Универсальные лучи

Гиршгорн Венеамин Самойлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Универсальные лучи (Гиршгорн Венеамин)

Глава 1

Разбитый стакан…

Часто крупные событии начинаются с пустяшных мелочей.

Яблоко и Ньютон, ванна и Архимед, стакан и Ройт (инженер с Роджен-Стрита, 56; тел. 043, прием с 2-х).

С утра мистрис Ройт (чепчик, громовой голос и золотые очки) была не в духе и теперь недовольно поглядывала на мужа, читающего газету.

— Всегда с газетой! Я думаю, что можно было смело сперва выпить стакан горячего кофе, а потом…

Ройт чувствовал приближение бури и, положив в сторону газету, потянулся за маслом и тут…

— Стакан!.. Дик… Стака-а-а-ан!..

Рука испуганно дернулась, пуговичка на рукаве пижамы толкнула стакан (фамильный, мистрис Ройт, с тонким рисуночком полевых цветочков). Горячий кофе весело побежал по белоснежной скатерти, поцеловав на-ходу «Последние Известия» и хронику утренней газеты, и на капоте мистрис Ройт узором прихотливым расцвел. Ройт беспомощно смотрел на осколки стакана…

— Мой стакан! Мой фамильный стакан! Вы… Вы… Ройт, изверг и варвар.

Ройт знал: «Вы» — начало.

— Я… Я, дорогая, куплю сегодня же четыре стакана в универсальном…

— Он купит фамильные стаканы… Как жаль, что я не послушала маман и переменила мою фамилию…

Скоро громовой голос мистрис Ройт перекатывался из комнаты в комнату и ударялся в стекла, отчего они долго и жалобно звенели.

Ройт редко сердился и охотно давал друзьям в долг.

Ройт был добряк, но… тут он вдруг ударил кулаком по столу.

Мистрис Ройт подпрыгнула от неожиданности на стуле и на секунду замолчала, вместе с ней подпрыгнула масленка и тарелка (только потом Ройт вспомнил, что на полу тарелка разбилась на правильные части).

— А… а… а… Ты еще хочешь драться!

Ройт пробежал столовую, гостиную, коридор и выскочил на улицу.

По улице долго шел, размахивая руками и ругаясь.

На углу, где палочка полисмэна не управляла уличным шумом — большой авто (с зеркальными окнами и шоффером-негром) сбил с ног мистера Ройта.

Падая, Ройт вспомнил, что он забыл надеть шляпу.

Глава 2

Джо

Фамилия нечто необходимое.

Сначала фамилия, потом остальное.

У Джо фамилии не было — отсюда полисмены и нарядные мальчики с Бродвея не любили Джо, но Джо имел крепкую сметку и крупное торговое предприятие (папиросы и вечерняя «Трибуна»).

Джо и улица — друзья. Улица — колыбель. Улица — кормилица. Улица и ничего больше… Мысли Джо, как улица, прямые и быстрые. Только ночью в пролетах старого моста, под колыбельную песню мутной и зеленой воды (нарядным мальчикам с Бродвея пели толстые няни), Джо грезилось: он — взрослый, курит большую сигару и имеет фамилию — Ротшильд или какую-нибудь другую…

На мокром бульваре нашел Джо потрепанную книгу. С этого началось.

Первые страницы ударили в глаза Джо безумными подвигами дерзких мореплавателей и разбойников.

С 3-х до 5-ти у Джо много свободного времени: джентельмэны (ботинки, как солнце, и доллары) обедают в теплых ресторанах — негры и чистая посуда (это все видел Джо сквозь витрины).

С 3-х до 5-ти Джо читал…

И росли буквы, ширились, заполняли расширенные, восторженные глаза, прыгали в мозгу — ков-бои в прерии — и стихал уличный шум и грохот, летели вверх ногами люди и авто с зеркальными окнами и по улицам — вымеренным медленно и торжественно тек Ледовитый океан…

От книги и шайка Джо пошла.

В ней Джо и еще четыре таких же без родословни, без гувернанток.

Псевдонимы такие: Хромой Джо, Красный Кэб, Гроза Бродвэя, Дик-Прыгун, Джим-Соколиные глаза.

Два дела на совести: яблоки — красные и ароматные — стащили у Смейльса (толстый и злой) и опрокинули столик продавца патентованного средства (против безденежья) из мести. Продавец надрал уши Джо как-то от нечего делать.

Шайка как шайка. И очень интересно.

Но года карабкались один на другой, как этажи колоссального небоскреба в закопченное небо. Минуло 13. Джо решил — пора оставить детские проказы, он уже не ребенок.

Глава 3

Авто с зеркальными окнами и джентельмен в цилиндре

Авто с зеркальными окнами слегка задел мистера Ройта.

Ройт перекувырнулся и вскочил, желая сказать несколько неприятных слов (вспомнил жену).

Но джентельмен в цилиндре (ах, на цилиндре так красиво играло солнце) рассыпался в извинениях:

— Вы меня простите. Мой шоффер давал сигналы, но вы…

— Я… Да!.. Нет… Я зол, как сто тысяч чертей. Я… чорт… Я…

Ройт захлебнулся. Беспомощно выпучились голубые глаза.

— Еще раз приношу свое извинение, мистер… мистер… э… э…

— Инженер Ройт, Роджен-Стрит, пятьдесят шесть.

Глаза незнакомца зажглись и потухли, голос стал мягче и нежнее.

— Может быть вы разрешите, мистер Ройт, если уж так случилось, довезти вас до вашего дома.

Ройт (вспомнив жену и фамильный стакан):

— Нет. Лучше к универсальному магазину.

— Ол-райт.

В авто, обитом шелком и с цветочками в хрустальных бутоньерках, джентельмен в цилиндре ловко и обходительно погрузил лицо Ройта в платок, пахнущий приятно и пряно.

Ройт дрыгнулся — разбил бутоньерку с цветочком.

В мозгу сквозь плотный туман зеркального стекла и залежавшихся воспоминаний промчались, перегоняя друг друга:

Цилиндр, фамильный стакан и огромный кукиш — сегодняшний день.

Глава 4

Бум… Бум… Сенсация…

— Алло! Алло! Алло!

— Забастовка! Это не ново… Что? Не ново! Кой чорт вы мне подсовываете новости, которые уже помещены в четырех газетах… А?.. На самоубийства мода прошла… Нет. Нужно сенсацию. Понимаете, сенсацию… Идиот!

Мистер Футлик (пиджак в другой комнате, редактор «Все Известия») разочарованно бросил трубку и откинулся на спинку кресла.

За стеной состязались в неутомимости машинки, и высокий пронзительный голос диктовал:

— И мы говорим, зачем существует городское самоуправление. Существует оно…

В обычную симфонию стрекота ремингтонов и голоса секретаря врезался новый звук — Футлику незнакомый.

Громоподобный бас мистрис Ройт колыхал, стены, заставил замолчать «Гамбету» (правая рука Футлика) и машинисток:

— Он пропал. И всему виною я… Он пропал, господин редактор. Уже три дня он не пьет своего кофе!..

— Мистрис! Редакция не ответственна за поведение посторонних…

— Но что делать, если мой муж исчез три дня тому назад и его до сих пор нет? Я вас спрашиваю… Я вас…

Футлику стало радостно и светло.

---

Сенсация!.. Сенсация!.. Сенсация!..

Оль-ля-ля! Пропажа инженера Ройта!

Случайность или преступление!

Звонко кричал Джо.

Сыпались мелкие монеты — в необъятный карман.

В мерном, выверенном механизме уличной жизни маленький перебой.

Сенсация! Сенсация!

Джентельмэны и просто люди забыли на минуту доллары, пшеницу и чемпионат бокса и брали на-расхват свежие, пахнущие типографской краской, газетные листы мистера Футлика.

У редакции на белоснежном экране одна за другой выскакивали черные буквы:

… Случайность или преступление… 27 сего месяца таинственно исчез инженер Ройт — один из изобретателей «Универсальных лучей». Горе несчастной мистрис Ройт не поддается никакому описанию… Всем, всем, всем… Рекомендуется носить патентованные подтяжки фирмы «Элеган».

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.