберта Брюса). Другой, «тёмная лошадка» Джон Балиол, дворянин смешанного англо-норманнского происхождения (собственно, как и большая часть шотландской знати), обладал обширными владениями в Англии, Франции и Галлоуэе, но в Шотландии его мало кто знал. Балиола поддерживали те из магнатов, кто не желал видеть корону на голове Брюса. Трудно сказать сейчас, какими соображениями руководствовался Эдуард I (возможно, полагал, что «тёмной лошадке» не на кого будет опереться, вздумай она взбрыкнуть), но выбор его пал именно на Балиола. 17 ноября 1292 года Балиол принёс вассальную клятву английскому королю и спустя месяц был венчан на царство в Скуне. Эдуард торжественно объявил, что шотландские твердыни возвращаются к законному владыке, но на практике так и не удосужился вывести из них английские гарнизоны. И вёл себя подобным же образом во всём, словно задавшись целью (а, может, и правда, задавшись) опустить авторитет Балиола ниже плинтуса. Так, например, когда некий МакДуфф из Файфа обжаловал Эдуарду решение шотландского суда, тот, пользуясь своими правами сеньора, вызвал Балиола, будто не короля, а захудалого рыцаришку, лично в Лондон для разбора не стоившего ломаного гроша дела (Балиол, к слову, приезжать отказался).

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.