Парламентеры (сборник)

Васильев Владимир Николаевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Парламентеры (сборник) ( Васильев Владимир Николаевич) * * *

Парламентеры

Лес вставал впереди – огромная темная стена на фоне близкого заката. Он начинался здесь, на границе людских земель, и простирался до самого океана на северо-западе. Дикий и древний, как сама вечность.

Кардиган поправил перевязь с оружием и обернулся – три мечника и два арбалетчика выжидающе глядели на него.

– Ну что? – сказал Кардиган почти весело. – Время! Двинули!

И первым зашагал к лесу.

Мечники и арбалетчики последовали за ним.

Приминая траву, отряд пересек плоский луг, обогнул одиноко торчащий в полуфарлонге от опушки холмик и вскоре вышел к кривоватой глубокой балке, которая вклинивалась в чащобу и сразу же терялась из виду. Кардигану как-то довелось спускаться в нее, поэтому он знал, что юго-западнее балка тянется вдоль холмика с противоположной от отряда стороны и в конечном итоге сваливается к речушке Лее. На северо-восток по балке никто не ходил. В смысле – из людей не ходил. Туда, где начинался лес, люди не суются.

Потому что в лесу живут эльфы.

К ним Кардиган и шел. И вел небольшой отряд. Впервые он вел отряд сам, а не шагал за предводителем.

Что ж… Все когда-нибудь случается в первый раз.

Старое кострище совсем рядом с опушкой все еще отлично просматривалось, а вот одно из двух бревен кто-то утащил. А возможно, просто сжег.

– Стоп! – скомандовал Кардиган. – Пришли!

Дорожные мешки тут же были сброшены с плеч; добыты мех с водой, холодная телятина и все еще теплый хлеб. До заката оставалось добрых полтора часа.

Кардиган присел на бревно, поправив неловко висящие при поясе мечи. Лес равномерно шумел на слабом ветерке. С жужжанием пролетел овод, повитал над шлемом и в конечном итоге примостился на сапог Кардигану.

«Дурень, – подумал Кардиган. – Сапог хоть и яловый, но крови ты там хрен сыщешь…»

Овод потыкался хоботком в сапог еще секунд двадцать, пришел, видимо, к аналогичным выводам и с жужжанием улетел к трапезничающим ратникам. Вскоре один из мечников звонко хлопнул ладонью по шее – скорее всего, этого хлопка овод не пережил.

Жуя телятину с хлебом и запивая обыкновеннейшей водой, Кардиган мысленно готовился к переговорам с эльфами. Как-то они пройдут сегодня, переговоры? Хотелось надеяться – удачно. Хотя что значит – удачно? Скорее всего, все сложится как обычно: эльфы вежливо откажутся от всех предложений, продлят, предварительно пообсуждав, торговые соглашения и снова канут в свой загадочный лес, куда людям путь однозначно заказан.

А уж в этом сомневаться не приходится: за последние пять лет люди совались в лес лишь дважды. Сначала беглый убийца Приум, удирающий от тюремной стражи Глабстенбурга, не нашел ничего лучше, нежели свернуть с северного тракта к лесу. Его труп эльфы-дозорные выбросили из кустов на опушке уже через два часа. Горло Приума прошивала одна стрела, а из правого глаза торчала другая. А недавно какие-то заезжие торговцы древесиной с южного побережья затеяли порубку чуть севернее деревни Шелест. Зачем им понадобился свежий, а не покупной лес – никто так и не узнал. Эльфы тогда потребовали отступные за десяток сваленных сосен и дубов, причем немалые. И пришлось платить, куда деваться…

До разговора с людьми эльфы снисходили только один раз в году: а именно в день ламмас, шестого августа по человеческому исчислению. В любой другой день можно было ожидать на опушке хоть до посинения – никого из эльфов увидеть все равно не удалось бы. Да и углубись в лес – тоже, скорее всего, не удалось бы увидеть. Тихий щелчок тетивы, короткий свист оперения – и привет… Стрела в глазу. Или в шее.

Впрочем, на людские земли эльфы в свою очередь не совались. Они вообще не выходили из леса, словно могли оставаться живыми только там, под сенью вековых деревьев.

Солнце постепенно утопало в ветвях. Близилось время сумерек.

Как обычно, появление эльфов люди прозевали. Вроде только что никого не было, и вдруг р-раз – к кострищу подходят четверо. Все высокие, стройные, длинноухие, укутанные в плащи. Двое несут короткое и с виду весьма тяжелое бревно, один охапку дров, а предводитель, которого Кардиган знал, – понятное дело, налегке. В волосах предводителя торчит длинное раскрашенное перо.

Старшего – во всех смыслах – эльфа звали Иланд.

Кардиган вскочил; его примеру невольно последовали ратники.

– Рад видеть посланника людей на кромке Леса, – негромко сказал Иланд.

Кардиган затеял было цветистое приветствие на нижнем сейдхе, но эльф почти сразу перебил его:

– Не трудись, молодой посланник, я в достаточной мере владею языком людей. Извини, что прервал.

Иланд подал знаки своим сородичам – принесенное бревно упокоилось напротив того, на котором только что сидел Кардиган, а между бревнами почти мгновенно запылал небольшой костерок.

– Присядем, – предложил Иланд и, поддернув плащ, опустился на бревно.

Присел и Кардиган.

– В прошлый раз ты был в свите парламентера, – задумчиво сказал Иланд. – А где достопочтенный мэтр Брокли?

– Достопочтенный мэтр Брокли теперь наместником в Глабстенбурге, – охотно сообщил Кардиган, и это было почти правдой. – Обязанности капитана парламентеров с недавних пор возложены на меня. Кардиган, к вашим услугам, саэдде Иланд!

Произнося это, Кардиган снова встал и поклонился, отступив, впрочем, от формальной церемонии – шляпы все равно не было, а размахивать шлемом было как-то неловко. Иланд ограничился тем оскалом, который у эльфов сходит за улыбку.

Кардигана всегда поражал этот эльфийский оскал – в общем выражении лица не менялось ничего (о глазах и говорить нечего), только губы чуть искривлялись, обнажая одинаковые мелкие зубы.

– Что ж… – сказал Иланд равнодушно. – Кардиган так Кардиган. Мэтр Брокли тоже недолго приходил сюда – всего восемнадцать лет.

– С чего начнем? – поинтересовался Кардиган.

– С торговли, – Иланд чуть склонил голову, отчего его остроконечные уши стали особенно заметны. – В этом году мы намерены закупить на треть больше муки и вдвое больше овощей.

Кардиган немедленно воспользовался предоставившейся возможностью:

– Саэдде Иланд, в очередной раз осмелюсь напомнить вам, что зерно и овощи проще выращивать самостоятельно, зерно потом молоть…

– Мы не станем ничего выращивать и, тем более, молоть, капитан, – прервал эльф. – Нас вполне устраивает мука и овощи, которые мы покупаем у вас. К тому же, для земледелия и устройства мельниц требуются свободные от Леса участки, а без особых причин уничтожать Лес не в наших правилах.

– Но ведь вы продаете нам древесину! – попытался затеять полемику Кардиган. – Значит, все равно вам приходится валить деревья.

– Но не все подряд и не на одном определенном пятачке, как это делают ваши недалекие кметы, – ответил эльф не задумываясь.

Кардиган вздохнул. Он уже хотел было еще разок извиниться за дурацкую выходку купцов с юга, но Иланд принялся перечислять поправки к торговому соглашению и пришлось скрупулезно записывать каждый пункт на свитке дрянной грязно-желтой бумаги.

Это было непростое занятие – Кардиган впопыхах сломал два пера и едва не опрокинул чернильницу.

Незаметно навалились душные летние сумерки – ветер к закату совершенно улегся. Налетело комарье, однако по какой-то неведомой причине около костра их не было совершенно и не дым был тому поводом: дрова, принесенные эльфами, горели вообще без дыма.

Пока предводители занимались соглашением, ратники Кардигана и дозорные-эльфы перекинулись лишь несколькими словами. Еще будучи в свите мэтра Брокли, Кардиган пытался разговорить кого-либо из эльфов-дозорных, но тщетно: на конкретные вопросы те отвечали односложно, а поверхностный треп вообще пропускали мимо ушей. В их миндалевидных оливкового цвета глазах Кардиган не мог прочесть ничего, кроме общего равнодушия с легкой примесью не то сочувствия, не то снисходительности.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.