Русь изначальная. Праистория Руси

Асов Александр Игоревич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Русь изначальная. Праистория Руси (Асов Александр)

Вводное слово. Об истории и историках

Это беспокойная совесть наша причиной тому, что мы должны деяния отцов прославлять. И так мы истину речём, говоря благое о роде нашем…

«Книга Велеса» Род I, 6:1

Откуда мы родом? Кто предки наши? С какого времени следует отсчитывать историю славянорусов? С возникновения первых славянских и более древних русколанских и арийских царств? Или с ещё более раннего времени, с истории, общей для всех людей Земли?

Эти вопросы задавали наши предки с глубокой древности. И в разные эпохи по-разному на них отвечали. «Вот повесть минувших лет, откуда есть пошла Русская Земля и кто в Киеве стал первым княжить» – это зачин древнейшей летописи христианской эпохи, писанной иноком Киево-Печёрского монастыря Нестором, жившим в XII веке. От этого инока и идёт традиция начинать легендарную историю Руси с полусказочного в его время первого князя киевского Кия, а историю датированную, известную в подробностях, отсчитывать с князя Рюрика, основателя правившей в его время династии Рюриковичей. Киевскую Русь, известную по Несторовской летописи, принято ныне называть Древней Русью. Между тем Рюрик жил в IX веке – это время европейского Средневековья. Древностью же почитается эпоха античности, которая закончилась в Европе, а значит, и на Руси, в V веке нашей эры, после Великого переселения народов.

Нестор описывал историю не Древней, а Средневековой Руси. Древняя, дохристианская история смиренного инока интересовала лишь настолько, насколько она была связана с историей правившей династии. Нестор в угоду киевским князьям даже не привёл легенд о Словене и Русе, не писал и о новгородских княжеских династиях. И это с давних пор умаляло труд сего летописца в глазах историков. «О князьяхъ рускихъ, старобытныхъ, Несторъ монахъ не добре сведомъ бе», – писал уже в начале XVIII века первый российский историк Василий Никитич Татищев.

К счастью, до наших дней дошло немало исторических свидетельств о Древней Руси, которые за прошедшие века и тысячелетия причудливо смешались с «былинами сего времени». Но ведь историю любого народа следует начинать изучать именно со времён былинных. Долгое время эпос для большинства русских и являлся историей. И не было иного источника, откуда можно было бы черпать сведения о древнейших, долетописных временах.

В X веке, после прихода к власти варяжской династии в Киеве, а затем и первого крещения Руси князем Аскольдом, а затем и князем Владимиром, «языческое» летописание прервалось. И только с явлением «Книги Велеса» и иных ведославных книг у нас появилась возможность судить об особенностях той первоначальной традиции.

С тех пор история до Крещения Руси и до прихода к власти Рюриковой династии стала тайной. И потому первым русским историком объявлялся летописец Нестор. О более ранних временах упоминалось вскользь, пересказывались скупые сведения, почерпнутые из византийских источников, да несколько местных легенд о событиях, произошедших не ранее V века нашей эры.

Первые летописи писались христианскими монахами, которые не стремились углубляться во времена «языческие». Это был первый обрыв традиции. И он обусловил последующие.

Русские летописи, первые хроники, – это ещё не исторические труды. История – это не только хронологическое описание событий, она служит проводником идей политических, предназначена для формирования общественных идеалов.

«История – учитель жизни», – говорили древние. Историк не только описывает события, но и объясняет причины происходящего, видит в прошлом уроки для настоящего и будущего. Также история – это часть культуры народа. Образы исторических деятелей сопровождают нас и в современной жизни, и не только в политике и жизни общественной, но и в литературе, искусстве, часто определяют сам стиль нашей жизни.

Сама же историческая наука, в современном её понимании, в России начала зарождаться в XVII веке трудами митрополита Сибирского Игнатия Римского-Корсакова и монаха Сильвестра Медведева. Они ставили перед собой задачу беспристрастного описания событий древней и современной истории, причём вставали в оппозицию к мнению власть имущих, за что и расплатились жизнью: Игнатий Римский-Корсаков был объявлен сумасшедшим и кончил свои дни в темнице, а Сильвестра Медведева казнили как опасного государственного преступника на Лобном месте в Москве.

С тех пор изменилось немногое. Конечно, ныне свободомыслящего историка чаще лишают должности, а не жизни. Но что такое для мыслящего историка жизнь, лишённая возможности отстаивать свои взгляды, учить истине? Отечественная школа русской исторической мысли так и не была рождена. В отличие от Европы мы не пережили Возрождения. Русь продолжала спать, убаюканная когда-то Византией, и не проснулась даже после того, как сама Византия уснула навеки.

Но вот наступил XVIII век, родилась великая Российская империя. И империи, дабы не выглядеть перед Западом отсталой, требовались новые декорации: великолепные дворцы, построенные на голландский, немецкий, французский «манир», но ни в коем случае не русским стилем. Почему так? Да потому что его якобы не было в европейской культуре.

Европейский стиль ампир уходил корнями в ампир античный, а потому дворцы русской знати украшались бесчисленными аполлонами и венерами, но не изображениями, живописующими славянские мифы и предания старины. Почему так произошло? Потому что Европа пережила Возрождение, а Россия нет. Да, среди российских дворян русских по рождению было не так много, но всё же они были, и обладали порой большой властью, и радели об отечестве. Но и они не ведали о существовании отечественной древней традиции.

Дворяне брили подбородки, облачались в немецкие одежды. Столица была перенесена в Санкт-Петербург, построенный по образцу европейских столиц. И конечно, в подражание Западу столице нужен был свой университет. А университету нужен был исторический факультет. Тогда-то, в XVIII и XIX веках, в России и были изданы первые труды по отечественной истории. И написали их, за неимением своих, немецкие учёные: Г. Байер, Г. Миллер и А. Шлецер. Они-то и породили печально известную «норманнскую теорию» в отечественной исторической науке, плоды коей мы пожинаем поныне. От них идёт убеждение о дикости древних славян.

Во многом следовали им и такие крупные историки, как В.Н. Татищев в своей «Истории Российской» и затем Н.М. Карамзин в «Истории государства Российского». Вполне принимали норманнскую теорию и либеральные историки конца XIX века С.М. Соловьев и В.О. Ключевский. Такова природа «научных школ», которые сродни в своём следовании авторитетам основоположников, неким замкнутым сектам, кем бы те основатели ни были и какими бы преходящими политическими и личными причинами ни были обусловлены их мнения по тем или иным вопросам. Раз высказанные мнения затем канонизируются и определяют ход исторической мысли на века вперёд.

Противником норманнской теории в XVIII веке выступил гениальный М.В. Ломоносов. Затем в XIX веке ему следовали С.А. Гедеонов, Д.И. Иловайский, А.Ф. Гильфердинг (немец по происхождению и славянин по духу) и другие. Наследником сих идей и этого направления в науке потом выступил казачий историк Е.П. Савельев, автор знаменитой «Древней истории казачества». В славянских странах в XIX веке выделялись имена крупнейших историков П.И. Шафарика, Любора Нидерле.

Среди российских и советских учёных XX века в области древнейшей истории выделяются имена академиков Б.Д. Грекова и Б.А. Рыбакова, немало потрудившихся и действительно продвинувших российскую историческую науку. В недавнее время замечательные работы по древней славянской истории и культуре выпустили также академики А.Н. Сахаров, В.В. Седов, также учёные-велесоведы в России Ю.К. Бегунов, а на Украине Ю.А. Шилов.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.