Роман из жизни уклейки

Майерова Мария

Жанр: Детская проза  Детские    1966 год   Автор: Майерова Мария   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Роман из жизни уклейки (Майерова Мария)

Роман из жизни уклейки

Я маленькая уклейка.

Родилась я в Бероуне, недалеко от Черношиц, у еще не закованного в камень берега, где росли вербы, а на них цветущий вьюнок; камыш и речные травы убегали глубоко в воду. Моя колыбель пряталась меж речных водорослей, и прозрачные волны качали ее под песенку ветра. В тот день, когда я впервые увидела сквозь воду солнце, появилось на свет еще очень много других уклеек, окуней, линей, усачей и всякой мелочи. Мы были все вместе только тот один-единственный майский день. Куда они все потом делись, не знаю…

Вы спрашиваете о моей матери? О ней мне ничего не известно. Не у всех существ в природе есть заботливая и нежная мама. Рядом со мной плавали другие крошечные уклейки, к которым меня непреодолимо тянуло, и они с удовольствием держались поближе ко мне. У них были молочно-белые брюшки и глаза так чудесно блестели! Ах, как мне хотелось быть такой же, как они! Мы плавали только одной стайкой. Куда одна, туда и остальные.

Ах, какое наслаждение скользить по воде и быстрее, еще быстрее обгонять солнечные лучи, ныряя в омуты! Вдруг нам почудилось, что одна из уклеек внезапно вырвалась из стайки и повернула в сторону. Мы сразу ринулись за ней, но через некоторое время отделилась другая, вдруг и меня что-то потянуло свернуть в другую сторону. Я так и сделала, и все уклейки из моей стаи повернули за мной. Они, наверное, решили, что я знаю гораздо больше их о неизведанном подводном царстве, простиравшемся вокруг нас. Но ни одна из нас ничего не знала, все мы были одинаково глупы и частенько бросались сломя голову навстречу опасности. Из прохладной водной глубины у берега мы поднялись на поверхность. Какая таинственная сила толкает каждое живое существо к вершинам? Я помню свое первое впечатление: я ткнулась носом во что-то сухое, шероховатое. Вроде бы и вода, но какая разница!

Я спросила тогда этого паренька с зеленой спинкой, который хвастался, что он уже целых два месяца живет на свете:

— А что там, в конце подводного мира? Разве там не снова вода и вода?

Он ответил, что там воздух, и пусть, мол, я не смею хлебнуть воздуха или, скажем, выскочить из воды, иначе дела мои плохи.

Я не поверила. Ну что такого со мной случится? Мне хотелось все знать подробно.

— Не спрашивай, испугаешься, — ответил он.

Я в изумлении задумалась над его словами. Быстро догнала подружек и сообщила им эту новость. Они тоже удивились. Тогда мы все устремились к поверхности воды и в изумлении вытаращили глаза. Вода на поверхности была коварная, гладкая и незаметно переходила в воздух. Время от времени со дна поднимались какие-то бусинки, исчезая на поверхности. Это были прелестные бусинки, и мне сразу захотелось их поймать. Я бросилась за одной, схватила ее губами и чуть было не поплатилась жизнью за свою жадность: бусинки были из гнилого ила. Так впервые я разочаровалась в красоте.

Словно в каком-то дурмане я плавала некоторое время брюшком кверху. Увидев, что со мной случилось несчастье, остальные мгновенно уплыли прочь. Я собрала остатки сил и бросилась за ними.

Мы очутились в подводной расщелине; под нами золотисто поблескивало песчаное дно, водная поверхность была угрожающе близко, ветки вербы и ольхи свисали прямо в воду, и то и дело какая-нибудь мушка попадала нам прямо в рот. Вода здесь чем-то пахла и была спокойной, как на глубине. Нам пришлось здесь по душе, и мы решили здесь поселиться. Но только мы начали привыкать, как на воду упала черная тень. Мы застыли от ужаса и вместо того, чтобы спрятаться на дно, зарыться в песок, принялись как сумасшедшие кружить на одном месте, метаться из стороны в сторону и даже выскакивать из воды.

Наверху загрохотал чей-то страшный голос:

— Мама, мама, смотри-ка, сколько рыбок!

Наконец мы пришли в себя и опрометью бросились прочь из этой опасной заводи. Долго мы спорили, что за существо обитает на берегу нашей заводи, но так и не догадались. И тогда мы разыскали старую куму уклейку, чтобы узнать, кого же мы все-таки так испугались.

— У кого самый страшный голос на свете? — спросили мы.

Старая уклейка, которая редко покидала свою глубокую запруду, защищавшую ее от нападения зубастых разбойников, была особой сердитой и весьма гордой. Она говорила всюду, что она наша прародительница, но у нас она была не слишком-то в большом почете, потому что с нами не плавала. И потом, о таких вещах не сохранилось никаких записей: ведь под водой о рыбах никаких записей не ведется.

Уклейка забила хвостом в знак того, что это дело серьезное, и проговорила:

— Самый страшный голос на свете у человека. Нам, существам немым, можно об этом судить. Значит, это человек нагнал на вас столько страху.

Всего-навсего человек!

Теперь наш страх совсем прошел, хотя уклейка, взмахнув плавниками, прибавила:

— О легкомысленная молодежь! Вот погодите, жизнь вам покажет, что такое человек!

Мы пропустили мимо ушей ее слова и помчались к заводи, чтобы хорошенько разглядеть новое существо. Там стояло человеческое дитя с тряпкой, завязанной узлом на четырех концах: оно занималось ловлей. Странная вещь: мы сразу почувствовали, что человек затевает что-то опасное. А он за это время успел поймать трех наших сестер, как раз самых любопытных, и наши ряды поредели.

В детстве я прямо чудом спаслась от немалых несчастий, как я могу судить только теперь, когда смотрю на козни врага опытными глазами.

В возрасте трех недель мы отправились путешествовать по белу свету.

Я плыла по родным водам до самых Добржиховиц. Там весь берег был усеян человеческими существами, которые, держа в руках удочки, пристально смотрели на воду.

Моя новая подружка, юная плотвичка, заявила, что ей необходимо узнать, что они ищут в воде.

Она подплыла под удочку и резво взметнулась вверх. По воде пошли круги. Это ей понравилось. Потом она нырнула и внезапно увидела прямо перед самым носом прекрасного червяка. Я тоже его увидела почти в то же самое время, но я была сыта и позволила ей схватить его. Плотвичка вдруг странно задергалась и так жалобно забилась, что у меня даже чешуя встала дыбом. Я бросилась к ней, и что я вижу: во pry у нее торчит веревка, уходя наверх, на поверхность, а другой конец веревки в руках человека.

Мне вдруг стало страшно, и я даже заплакала, когда увидела, как плотвичка, будто по волшебству, исчезла из воды.

В смятении я зарылась в ил и там обо всем рассказала толстому косому карпу; его жирные щеки затряслись от смеха, и он сказал мне нравоучительным тоном:

— Эх, милое дитя, надо быть осторожней с рыбаками. Я лучше спрячусь в иле, чтобы не даться им в руки.

Печальная, я вернулась в Черношицы, и сколько потом подружки ни рассказывали мне о чудесной жизни в чужих водах, а некоторые хвастались, рассказывая о море, его глубинах и соленой воде, я все же не поддавалась их уговорам. Честно говоря, я просто трусила. А в ту заводь я больше не вернулась. Теперь я сначала поднималась на разведку на поверхность реки, чтобы увидеть, что делается на воздушном свете. Как-то раз я увидела лодки с людьми, которые прыгали в воду и плавали почти как мы, шевеля плавниками. Я испугалась, но вскоре заметила, что этот вид людей безопасен для рыб и что все люди делятся на рыбаков и на нерыбаков.

А однажды я встретила страшно болтливого судака. Он рассказал мне, что приплыл сюда из Бероуна, что там просто восхитительно, в воде полным-полно всякой еды. Ему возразила маленькая рыбка, сказав, что там вода отравлена и поэтому там настоящее кладбище рыб. И я по-прежнему плавала только в родных краях; жилось мне неплохо, я ловила мух и комаров, лакомилась крошками, которые забавы ради бросали в воду люди. Мой родной край таил в себе бесконечное очарование. Я даже сама этого не подозревала, и теперь, когда меня уже там нет, он вновь обрел для меня утраченную красоту.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.