Прометей с востока

Ищенко Геннадий Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Прометей с востока (Ищенко Геннадий)

Глава 1

- Отец, я уже всё для себя решил! — упрямо сказал Глеб. — Не моё это дело — ковыряться в земле! Пусть этим занимается Устин.

— А что, давай отпустим Глеба, отец, — предложил младший брат. — Толку от него всё равно не будет. Для работы нужна сила, а брата можно перешибить соплёй. Он уже тебя перерос, а мужскую работу делать не может. Землю пахать — это не по лесу бегать с луком.

— А ты и рад! — набросилась на Устина сестра. — Брат где-нибудь пропадёт, а здесь всё достанется тебе!

— Хоть ты помолчи, — сердито сказал ей отец. — Все уже поели? Тогда мы сейчас идём в горницу, а ты наводи порядок.

Мужчины встали из-за стола и ушли в самую большую и богатую комнату дома. Антип сел на лавку, а братья остались стоять. Молчал он недолго.

— Значит, крестьянствовать не хочешь? — утвердительно спросил он у старшего сына. — А в дружину к князю пойдёшь?

— Ну их, — сердито сказал Глеб. — Я вчера ходил к воеводе Трифону. Молодец, говорит, что горазд с луком, но уж больно ты какой-то хилый! Год будем учить с копьём, потом год — с мечом, а только после этого станешь младшим дружинником. А в старшие, если будешь стараться, попадёшь лет через пять!

— А стараться, да ещё пять лет, тебе неохота, — усмехнулся отец. — И ведь вроде не лодырь. Ладно, говори, что надумал. Вижу же, что не просто так завёл разговор.

— Я решил отправиться в западные королевства, — сказал Глеб. — Идар туда сходил, а потом его Трифон сразу взял десятником!

— Глуп ты, сын! — рассердился отец. — Идар на чужбине семь лет махал мечом! Вместе с ним из нашей деревни ушли ещё пятеро, а вернулся он один! Вся морда в шрамах и на руках не все пальцы. И он в два раза шире тебя в плечах. Брат правду сказал, что в тебе нет силы. С луком ты изрядно проворен, но одним этим боем не проживёшь! И кому ты такой нужен? Если и возьмут в дружину отроком, придётся точно так же, как и здесь, всему учиться. Так уж лучше этим заниматься на своей земле. Если и убьют, так хоть с пользой для княжества, а не просто так.

— Там ценятся маозы, — упрямо сказал Глеб, — а здесь мы все такие, и мне никакой льготы не будет. Я хочу посмотреть чужие земли, а в дружине придётся до седых волос торчать в княжестве.

— Уже с кем-нибудь сговорился? — спросил Антип.

— С купцом Вышатой, — ответил сын. — Он через два дня отправляет на запад обоз. У приказчика в охране четверо, а я буду пятым. Я вчера, когда ездил в город, зашёл к гоблину сменять деньги. Всё своё серебро поменял на эльфийскую медь.

— Вечно ты спешишь, — недовольно сказал отец. — Обменял бы десяток серебряных, а остальное взяли бы гоблины у пшеков, у них менять выгодней. Ладно, вижу, что тебя можно остановить, только переломав ноги. Тебе уже шестнадцать, так что я тебя своим словом держать не буду, но и потакать твоей глупости тоже не собираюсь. Отдам тебе свой шлем, а дочь соберёт еды в дорогу. А сейчас уйди с глаз, видеть тебя не хочу.

— Что тебе сказал отец? — заглядывая Глебу в глаза, спросила Васса, когда брат вышел во двор. — Бить не будет?

— Я уже самостоятельный, — ответил он. — У отца остался Устин, да он и сам ещё женится и наплодит детей. — Так что если я не вернусь…

— Не смей говорить такие слова! — рассердилась сестра.

— Тебе уже четырнадцать, — сказал Глеб, посмотрев на стройную и сильную девушку. — В этом году или в следующем выйдешь замуж, и будет уже другая семья, а потом пойдут дети…

— При чём здесь это? — не поняла она. — У меня всего два брата, и я вас обоих люблю!

— Я тебя тоже люблю, — он обнял сестру и пригладил её волосы. — Эльфы в западных королевствах отбирают не всё золото. Это им деньги запрещают делать, а на украшения запрета нет. Я тебе куплю золотые браслеты и серьги…

— Не нужно мне твоё золото! — рассердилась она. — Вот зачем ты хочешь уехать, да ещё на запад? Если уж не сидится дома, поезжай с купцами на юг к песчаным оркам! Там к нам относятся с уважением.

Она скинула его руку с плеча и убежала в дом. И так настроение было хреновым, а тут ещё слёзы сестры! Глеб со злости плюнул, дал пинка попавшейся под ноги курице и вышел за ворота. Видеть никого не хотелось, поэтому он пошёл не по дороге, а по тропинке к реке. На огородах в это время работали, но для полива было жарко, поэтому у реки никого не было, лишь издалека едва доносились крики купающихся мальчишек. Глеб сел в тени кустов возле самой воды и задумался.

До десяти лет он ничем не отличался от большинства деревенских мальчишек, разве что ловчее их управлялся с луком. А потом умерла мать. Ему не сказали, почему она не смогла родить, а он сам никогда этим не интересовался. Только её похоронили, как напали кочевники. Отец ушёл с ополчением, а перед уходом сговорился с одним из односельчан, чтобы тот присмотрел за детьми. У семидесятилетнего Марка не было ни семьи, ни хозяйства, поэтому он с охотой согласился. Точнее, у него были дом, огород и кое-какая мелкая живность. Деревенские такое убожество хозяйством не считали, но Марку его хватало. В юные годы он с несколькими друзьями отправился на запад и вернулся только через тридцать пять лет. Поначалу Марк никому не хотел рассказывать о своих странствиях, но потом понемногу разговорился. Односельчане узнали от него немало интересного, и часть этих рассказов довелось послушать Глебу. Война с кочевниками затянулась, а потом князь для какой-то надобности задержал кое-кого из ополченцев, поэтому отец вернулся домой уже в разгар зимы. Зимой у мужчин в деревни не так уж много работы, а у Марка её не было вовсе. За его живностью бегал ухаживать Глеб, а старик то ли в благодарность, то ли из-за скуки выучил его языку англов, на котором разговаривали во многих королевствах. На нём же почему-то говорили и эльфы. Память у Глеба была всем на зависть, поэтому мальчишка всё запоминал с лёту и вскоре уже мог свободно говорить, а позже научился и чтению. Своя письменность у маозов была, но её знали только жрецы, ну и ещё бояре. Своими буквами они писали только летописи и послания, а вот в западных королевствах было такое чудо, как книги. Они были безумно дороги, но Марк с собой две привёз. Его рассказы и чтение этих книг сделали для Глеба крестьянскую жизнь серой и скучной. Он ещё с удовольствием бегал на охоту, но остальные дела выполнял через силу. После возвращения отца Марк ушёл в свой дом, и Глеб стал часто к нему бегать. Мальчишке было нетрудно выполнить работу, которая старику была в тягость. Взамен он мог поболтать на выученном языке, почитать книги и расспросить Марка о чужой жизни. Вопросов у него всегда было много.

— А чем эльфы отличаются от людей и орков? — спросил он как-то лежавшего на печи старика. — Через нашу деревню проезжал обоз, в котором были песчаные орки, так я никаких отличий от нас не заметил. Ну лица немного темнее и другая одежда.

— Внешне отличий немного, — ответил Марк. — У всех может быть с нами общее потомство, даже у гоблинов. Эльфы отличаются ушами и длиной волос, а у чёрных орков кожа темнее, чем небо в безлунную ночь. Говорят, что в землях эльфов есть краснокожие орки, а где-то далеко на востоке живут жёлтые, но я видел только чёрных. А песчаные так называются, потому что они живут в песках юга.

— А не внешне? — не унялся мальчишка.

— У всех разные обычаи, и у многих другая вера. Эльфы стараются подмять всех под себя, а люди то же самое делают с орками. Гоблины стоят особняком. Они не смешиваются с другими народами, а пытаются их подчинить не сталью и не огненным боем, как эльфы, а золотом. Им даже их бог дал такой наказ — скупить весь мир.

— Как можно скупить мир золотом, если эльфы запрещают за него что-то покупать? — не понял Глеб.

— Там всё очень непросто, — вздохнул старик. — Такой малец, как ты, не поймёт.

— А ты объясни, — сердито сказал мальчик. — Трудно, что ли?

— Эльфы не всегда были такими, — сказал Марк. — Раньше они от нас почти ничем не отличались. Я не знаю, откуда они взяли свой огненный бой, но во многом в их отношении к людям виноваты гоблины. У этой расы много самомнения и мало силы, вот они и решили использовать эльфов. Очень неприятно, когда тебя бьют и грабят, а если для защиты не хватает своей силы, можно купить безопасность за золото, и чужими руками взять за горло тех, кто тебя гонял…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.