Дворник у нас плохой

Русалева Олеся Михайловна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

— Может, вам кофе? — я медленно поднял глаза на нарушившую тишину секретаршу, придавил ее буквально взглядом. Нет, она, конечно, не виновата в том, что сижу я в этой приемной уже больше получаса, отстукивая пальцами дробь на колене, и совершенно не понимая, зачем я здесь. В моем плохом настроении она тоже не виновата. Это все зима, метель, с трудом выкопанная из под снега машина, нечищеные улицы и… потерянная два месяца назад работа. И беготня в поисках новой. А где же ее взять? Не так часто в маленьком городе возникают вакансии главных инженеров больших предприятий. А теперь вот еще и к мэру вызвали. Зачем? Непонятно. Маринуют в приемной. И вышколенная секретарша, хлопая огромными глазами, спрашивает, не хочу ли я кофе. Разве что мышьяку туда кинешь, милая…

— Мышьяка нет, — прочла все по взгляду, надо же, а ведь умница, секретарша мэрская. — Зато есть сливки или лимон, на выбор.

Выбрать я не успел. Дверь кабинета открылась, выпустив предыдущего посетителя, и мэр, сверкая улыбкой, протянул руку мне.

— Извини за задержку, Андрей Викторович, проходи, разговор серьезный.

Кожаные кресла цвета слоновой кости, красного дерева массивный стол, горы бумаг в папках и без, неуверенно помаргивающий экраном ноутбук. Портрет президента на самом видном месте, как же без него.

Я молча сел и выжидающе уставился на хозяина помещения. Мэром он стал недавно, а вот знакомы мы были давно. Город-то маленький.

— А вот скажи мне, Андрей Викторович, — посмотрев на меня долгим, пронзительным начальствующим взглядом, начал мэр, — как ты относишься к нашему ЖКХ?

— Как хорошо, что вы спросили меня об этом сегодня, а не вчера, — широко улыбнувшись (звериным таким оскалом) ответил я. — Потому что сегодня я отношусь к нему гораздо лучше, чем вчера.

Мэр поднял бровь и потребовал объяснений.

— Дворник у нас плохой.

— Что? Какой еще дворник?

— Ну, дворник, который двор в порядке содержать должен. Не убирает снег почти совсем. Так, немного для вида лопатой поскребет и бухает где-то с дружками. Жаловались на него в управляющую компанию, без толку. Говорят — зарплата маленькая, никто не хочет идти на эту работу. А во дворе возле подъезда, да на тротуарах горы льда. Жена жалуется, скользко. Позвонил я в очередной раз в управляшку, поругался, потом оделся в старый пуховик, взял ломик и пошел лед скалывать у подъезда. Стою, тюкаю ломом, убираю лед. Тут подруливает машина и выглядывает из окошка какое-то лицо холеное. Начинает мне ценные указания давать, как чистить и все такое. Я его послал. А он мне — «Ты что, я же твой начальник, я тебя в миг уволю». За дворника-бездельника меня принял. Ну, я и рассказал ему, что я думаю про него, его маму и прочих родственников. И сказал, что фиг он меня уволит, никто не пойдет вместо меня, незаменимый я. Побагровел свинтус и уехал. А сегодня новость — дворника нашего уволили. Взяли нового, пока старается, чистит. Даже дорожки песком посыпает!

— Ну, я же знал, что не ошибся в выборе! — неожиданно радостно воскликнул мэр. — Ты прирожденный руководитель ЖЭКа! Ну а если серьезно, несколько управляющих компаний не прошли лицензирование. Вместо них создаем муниципальную компанию, которая возьмет на себя управление и эксплуатацию почти трети жилищного фонда города. Кроме тебя мне доверить это некому. Ты прекрасно управлял огромным хозяйством своего предприятия, справишься и с нашими горожанами.

Я потерял дар речи и только хлопал ртом как рыба.

— Возражения не принимаются, — жестко отрезал мой будущий руководитель. — К тому же другой работы у тебя все равно нет. А еще тебе ужасно повезло. У тебя в штате будет доставшийся по наследству совершенно удивительный сантехник. Руки у мужика золотые! Там, где он работает, протечек не бывает потом годами, даже там, где стояки ржавые были — дыра на дыре. Я специально о нем справки наводил — потомственный сантехник. Вопреки ожиданиям, закончил школу с золотой медалью, институт с красным дипломом и уехал в аспирантуру в Англию. Спился он уже в Оксфорде…

* * *

И понеслось! Даже язык не повернется сравнить четкую, слаженную, размеренную работу главного инженера коммерческого предприятия с сумасшествием муниципальной управляющей компании. Тут главное сразу не сбрендить. А потом уж начинаешь понимать, что творческая искра в наших людях, она — от Бога.

Первым делом я, конечно же, попытался узнать — что там за чудо-сантехник теперь у меня работает. Спросил мастера участка.

— Сидоров — удивительный человек! — гордо ответил Федорыч. — Он даже у нас в ЖЭКе прослыл интеллигентом! Ну, после того, как на вопрос «Кто-кто?» ответил «Агния Барто!».

Характеристика меня удовлетворила мало. А опыт работы показывал, что на участке Сидорова трубы рвутся в пять раз реже, чем у других. Коммуникациям, однако, лет по двадцать-тридцать-пятьдесят уже. Закопавшись в технических паспортах домов и канализационных, да водопроводных сетей, внятного объяснения такой статистике я не нашел. Решил лично побеседовать с Сидоровым. Все ж таки в Оксфорде учился человек, должны, наверное, найти общий язык…

— Андрей Викторович, я ничего противозаконного не делал! — прямо с порога, едва ворочая языком, испуганно заявил чудо-сантехник. — И того! Взяток я тоже не брал. А у этой козы, что говорит, будто я ей итальянскую раковину разбил, раковина не итальянская совсем, и треснутая была она. Я ее только в руки, а она и хрясть! Нет в том вины моей! А хоть и на экспертизу горшок этот глиняный отдавайте, все одно, платить я козе той дранной не буду!

Икнул и начал руками в волнении мять шапку. Огромный такой детина, в плечах косая сажень. Как только помещается в махоньких ваннах да туалетах, с такими габаритами там ведь и не развернешься толком. Руки натруженные, ладони широкие. Глаза… глаза пьяные. И в них пьяный вызов козе и итальянскому горшку. И пьяный же страх, что платить все равно заставят, а на эти деньги сколько же можно выпивки купить!

Я разочарованно вздохнул, но вопрос все же задал.

— Сидоров, я вот у вас человек новый. Скажите мне, а как получается, что на вашем участке аварий в пять раз меньше, чем на остальных?

И мелькнуло тут в глазах чудо-сантехника нечто, заставившее меня усомниться на мгновение и в том, что он пьян, и в том, что простоват. Показалось мне, будто прищурился он, приглядываясь ко мне внимательно, оценивая, не смог ли я вдруг тайну его узнать. Мгновение — и нет уж этого ощущения, вновь передо мной здоровенный пьяный сантехник.

— Так это. Я ж честный. Я ж того, коли меняю трубы, так на целые. И новые. И хорошего качества. Чтобы уж хватило их на подольше. — И щенячьими такими глазами на меня смотрит. И мольба в них — ну отпусти ты меня, начальник, мне с гаечными ключами общаться сподручней, чем с тобой…

Я, конечно, его отпустил. Но этот Оксфорд в его биографии никак не давал мне покоя. Бывает, конечно, люди спиваются, и не узнать их потом. Но чуял я, ох, чуял — не все так просто в этой истории с чудо-сантехником…

Однако, «дело Сидорова» было не проблемой, а, скорее, благословением. Разбирательством с этим вопросом можно заняться и позже. А вот других нерешенных задач накопилось выше крыши. Ими я и занялся, чувствуя, что и в этот день вернусь домой поздно.

От работы с бумагами я довольно быстро устал. Решил плюнуть на все и пойти домой. Утро вечера мудренее, а любимая жена уже приготовила мне вкусный ужин. Однако, выйдя на улицу, я не спешил сесть в машину. Закурил сигарету, затянулся, задумался. Вдруг слышу сверху, с балкона третьего этажа: «мяу-мяу». Потом опять — «мяу-мяу». Ну, думаю, дай отвечу. «Мяу!». Сверху опять — «Мяу!». Ну и я снова: «Мяу!». Высовывается мужская голова с балкона.

— Ну, мужик, хорош! Я кошку ищу!

Хорошего настроения хватило на всю дорогу до дому. Благо, этому способствовало и все вокруг. Лениво кружился в свете фонарей крупными хлопьями снег. Новогодние гирлянды перемигивались огоньками и намекали, что скоро нас ждет чудо. Уже наряженные к празднику елки на площадях ночью казались еще более волшебными, чем днем. Вечер был особенным. Особенный декабрьский вечер со спокойной улыбкой на губах. Она стала лишь шире, когда на информационной доске у своего подъезда я увидел объявление: «ООО „Обиженные“. Доставка воды на дом».

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.