Великий муж Русской Грамматики

Карамзин Николай Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Великий муж Русской Грамматики (Карамзин Николай)

Для успховъ всякой Науки, всякаго Искусства, надобно желать Педантовъ; они могутъ быть иногда смшны, но всегда полезны. Кто не знаетъ славнаго трактата о соловьяхъ, котораго Авторъ доказываетъ, что предметъ его важне Философіи, нравственности, Политики, Богословіи? За то охотники до соловьевъ узнали, какъ надобно обходиться съ нимъ и спасать ихъ отъ болзней.

Такимъ образомъ я пользуюсь дружбою одного, крайне ученаго мужа, который живетъ единственно для склоненій и спряженій, божится родами, видитъ во сн нарчія; и естьли, марая бумагу, ошибаюсь мене другихъ – естьли умю иногда задуматься надъ словомъ, умю быть осторожнымъ – то конечно ему обязанъ сею выгодою. Всякой мсяцъ хожу къ нему раза два, и всякой разъ возвращаюсь домой съ новымъ почтеніемъ къ Грамматик. На воротахъ его, всегда запертыхъ, написано множество вопросительныхъ знаковъ??? Сіи гіероглифы извщаютъ гостей, желающихъ войти на дворъ, что хозяину надобно знать прежде: кто они? зачмъ пришли? и проч. – Въ дом видите везд живописныя аллегоріи и эмблемы Грамматики. На примръ: женщина съ перомъ въ рук и въ Мантіи, усянной буквами , І и , есть Орографія; другая, представленная въ родахъ, Этимологія; Геркулесъ, разящій палицею великана Альбіона, изображаетъ удареніе; маленькой человчекъ, съ ужаснымъ брюхомъ, предлогъ; камень, летящій между двумя деревами, междометіе; Нарциссъ, смотрящійся въ воду, наклоненіе; молодая женщина, которая дозволяетъ любовнику обнять себя, падежъ; старикъ, считающій деньги, имена числительныя и проч. и проч. На дверяхъ его кабинета написано крупными буквами: Человкъ всего боле отличается отъ другихъ животныхъ словомъ или языкомъ; слдственно наука языка есть истинно-человческая и важнйшая. Въ самомъ кабинет изображена Грамматика въ вид Египетской богини Изиды, закутанной въ пелены, и надпись говоритъ: никто изъ смертныхъ не умлъ снять ихъ; ибо хозяинъ. думаетъ, что мы еще не имемъ совершенной Грамматики – и когда я принесъ ему новйшую, онъ поблднлъ, увидвъ въ ней роспись глаголовъ: калывать, гаривать, баливать, жидать, льыгать, колебливать, трепливать, и воскликнулъ голосомъ сокрушеннаго сердца:,О Небо! когда въ семъ наклоненіи бывали такіе глаголы въ язык Рускомъ? Можно ли изъявительное такъ своевольно обратитъ въ неокончательное и глаголы недостаточные въ полные? Можно ли забыть, что нкоторые изъ нихъ употребляются только съ предлогами, какъ-то: накалывать, ожидать, прилыгатъ?» – Слезы текли ручьями по лицу чувствительнаго старца. Я не могъ видть его печали, ушелъ, и черезъ дв недли снова явился въ кабинет ученаго мужа.

Онъ казался уже гораздо спокойне, самъ началъ говоритъ о новой Грамматик, хвалилъ въ ней многія полезныя замчанія, но осуждалъ раздленіе глаголовъ по ихъ неокончательному наклоненію, доказывая его неврность и сбивчивость. Мой другъ! оказалъ онъ: вамъ даютъ правила; но всякое изъ нихъ раждаетъ изключеніе. Я могу вытвердить ихъ наизусть и безпрестанно ошибаться: слдственно правила неосновательны. На примръ: Авторы говорятъ, что глаголы, которые въ неопредленномъ наклоненіи оканчиваются на ать, перемняютъ сіи буквы въ изъявительномъ наклоненіи перваго лица настоящаго времени на ю; но они должны тотчасъ примолвить, что глаголы плакать, кликать и многіе другіе уклоняются отъ сего закона! Не будемъ клеветать на языкъ: онъ иметъ врные законы для измненія буквъ въ разныхъ случаяхъ глагола, но мы только еще не открыли ихъ. Изъяснимъ великое малымъ, и скажемъ, что натура во всхъ твореніяхъ и разрушеніяхъ слдуетъ вчнымъ, единообразнымъ законамъ, которые однакожь по большой части укрываются отъ Натуралистовъ. Спряженія во всхъ коренныхъ языкахъ составляютъ главную трудность: кто приведетъ ихъ у насъ въ ясную систему, того ожидаетъ внецъ безсмертія; но сей великій мудрецъ, сей блаженный смертный еще не родился. Я посдлъ надъ глаголами, и не дерзаю думать о систем.

,Однакожь Небо награждаетъ усердіе друзей истины, и естьли не совсмъ, то хотя сколько нибудь озаряетъ ихъ свтомъ ея. Такимъ образомъ и мн удалось открыть въ разсужденіи глаголовъ истинное правило – истинное, говорю: и оно не иметъ ни одного изключенія» – Всякой догадается, что я нетерпливо хотлъ знать его. Хозяинъ мой улыбался съ гордостію – видно было, что онъ вспомнилъ славнйшую эпоху жизни своей – поправилъ на голов колпакъ, откашлялся, слъ пряме на креслахъ, значительнымъ движеніемъ руки приготовилъ меня ко вниманію, и съ неизъяснимою важностію громко произнесъ слдующее:,Вс глаголы, которые въ настоящемъ времени, въ третьемъ лиц единственаго числа кончаюся на итъ, должны во множественномъ числ того же лица и времени оканчиваться на ятъ или атъ (мчитъ, мчатъ; славитъ, славятъ); другое же окончаніе единственнаго числа съ буквою Е вмсто И перемняется во множественномъ всегда на утъ или ютъ (владетъ, владютъ; лжетъ, лгутъ). Теперь найдите, любезный другъ, хотя одинъ глаголъ, который уклонялся бы отъ сего правила! Даю вамъ часъ, годъ, вкъ на размышленіе!»…

Онъ снова поправилъ колпакъ свой, началъ тереть себ ладони пальцами, и не хотлъ смотрть на меня, чтобы не мшать мн думать… Черезъ нсколько минутъ молчанія я смиренно объявилъ ему, что въ самомъ дл не умю придумать ни одного изключенія, но что не вижу также и большой пользы сего правила. Пользы?» возразилъ онъ съ живостію:,а разв Авторы наши не пишутъ надятся вмсто надются, сять вмсто сютъ и стоютъ вмсто стоятъ? Самъ я, рожденный для Грамматики, въ семъ случа угадывалъ истину единственно по щастливому вдохновенію Природы!.. Выслушайте исторію. Паденіе яблока съ дерева, въ глазахъ Невтона, открыло намъ систему тяготенія: Грамматика обязана моимъ открытіемъ – ржанію лошадей. Однажды кучеръ пришелъ ко мн и сказалъ: два дни сряду у насъ безпрестанно ржатъ лошади. Вретъ, отвчалъ я: надобно говоритъ ржутъ. Упрямой кучеръ не хотлъ согласится со мною. Мы призвали другихъ людей: выходила разноголосица. Я безпокоился, здилъ, бгалъ по улицамъ, останавливалъ знакомыхъ и незнакомыхъ, спрашивая: ржутъ или ржатъ? Не многіе понимали важность моего вопроса; нкоторые смотрли на меня съ удивленіемъ; другіе смялись. Одинъ молодой человкъ, которой халъ верхомъ съ дамою, будучи такимъ образомъ остановленъ мною и видя, что красавица его испугалась моего грамматическаго вопроса, махнулъ хлыстомъ и – сдлалъ меня Циклопомъ навки.» (Надобно знать, что Грамматикъ нашъ кривъ.), Это бездлица; но къ нещастью, я не могъ употребленіемъ языка ршить спора моего съ кучеромъ: одни соглашались со мною, другіе съ нимъ. Надлежало искать правила – и черезъ 6 мсяцевъ, самыхъ безпокойншихъ въ жизни моей, я нашелъ его (оно уже вамъ извстно): надобно говорить ржутъ, ибо мы говоримъ ржетъ. Е перемняется только на У или Ю

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.