Как Сладостно Отчизну Ненавидеть

Шведов Сергей Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Сергей Шведов

КАК СЛАДОСТНО ОТЧИЗНУ НЕНАВИДЕТЬ

рассказ

Как сладостно отчизну ненавидеть

И жадно ждать ее уничтоженья!

И в разрушении отчизны видеть

Всемирную десницу возрожденья.

B.C. Печерин, "gentilhomme russe, citoyen du monde".

Как сжиться тяжко

со сраной Рашкой!

(граффити на стене мужского туалета на Киевском вокзале в Москве. Автор неизвестен)

1

По Волхонке мимо храма Христа Спасителя шла небольшая колонна военной техники -- впереди БМП, за ней два бэтээра, а между ними бронированный штабной джип. Извозчики на санях шарахались по сугробам на тротуары. Бабы в пуховых платках испуганно крестились, а барынька с руками в горностаевой муфте слетела со своих саней прямо соболиной шапкой в унавоженный снег. Колонна остановилась у департамента по миграции, где дежурили два часовых в долгополых шинелях и папахах из искусственного каракуля с завитками из суровых ниток, как на солдатском обмундировании в Первую мировую войну. По команде "к ноге" они держали винтовки Мосина с примкнутыми ещё четырёхгранными штыками.

-- Привет, служивые! Перекурите с нами?

-- На посту не положено, -- сурово отвечали солдатики с орлами на кокардах.

Казаки с красными звёздами на папахах выпрыгнули из бронетранспортеров и, лениво покуривая, расположились вокруг техники с автоматами наизготовку. Вроде бы расслабились, но острый глаз из-под кудрявого чуба время от времени посматривал на здания от крыши до подвальных пандусов. На бээмпэшке крутилась антенна, сканируя окна и крыши, передавая на бортовой компьютер сигнал о любом передвижении занавесок. Пусковая установка с пятью УРСами нервно рыскала по азимуту и тангажу, готовая разнести любое окно, в котором покажется лишь смутная тень снайпера.

-- Как изволите доложить его сиятельству?
-- затряс бакенбардами швейцар, долгополая шинель вся в золотых галунах.

-- А никак, лакейская твоя душа... Твой барин сам всё знает, -- махнул сложенной нагайкой есаул в бекеше и папахе.
-- Сам выйдет, неча докладывать, невелика птица.

Товарищ директор департамента по миграции граф Грициан Загогулько важно спустился по лестнице, покрытой текинском ковром, чтобы казацкий варвар не замарал его грязными сапожищами.

-- Я бы попросил вас не ездить по столице с незачехлёнными пулемётами и пушками, господин есаул.

-- А-а, вы только просить да клянчить деньги у нас и умеете!
-- небрежно отдал честь есаул, словно просто махнул нагайкой.
-- Была охота мне терять людей из-за московских абреков и секирбашей. Короче, дедуня, собирайся. Я привёз вам мигранта на обмен.

-- Одного?
-- с недовольным видом покрутил действительный статский советник гусиной шеей под стоячим воротником.
-- Вы нам задолжали 475 душ.

-- Чем богаты, тем и рады. Мы тебе не работорговцы, а служба санации общества по Владимирской области. Поставляем вам наших моральных уродов и отбираем у вас одарённых самородков, которые вам без надобности.

* * *

Камера была набита арестантами, не продохнуть от вони немытых тел, параши, отрыжки после бараньего курдюка и кислого, застоявшегося духа анаши. Пахло, как в овощехранилище, в отсеке завонявшихся солений. Зэки сидели на бетонном полу, скользком от плесени, и орали друг на друга, как торгаши на рынке, особенно когда один ираноязычный, а другой тюркоязычный. Но горше всего, когда спорили огуз с кипчаком. Оба кипятились, возмущаясь, что тюрок не может понять тюрка. Москвичи, понятное дело. Скандальный народец.

-- Смирно! Слушать мою команду!

Унтер ввёл в камеру штатского господина в пенсне. Господин зажимал нос кружевным платочком.

-- Всем сидеть на полу и не двигаться! Руки под себя!.. Ваше высокоблагородие, -- предупредил он его негромко.
-- Будьте осторожны. Ваши клиенты сидят по "русской статье".

-- Ну и что?

-- Могут и пырнуть. Это же русские.

-- По уму сказано!
-- гортанно загыгыкали разномастные зэки.
-- Русские -- уроды по жизни.

-- Прекратить восточный базар!

Камера была проходной. Через неё можно было попасть в карцерный блок. Унтер загремел ключом. Бледные штрафники босиком вышли, пошатываясь, из карцера. Болезненно щурились даже на сумеречное освещение в тюремной камере.

Уполномоченный чиновник направил на них считывающее устройство.

-- Так ты кто?

-- Я -- русский.

-- А ты, вижу, казах.

-- Ногай!

-- Молчать!
-- рявкнул унтер на заключённого.
-- Кстати, этот тоже проходит по "русской статье". В драке с таджиками на Старом Арбате он защищал этого русского террориста. Разжигал межнациональную рознь, так сказать.

-- Какая мне разница? Мой прибор уже идентифицировал их вживлённые чипы. Я удостоверился, что именно они проходят по моему списку.

-- Отправить их на профилактическое лечение электрошоком перед допросом, ваше высокоблагородие?

-- Не стоит. Доставь обоих в департамент миграции, -- ответил штатский чиновник.
-- Сегодня произойдёт процедура обмена мигрантами.

В камере поднялся разноязыкий вой и жуткий свист.

-- Русских головорезов отпускаете, а своих россиян в тюрьме гноите? На волю хочем, начальник. Нам ни шаурмы, ни бешбармака не дают. Джигиты не кони, овсянку не едят.

-- Будет вам воля на расчистке сугробов, когда подвезут новые кандалы. Даже шашлык на морозе обещаю, если будете хорошо работать. А пока сидеть тихо!

-- А почему насвай запретили передавать в посылках? Мы же ваши россияне, а не русские.

Когда унтер сдал отобранных заключённых конвою, он недовольно буркнул в сторону:

-- Обидно, ваше иностранное высокоблагородие! Вы делаете бизнес на мигрантах, а нам ничего с этого не перепадает.

-- Господин унтер-офицер, слава богу, вы россияне, а не русские. Это их полиция может разлагаться под коррупцией.

-- Так у русских нет полиции, там только казаки. Нет тюрем, потому что они всех своих зэков сплавляют к нам в Россию. И чиновников у них нет, вместо них компьютеры. Дурную машину не подкупишь. Откуда взяться коррупции?

-- Сначала получите офицерское звание, а потом умничайте, унтер. Русская держава -- орда дикарей, а ваша Российская империя на пороге вступления в Европу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.