Три времени года

Ломов Виорэль Михайлович

Жанр: Поэзия  Поэзия    2015 год   Автор: Ломов Виорэль Михайлович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Три времени года (Ломов Виорэль)

Русские трёхстишия

Поэзия – Великая Тайна! Человек не может постичь её разумом. Поэзия входит в наши души и остаётся там неведомым странным путём. Никто не возьмётся объяснить это внематериальное явление конкретным, материально ощутимым словом. А если и возьмётся, то наверняка потерпит поражение. Недаром поэзия вроде бы признаётся литературой, даже преподаётся в школе как литература, но большинство философов и специалистов-гуманитариев полагают её необъяснимо самостоятельным явлением, к литературе имеющим лишь косвенное отношение, поскольку творится она словом, но стоящим выше литературы, в стороне от неё, глубже её.

Быть может какое-то разъяснение читатель найдет в моих же словах о бесконечно великом творении царя Соломона «Песни песней» из книги «100 великих поэтов». Цитирую: «Писание уподоблено Храму, а «Песнь песней» является Святою Святых этого Храма. Вся святость Храма проистекает из Святой Святых, но вход туда дозволен только первосвященнику и только раз в году после специальной подготовки и обрядов очищения. Другими словами, войти в мир «Песни песней» можно только после долгой, очень долгой предварительной духовной подготовки». Истинная поэзия и есть «Песнь песней» человечества. Потому так мало дано нам свыше истинных поэтов – их всего-то несколько десятков наберётся на всё человечество за всё время нашего существования, пожалуй, даже меньше, чем пророков.

Понять истинную поэзию можно только душой и объяснить несведущему, что в данном случае речь идёт не о вкусовщине или различном понимании поэзии, но о внекритерийном факте, невозможно. Поэзия есть явление мистическое, а потому обязательное для издания нашей направленности. Сегодня мы знакомим читателей с произведениями члена нашей редколлегии Виорэля Михайловича Ломова, написанными в стиле японского хокку.

Сам автор дал коротенькое пояснение.

«Первым хокку, поразившим меня, стало стихотворение японской поэтессы Фукуда Тиё (1703–1775) в переводе В. Марковой. Его я прочитал в 1960-е гг. в книге «Японские трехстишия» – «Вспоминаю умершего ребенка»:

Больше некому сталоДелать дырки в бумаге окон.Но как холодно в доме!

Почему «дырки в бумаге окон»? Да потому что тогда окошки в своих хижинах японцы заклеивали промасленной бумагой.

У поэтессы есть еще одно хокку на эту же тему «На смерть маленького сына»:

О мой ловец стрекоз!Куда в неведомую дальТы нынче забежал?

Не правда ли, достаточно прочесть эти два стихотворения, чтобы понять, что такое хокку?

Мне по душе хокку, которые вонзаются в сердце ледяными иглами. Как, например, стихотворение Басё (Мацуо Ёдзаэмон; 1644–1694) «Прядка волос покойной матери»:

Растает в руках моих, —Так горячи мои слезы, —Белый иней волос.

Или Бусона (Еса Бусон; 1716–1784):

Холод до сердца проник:На гребень жены покойнойВ спальне я наступил.

Или Сики (Масаока Сики; 1867–1902):

Убил паука,И так одиноко сталоВ холоде ночи.

Впрочем у того же Бусона есть и комический стих, преодолевший планку истинной трагедии:

«Буря началась!» —Грабитель на дорогеПредостерег меня.»

Думаю, давать дальнейшие пояснения, почему русский поэт стал творить в русле японской классической поэзии, не стоит. Отмечу только, что у нас издавна слишком многие любители посочинять «что-нибудь от балды» берутся за этот сложнейший, требующий огромной нравственной и духовной подготовки жанр, как за самый легкий и особого труда не требующий – чего стоит накропать три строчки без рифмы. А в итоге выдают тоннокилометры пустопорожней белиберды, тем самым компрометируя саму мысль творить нечто подобное на русском языке.

Мы публикуем русские хокку Виорэля Ломова, потому что уверены – эти стихотворения являются ярчайшим доказательством тому, что хокку на русском языке и возможны, и могут быть равны лучшим творениям создателей этого мучительно пронзительного жанра.

Виктор Ерёмин

Пейзаж души

На волне любви к японской культуре русские начали сочинять хокку. Их пишут на салфетках, сидя в многочисленных суши-террах и якиториях, пишут дома, наблюдая из окна привычный и вдруг (!) непривычный пейзаж, а потом публикуют – в альманахах поэзии и на литературных интернет-порталах. «Пусть теперь японцы мучаются, переводя наши трехстишия на язык великого Басё», – говорят их авторы

Волнующее, наше, русское.

«У всех сегодня жизнь летит так, что не успеваешь оглянуться, – говорит новосибирский писатель-прозаик Виорэль Ломов, составивший небольшую подборку «русских трехстиший». – Отсюда, наверное, и любовь к хокку. Их не надо долго читать. В них не надо вчитываться. Их надо мгновенно понять сердцем. Именно оно реагирует – вот она, правда! Или – пусто, холодно. Во всяком случае, в них есть то, за что цепляется взгляд узника или смертельно уставшего человека, кем мы сегодня все и являемся – точное, верное и единичное явление, которое подчас больше общего и монументального. Я полюбил их после того, как давно-давно прочитал где-то трехстишие японской поэтессы Фукуда Тиё «Вспоминаю умершего ребенка»:

Больше некому сталоДелать дырки в бумаге окон.Но как холодно в доме!

Поясню: тогда, более трехсот лет назад, а окне была промасленная бумага, а не стекло.

В принципе, это вершина поэзии, которую вряд ли можно преодолеть, да и стоит ли? Мацуо Басё, Буссон, Исса, Кикаку – понятно, японцы. Их много, пишущих в стиле хокку, особенно сегодня. И у нас в том числе. Михаил Бару недавно издал сборник «русских» трехстиший более сотни наших авторов. Сам я хокку практически не пишу. Которые написались – написались случайно».

Ирина Федоськинапоэтесса, критик(газета «Честное слово», 11.01.2011)

Русские трёхстишия

* * *Новый год наступил.Еще на год моложеСтал мамин портрет.* * *Щупленький дирижерИз глыбы воздуха высекВагнера в полный рост.* * *Прекрасны какДеревья, искривленныеСудьбой!* * *Веснас запахом яблоньсмешался белый туманс журчаньем ручья
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.