История, рассказанная в полночь

Сербжинская Ирина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
История, рассказанная в полночь (Сербжинская Ирина)

Глава 1

В толстых книгах написанных чародеями специально для людей (с целью просвещения последних) многие главы отведены феям. Дескать, порхают они в свое удовольствие да машут волшебными палочками, выполняя заветные желания тех, кому посчастливилось иметь в друзьях настоящую фею. Чародеи, конечно, умны, с этим никто не спорит, но жизнь крылатых созданий они сильно приукрасили: далеко не все из них работают исполнителями желаний. Фея Скарабара, к примеру, была фонарщицей. Работа ответственная, нелегкая: пока вечером, зажигая фонари, весь город облетишь, крылья отвалятся. А утром, с восходом солнца, снова на службу: фонари-то гасить надо. Вот так и трудишься все время, хлопочешь, а между делом вниз, на землю поглядываешь: что там интересного происходит? Сегодня ничего особенного: вон булочник Крендегль спешит, вон лавочник, гном Пухтопий, лавку отпирает, а по главной улице почтенный гоблин Куксон шествует. На службу идет, не торопится, сразу видно: ни забот у него, ни хлопот!

Фея с завистью посмотрела ему вслед, вздохнула и полетела по своим делам.

… А гоблин Куксон, не подозревая о том, что уготовила ему судьба в самом ближайшем будущем, явился на службу как обычно — ровно в девять утра. Поднялся не спеша, по широкой каменной лестнице, отпер дверь кабинета, постоял, полюбовался порядком. Чистота выдающаяся: ни соринки, ни пылинки! На столе — бумажка к бумажке сложены в стопки, приказы и распоряжения пронумерованы и подшиты, перья — очинены, бронзовые чернильницы полны превосходных чернил.

«Порядок на рабочем столе — порядок в мыслях», — назидательно говорил Куксон молодежи, зеленым пятидесятилетним юнцам, только-только поступившим на службу. Молодые гоблины считали его занудой, но Куксон, прослуживший без единого замечания уже сто восемьдесят пять лет (сто восемьдесят пять лет, три месяца и восемнадцать дней, если быть точным), знал: по-другому нельзя. А кто иначе думает, тот по службе высот особых не достигнет.

Вот так-то.

Он направился к рабочему столу, но по дороге на минуту задержался перед зеркалом в раме из стеклянных цветов. (Щедрый, весьма щедрый подарок Гильдии Зеркальщиков. Куксон, разумеется, принимая подношение, строго уточнил, не волшебное ли оно? Есть зеркала, которые невесть что отражают, и держать подобные в солидном учреждении совершенно недопустимо).

Зеркало, слава небесам, оказалось совершенно обычным, хотя и не без странностей: пару раз в год стеклянные цветы превращались в настоящие, и начинали благоухать, да так, что Куксону специальным приказом пришлось обязать сотрудников Ведомства держать окна и двери открытыми до тех пор, пока зеркало не образумится.

Сам-то Куксон ничего против запаха роз не имел, но ведь во всем мера должна быть! Некоторые посетители с тонким нюхом — оборотни там, или вампиры — в кабинет заходить отказывались, а иные и жалобу на этакое безобразие написать грозились. Досадно, конечно, да что поделаешь? Неразумно предъявлять слишком строгие требования к вещам, изготовленным при помощи магии.

Куксон придирчиво изучил собственное отражение: приятно лишний раз убедиться, что выглядишь солидно и представительно.

Зеркало отразило невысокого сутулого гоблина, облаченного в коричневые штаны и суконную курточку травянисто-зеленого цвета с большими серебряными пуговицами. Для своих лет выглядел он очень даже неплохо. Острые уши поросли, конечно, седыми волосами, все же годы свое берут, но маленькие желтые глазки из-под мохнатых бровей по-прежнему смотрят зорко и проницательно. Лицо имеет приятный зеленоватый оттенок, что говорит о крепком здоровье, а крупные бородавки на носу придают внушительность и даже некоторую интересность, как бы намекая, что Куксон, несмотря на седые уши, еще гоблин хоть куда!

Словом, приятно посмотреть.

Он поправил колпак на голове, одернул курточку, и проследовал на место: пора и делами заняться. Покосился мельком за окно: опять на карнизе птиц видимо-невидимо, да еще и снурри шмыгают, маленькие надоеды. Шерсть у них бурая, хвосты длинные, тонкие, колечком закрученные, а цепкие лапки постоянно чем-то липким перепачканы. Все окна перемазали и как их с карниза прогнать — неизвестно: магии снурри неподвержены, заклинаний не боятся. Топчутся возле окна, крылья сложили, мордочки к стеклу прижимают, лапами скребутся: в комнату просятся.

— Кыш, проклятые! — пробурчал Куксон недовольно.

Одни убытки от этих летающих дармоедов, одни неприятности. Вчера опять так заляпали медную табличку на парадном входе, что помощник Граббс (молод, усерден и смышлен, однако надежд особых не подает), начищая медь, такие слова себе под нос бормотал, что даже проходивших мимо пожилых гоблинш и тех в краску бросало. Однако ж, ничего, отчистил хорошо, буквы «Ведомство по особым делам Гильдии магов» так и сияют.

Только надолго ли, вот вопрос? С утра пораньше проклятые снурри уж тут как тут…

Старый гоблин сокрушенно покачал головой, и уселся за стол: начинался рабочий день.

Службу свою Куксон любил.

Много имелось в Лангедаке разных контор и заведений, но с Ведомством по делам магии, где Куксон трудился, им не сравниться! Со всего королевства приезжали сюда волшебники, чародеи и маги, которым требовалась работа. (Лишь человек, весьма далекий от магии, может считать, что волшебники, маги и чародеи занимаются одним и тем же. Вовсе нет. Маги занимаются магией, волшебники — волшебством, а чародеи — всем помаленьку. А ведь были еще ведьмы! На ведьм Куксону пришлось недавно завести отдельную папку).

Наведывались к нему в кабинет с табличкой «Заявки и назначения» опытные чародеи, временно оказавшиеся не у дел, робко заглядывали желторотые выпускники школы Гильдии магов, желающие получить первый в своей жизни заказ, захаживали искусные маги, подыскивавшие выгодный денежный контракт.

В свою очередь, и те, кому потребовались особого рода услуги — представители Гильдий, бургомистры маленьких городков, богатые купцы, владельцы караванов, хозяева трактиров, и простые жители города — тоже частенько навещали Куксона, оставляли заявки с просьбами подыскать для какого-нибудь дельца мага или чародея понадежней да поопытней. Так что, можно сказать, Ведомство по делам магии являлось чем-то вроде биржи труда — если бы, конечно, в Горном королевстве знали подобные слова.

Да, это было совершенно особое Ведомство и посетители сюда наведывались тоже совершенно особые.

Взять, к примеру, вчерашний день.

С утра пораньше заявился очередной безработный целитель из вампиров, а потом — парочка магов со специализацией «Судебная магия и тайная служба». Ну, с магами-то Куксон управился быстро: давно в шкафу пылилась заявка от Судейской палаты, дожидалась своего часа. И десяти минут не прошло, как они, обрадованные солидным долгосрочным контрактом, покинули кабинет и отправились прямиком к месту назначения. А с вампиром что прикажете делать? Его куда устраивать? Вампиры — публика особая, капризная, требуют многого: чтоб и работа преимущественно по ночам была, и с питанием вопрос решался, а за службу в дневное время еще и сверхурочные просят. Служить предпочитают в больших городах, захолустий не любят. В прошлом месяце, к примеру, отыскалось для одного вампира-целителя прекрасная должность в крошечном городке на границе: и жалованье неплохое, и работа непыльная. И что? И двух недель не прошло, как проклятый вампир снова сидел в кабинете Куксона и требовал другого назначения. Скучно ему, видите ли, стало! Глушь, говорит, такая, что поневоле старые привычки просыпаются. Руки, говорит, прямо чешутся и зубы тоже. Ну, Куксон, как про зубы услыхал, так и перевел его в распоряжении Гильдии Лекарей Лангедака, от греха подальше. Глава Гильдии, разумеется, не в восторге был, а куда деваться? Пришлось ему войти в положение, служба есть служба.

Куксон пододвинул к себе пачку заявок.

Кто-то явится сегодня с утра пораньше? Хоть бы приятный человек заглянул, тогда и побеседовать можно, расспросить о том, о сем: где бывал, что видел, новости узнать. Сам-то Куксон никогда родной Лангедак не покидал: гоблины даже по молодости не любят насиженные места оставлять. Вот и он: никогда интереса к путешествиям не питал, была охота ехать куда-то! Что нужно — о том странствующие маги да чародеи поведают, а чего не расскажут — того и знать не надобно. Многие знания — многие печали, уж Куксону-то об этом доподлинно известно. Тащиться в другие страны да разные диковинки смотреть, как это сейчас модно стало? Нет уж, увольте. Чем плохо в своем королевстве?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.