Золотой век империи монголов

Россаби Моррис

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Золотой век империи монголов (Россаби Моррис)

Памяти моего отца Джозефа Россаби и моего друга и коллеги профессора Джозефа Флетчера.

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Я закончил работу над этой книгой в 1987 г., и в следующем 1988 г. она была выпущена в свет издательством University of California Press. Таким образом, со времени ее выхода на данный момент прошло 20 лет. С тех пор появилось много исследований, посвященных Монгольской империи. В издании Folio Society, опубликованном в 2005 г., я включил в раздел библиографии важнейшие новые работы по этой теме.

В большинстве своем книги, вышедшие после «Хубилая», обращались к общим аспектам истории Монгольской империи. Значительное внимание уделялось монгольским владениям в Западной Азии, так как историки мусульманского Ближнего Востока начали приходить к осознанию того, что монгольская эпоха и эпоха Тимуридов являются ключевыми периодами для понимания истории этого региона. Большой интерес ученых привлекали к себе также такие вопросы, как торговля и художественные и культурные взаимосвязи в монгольских владениях. Отчасти этот интерес был спровоцирован художественными выставками, делавшими основной упор на эпохе монгольского владычества. Замечательная выставка китайских и среднеазиатских ткацких изделий «Когда шелк был золотом», проведенная в Кливлендском музее и Художественном музее Метрополитен, как и эпохальная выставка «Наследие Чингис-хана», состоявшаяся в музее Метрополитен и Художественном музее Лос-Анджелеса и продемонстрировавшая влияние китайского искусства на иранское, пролили свет на художественные и культурные связи, которым монголы придали особую динамику.

Искусствоведы первыми предложили более взвешенную оценку исторической роли монголов. Выставка, посвященная китайскому искусству при монгольской власти, проведенная в 1968 г. в Кливлендском художественном музее Шерманом Ли и Вай-кам Хоу, показала, что эпоха Юань ознаменовалась расцветом китайской живописи, ткачества и производства фарфора. С тех пор искусство эпохи Юань стало темой нескольких выставок и исследований, выявивших важное значение, которое имело для развития китайского искусства монгольское покровительство. В работе Марши Вейднер об императорском собрании китайской живописи при династии Юань и в статьях Фу Шэня о деятельности правнучки Хубилая, усердно пополнявшей это собрание, представлены важные сведения о покровительстве китайскому искусству, которое оказывали монгольские правители. Труды Аньнин Жина, позволившие исследователю сделать вывод, что дошедшие до нас портреты Хубилая и его жены Чаби принадлежат кисти непальского художника Анигэ, значительно обогащают наши представления о дворе императоров Юань как международном культурном центре. В статье, посвященной Гуань Даошэн, я постарался ввести в научный обиход произведения первой женщины-художницы, чьи картины сохранились до наших дней. Усилия ученых в этом направлении увенчались выставкой в Национальном музее Тайбэя, проходившей в 2001-2002 гг.

Важные исследования были посвящены социологическим аспектам эпохи Юань. Полный перевод блестящей и монументальной мировой истории Рашид ад-дина, выполненный Уиллером Тэкстоном, точно передает разделы труда персидского историка, отведенные анализу жизни и правления Хубилая. Беттин Бирдж расширила наши знания о роли и статусе женщин при династиях Сун и Юань; Ричард Фон Глан сообщает полезные сведения о деньгах и денежной политике Юань в своем исследовании, охватывающем эпоху Сун и ранней Цзинь. Статья Дэвида Райта, обратившегося к рассмотрению военной стратегии при Юань, служит прекрасным дополнением к фундаментальному труду Сяо Цицина по военному делу той эпохи. Дженнифер Джей представила анализ причин, по которым некоторые сторонники династии Сун отказывались переходить на службу к династии Юань. Томас Конлан и Дэвид Бейд тщательно изучили историю морских походов Хубилая на Яву и Японию. В книге о путешествии Раббана Саумы я привел новые доказательства интенсивности евразийских связей монголов и Хубилая. Андерсон и Бьюэлл затронули другую, более жизненную тему, выпустив в свет превосходное исследование монгольской кухни вместе с традиционными рецептами. Наконец, в книге, вышедшей под редакцией Пола Смита и Ричарда Фон Глана, представлены статьи по сельскому хозяйству, нео-конфуцианству, роли женщин в обществе, урбанизации, книгопечатанию и медицине эпохи Юань. За это время свет увидело множество работ, перечисление которых заняло бы слишком много места в этом предисловии.

Если бы я мог внести изменения в эту книгу, я уделил бы больше внимания неприглядным сторонам монгольского владычества в целом и правления Хубилая в частности. Двадцать лет назад я, как и другие монголоведы, подчеркивал позитивные аспекты монгольского завоевания, в противовес устоявшимся представлениям о монголах, которые изображались в роли грабителей и варваров. Тем не менее, мы вовсе не собирались закрывать глаза на массовые убийства и разрушения, происходившие в период монгольских вторжений. Однако популяризаторы и дилетанты вышли далеко за пределы рамок, очерченных нашим сбалансированным подходом, и начали публиковать книги, выставляющие Чингис-хана демократом и основоположником современного мироустройства, а монголов — благодетелями и покровителями цивилизации. Если бы я имел возможность заново отредактировать эту книгу, я попытался бы противостоять этому искаженному изложению монгольской истории и истории самого Хубилая, выдвинув более взвешенную оценку событий этой эпохи.

Мне остается лишь поблагодарить Сергея Иванова за перевод этой книги на русский язык. Я искренне признателен ему за это, и надеюсь, что читатель по достоинству оценит плоды его тяжких трудов.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Хубилай-хан был историческим лицом. Хотя многие читатели, знакомые с поэмой Сэмюэля Тейлора Кольриджа «Кубла-хан», пребывают в уверенности, что Хубилай — мифический персонаж восточных легенд, мы с полной ответственностью заявляем, что он действительно существовал и, более того, оказал огромное влияние на ход не только китайской и азиатской, но и европейской истории. Его имя, которое можно встретить на страницах книг, написанных в XIII и XIV вв. на самых разных языках, было известно многим его современникам во всех концах света. Его портреты рисовали художники из разных стран. Он предстает типичным монголом в произведениях китайской живописи, типичным мусульманским правителем, весьма напоминающим халифа по одежде и облику, на персидских миниатюрах, европейским королем с несколько кавказской внешностью в рукописях книги Марко Поло. Каждая цивилизация придавала Хубилаю родные ей черты. В результате слава о нем разнеслась по всему миру.

Рис. Хубилай.

Его жизнь и деятельность пришлись на время взлета и падения Монгольской империи. Он родился в 1215 г., в тот самый год, когда его дед Чиигис-хан захватил Пекин, а его смерть в 1294 г. совпала с началом упадка и разложения Монгольской империи, создававшейся с начала XIII в. Он сыграл выдающуюся роль, поскольку стал первым монгольским ханом, отошедшим от образа степного кочевника-завоевателя и принявшим на себя обязанности правителя оседлого общества. Его правление отмечено строительством столицы, разработкой свода законов и новой письменности для всех языков, распространенных на территории Монгольской империи, и покровительством актерам, художникам, ученым и врачам.

Несмотря на важное место, которое Хубилай занимает в азиатской, если не всемирной истории, ему до сих пор не было посвящено серьезной биографии. О нем написал прекрасную книгу для детей Уокер Чеимен, но она основана исключительно на англоязычных материалах. Два японских жизнеописания, принадлежащие перу Отаги Мацуо и Кацуфудзи Такеши, а также китайская биография, написанная Ли Таном, опираются на китайские свидетельства и практически не учитывают данных ближневосточных и европейских источников. Я извлек много пользы из этих четырех книг и не хотел бы ни в коей мере умалять достоинства их авторов, но все же не могу не отметить, что они не снимают настоятельной необходимости в новой научной биографии Хубилая.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.