Никаких поцелуев

Притекел Ким

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Никаких поцелуев (Притекел Ким)

Nicki - Рейс 461

Когда я уже тихо сижу на своем кресле в ожидании десятичасового перелета, который доставит меня на место, ко мне подходит стюардесса и спрашивает, не могу ли я пересесть, чтобы маленький мальчик мог находиться рядом со своей мамой.

Я поворачиваюсь к ней и улыбаюсь малышу лет шести, который стоит рядом с бортпроводницей и смотрит на меня большими карими глазами. Я аккуратно сгибаю ноги, чтобы вытащить их из-под переднего сиденья, и встаю.

Стюардесса улыбается и говорит, что мне, вероятно, будет удобнее на новом месте в хвосте самолета, так как там больше свободное пространство между рядами. Проводив меня, она убирает мою сумку на багажную полку над головой и говорит "Спасибо", прежде чем отправиться приветствовать других пассажиров.

Я сажусь на место у окна и пристегиваюсь. Хотя здесь действительно немного больше места для ног, мне все равно не удается полностью вытянуть их. Не то чтобы меня это сильно заботило. Я всегда была высокой, и самолеты – не чувствую себя как давленый помидор, когда еду куда-то.

Теперь самолет начинают заполнять люди с зарезервированными билетами. Я сижу, уставившись в окно, чтобы показать, что не в настроении для беседы, на случай, если рядом со мной окажется болтливый человек.

Я чувствую, как кто-то занимает место у прохода, и замечаю краем глаза, что это женщина с короткими светлыми волосами. Скорее всего, не очень высокая, потому что у нее нет проблем с тем, чтобы вытянуть ноги. На ней белая рубашка – почти такая же, как на мне – и черные джинсы. Я все еще не вижу ее лицо, но могу чувствовать, что она смотрит на меня. Я хочу повернуться и посмотреть на нее, но продолжаю разглядывать мужчину, который снаружи занимается погрузкой багажа в самолет. Женщина, сидящая рядом со мной, откидывается на спинку своего кресла и начинает читать принесенную с собой книгу.

Я слышу звуковой сигнал и поднимаю глаза. Знак "пристегнуть ремни" загорелся, и стюардессы идут по салону, проверяя, все ли пассажиры пристегнуты.

Через несколько минут самолет поднимается в воздух, и я вижу, как земля становится все меньше и меньше, пока вовсе не скрывается под облаками. Когда знак "пристегнуть ремни" гаснет, стюардессы начинают развозить еду и напитки.

Сидящая рядом со мной женщина передает мне тарелку с говядиной, которую ей вручила бортпроводница, и я впервые вижу ее лицо. Она смотрит на меня зелеными глазами, и я чувствую, будто она заглядывает прямо мне в душу. Когда на ее губах появляется улыбка, мне приходится отвести глаза, чтобы полностью не расплавиться.

Когда я снова поднимаю взгляд на нее, то вижу обиду в зеленых глазах. Женщина спрашивает меня, все ли со мной в порядке. Я киваю и пытаюсь сфокусироваться на чем-нибудь другом, но не могу. Мои синие глаза не могут оторваться от нее.

Наконец чары рассеиваются, когда стюардесса спрашивает у молодой блондинки, не нужно головой и поворачиваюсь направо к окну. Закончив с едой, я передаю тарелку бортпроводнице, которая ходит по салону, собирая посуду.

Проходит несколько часов с момента взлета, уже почти полночь. Многие пассажиры шторки иллюминаторов и спят или находятся на полпути в мир снов.

Экипаж самолета погасил дневной свет, и все стюардессы собрались в своей небольшой коморке в хвосте самолета и закрыли двери.

Женщина, сидящая рядом со темно-синим пледом – такие лежали на всех креслах, когда мы вошли в самолет. Она укутывается в плед и немного опускает спинку сиденья. Когда я вижу, как она устраивается под накидкой, я тоже чувствую небольшой озноб.

Я достаю свой плед, заворачиваюсь в него и наклоняю спинку сиденья так же, как это сделала она. Я подтягиваю колени к груди, немного съезжаю вниз на своем месте.

Уже на полпути в сон я чувствую, как женщина прислоняется к моему плечу. Я бросаю на нее быстрый взгляд, но она, кажется, спит. Первым моим порывом было отодвинуться, но ее близость слишком приятна, чтобы прерывать. Рука женщины обвивает мое плечо, и я чувствую ее тепло. По моему телу проходит легкая дрожь, и я наклоняю голову, прижимаясь щекой к ее макушке.

Забавно, но, как бы то ни было, у меня нет ощущения, будто она – незнакомка.

Мои длинные темные волосы падают на ее грудь, и я хочу, чтобы этот момент длился вечно. Я чувствую, как ее рука начинает поглаживать мою, но не делаю ничего, чтобы остановить ее. Узкая ладонь передвигается и легонько массирует мое плечо, и я знаю, что женщина подняла подбородок и смотрит на меня.

Прежний порыв отодвинуться далеко в прошлом. Я даже уже не помню о нем.

Я поднимаю левую руку и мягко поглаживаю ее плечо. Я не могу видеть ее улыбку, но чувствую ее. И чувствую, как рука женщины перемещается к пуговицам моей рубашки. Аккуратно она расстегивает их одну за другой, пока не расправляется со всеми. Женщина поднимает подлокотник, разделяющий наши кресла, и расправляет пледы так, чтобы выглядело, будто у нас один большой вместо двух маленьких. Затем ее рука возвращается к моей расстегнутой рубашке, и она медленно проводит кончиками пальцев по моему животу и ребрам. Я резко втягиваю в себя воздух, и это поощряет ее продолжать движение к моей груди. Мое дыхание становится все более тяжелым, сердце выстукивает ритм барабанов рок'н'ролл-группы. Она заворожила меня, и я не могу даже пальцем шевельнуть. Я все еще сижу лицом к окну, но теперь мои глаза закрыты, и я не могу открыть их, как бы ни хотела этого. Я никогда не чувствовала того, что чувствую сейчас, и я не хочу, чтобы она останавливалась.

Но внезапно именно это она и делает.

Я открываю глаза и поворачиваюсь к ней лицом. Цвет ее глаз сменился на пылающий зеленый, и я понимаю – она хочет, чтобы я показала ей, что желаю продолжения.

Я беру ее руку, мягко целую ладонь и кладу обратно себе на грудь. Другая моя рука медленно съезжает вниз, чтобы погладить ее обтянутое джинсой бедро. Рука женщины поднимается к моему плечу и скидывает с него рубашку. Ее губы касаются моей голой кожи, и я оборачиваю свою руку вокруг ее шеи. Я придвигаю женщину ближе к себе и накрываю ее губы своими. Ее губы теплые и мягкие и, когда поцелуй становится более глубоким, я начинаю свободной рукой расстегивать пуговицы ее рубашки. Кожа женщины настолько теплая и мягкая, что я чувствую себя даже более возбужденной, чем полагала возможным.

Теперь ее рука подходит к поясу моих джинсов и замирает, молчаливо спрашивая разрешение на продолжение. Я опускаю свою руку и расстегиваю пуговицу, а затем возвращаюсь к прерванному занятию – поглаживаю ее кожу под рубашкой. Женщина расстегивает молнию моих джинсов и ее рука пускается в исследование между моими бедрами. Когда ее пальцы добираются до главного, я чуть раздвигаю ноги, чтобы ей было удобнее.

Затем женщина опускает голову и обводит языком мой напряженный сосок. И я прижимаю ее голову к себе, когда чувствую, как ее пальцы входят в меня. Я стараюсь быть насколько возможно тихой, но это непросто, когда единственное, чего мне хочется – это кричать и просить ее не останавливаться.

И когда я уже готова пересечь черту, она накрывает мои губы своими, чтобы заглушить крик, который уже жаждет покинуть мои легкие. Пока я пытаюсь снова успокоить собственное дыхание и сердцебиение, женщина придвигается ближе ко мне.

Я поворачиваюсь влево и опираюсь спиной о борт самолета, а левую ногу вытягиваю вдоль спинок кресел. Я притягиваю женщину к себе, устраиваю ее у себя между ног и прижимаю спиной к своей груди, а потом натягиваю на нас плед.

Затем я чуть отстраняю ее и начинаю целовать шею, играть с мочкой уха, пытаясь выяснить, что ей нравится. Это так приятно – видеть, как она наслаждается тем, что я делаю, и тем, как я ее ласкаю. Ее глаза закрываются, а дыхание становится тяжелым, когда я начинаю расстегивать ее джинсы, как она сама буквально только что расстегивала мои. Женщина накрывает мою руку своей и протискивает мою ладонь под резинку своих трусиков.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.