Основатели США: исторические портреты

Соргин Владимир Викторович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Основатели США: исторические портреты (Соргин Владимир)

От автора

В 1983 г. США отмечают 200-летие завершения антиколониальной войны и признания независимости американского государства. Эта важная дата американского политического и исторического календаря служит катализатором апологетических истолкований национального опыта США. В огромном потоке апологетической литературы особое место принадлежит биографиям «отцов-основателей» США [1] , «великих белых мужей» Америки.

Именами и идеалами создателей американской буржуазной республики в США клянутся видные политические лидеры, руководители монополий и мелкая политическая сошка, еще только мечтающая о приобщении к «сильным мира сего». «Отцы-основатели» взирают на американцев со стен Капитолия, законодательных собраний штатов, судов, офисов, их именами испещрены улицы американских городов, Америка переполнена монументами, статуями и мемориалами «отцов нации», а наиболее знаменитые и почитаемые из них взирают на сограждан с… долларовых купюр различных достоинств. Этот безудержный культ «отцов-основателей» призван утвердить миллионы американцев в той вере, что Америка твердо стоит на страже их заветов, что нынешняя политика Вашингтона опирается на прочные и благородные политические традиции…

На страницах этой книги читатели познакомятся с пятью «отцами-основателями» США, в судьбах которых, на взгляд автора, наиболее полно и глубоко отразились судьбы эпохи и которые оказали огромное воздействие на формирование политических традиций США. Центральными являются фигуры А. Гамильтона и Т. Джефферсона, именами которых были названы два пути развития капитализма США.

В начальной главе книги дан портрет Джорджа Вашингтона — первого президента США. Защита интересов плантаторского класса, отстаивавшего в борьбе с английской короной и парламентом право свободного распоряжения западными землями, привела его в ряды патриотического движения еще до войны за независимость. До начала военных действий роль его в патриотическом лагере была скромной. Он выдвигается на ведущие позиции в руководстве патриотов, став после образования континентальной армии ее главнокомандующим. В этой должности он умело сплачивает и ведет за собой массы солдат и офицеров, изобретательно использует стратегические приемы, ставившие в тупик английских генералов. После войны за независимость генерал Вашингтон неодобрительно отнесся к планам возвышения военной власти над гражданской и утверждения в стране монархии. Он исходил при этом из того, что революция уничтожила в США социальную почву для аристократических установлений. Вместе с тем, принимая участие в определении послевоенного государственного устройства в США, он обнаружил себя сторонником создания публичной власти, способной надежно защищать интересы буржуазно-плантаторского блока.

Во второй главе книги дан портрет Сэмюэла Адамса. В историческом сознании широких масс американцев, как и в американской историографической традиции, он выступает в качестве «отца» войны за независимость. С этим титулом Адамса, ущемляющим и принижающим «права и заслуги» других «отцов-основателей», можно спорить, но нельзя не признать, что С. Адамс действительно олицетворял лучшие черты Американской революции. Ему принадлежала огромная роль в руководстве патриотическим движением в предреволюционное десятилетие. Адамс был организатором первых групп «сыновей свободы», умело руководил городскими собраниями в Бостоне, видел основную силу антианглийского движения в фермерах и мастеровых и первым среди вождей патриотов решительно оправдывал методы насилия в борьбе с англичанами. Вместе с тем политическая эволюция Адамса совершенно определенно обнаружила где кончалась революционность даже лучших представителей руководства патриотов. Цели революции были исчерпаны для него после победы над Англией. С 1783 г. Адамс отказывается от идей о праве народа на сопротивление властям, вопреки прежней деятельности объявляет незаконными самочинные действия масс. Путь Адамса символизирует политическую эволюцию всего буржуазно-плантаторского клана основателей США, которые после достижения победы над Англией видели свою главную цель в том, чтобы пресечь попытки масс углубить революцию.

Александр Гамильтон, политический портрет которого воссоздан в третьей главе, прибыл в североамериканские колонии незадолго до войны за независимость. Стремительный политический взлет Гамильтона в 80-х годах объясняется умелой и настойчивой борьбой за создание сильного централизованного государства, в котором он одним из первых разглядел надежное средство обеспечения экономических, социальных и внешнеполитических интересов торгово-промышленной буржуазии. В первом правительстве США Гамильтон занял один из ключевых постов — министра финансов, но претендовал на гораздо большее. Драматический исход жизни Гамильтона — гибель на дуэли с политическим противником в 1804 г. — символизировал временное поражение притязаний северо-восточной буржуазии на гегемонию в управлении страной и уступку ведущих позиций южным плантаторам.

Томас Джефферсон, которому посвящена следующая глава работы, всю свою долгую политическую жизнь как бы выступал в образе двуликого Януса. Как мыслитель Джефферсон исповедовал демократические идеалы, настаивал на отмене рабства, требовал безвозмездной раздачи земли неимущим, признавал право народа на восстание. В роли же политического деятеля он обнаруживал умеренность, умение приспосабливаться к интересам рабовладельцев и торгово-промышленной буржуазии. Автор толкует эти противоречия как драму личности известного просветителя и третьего президента США. Духовный потенциал его незаурядной личности не мог до конца раскрыться, а его мечты не могли воплотиться в стране, поклоняющейся капиталистическому идолу. Его идейное наследие служило источником вдохновения для многих американских демократов. Но им мало что удавалось почерпнуть для своих идеалов из практической деятельности Джефферсона.

Четвертый президент США Джеймс Мэдисон, бывший в начале своей политической карьеры сподвижником Гамильтона, а затем перешедший на сторону Джефферсона, — центральная фигура последней главы. Политический путь Мэдисона, с присущими ему глубокими и необъяснимыми на первый взгляд зигзагами, очень полно и драматично отразил сложный и противоречивый характер взаимоотношений между двумя группировками правящего буржуазно-плантаторского блока США. Мэдисон прослыл их «великим примирителем», непревзойденным среди всех «отцов-основателей» мастером политического компромисса. Выходец из плантаторской Виргинии, Мэдисон был лидером той части рабовладельцев южных штатов, которая исходила из необходимости создания прочного альянса с северо-восточной буржуазией. Высшим проявлением единства буржуазно-плантаторской элиты явилась конституция 1787 г., в разработке которой Мэдисону принадлежала особая роль. Он по праву заслужил имя «философа американской конституции». Однако уже в 90-е годы XVIII в. упрочение внутри- и внешнеполитического положения США привело к острым распрям между торгово-промышленными кругами и плантаторами-рабовладельцами. Разрыв Мэдисона с Гамильтоном, этим духовным вождем северо-восточной буржуазии, и заключение союза с Джефферсоном, которого он воспринимал как защитника аграрного пути развития США, отразили нарастание противоречий между двумя господствующими социальными слоями США. Сменив Джефферсона в 1809 г. на президентском посту, Мэдисон попытался найти новые пути примирения интересов Севера и Юга. Логика исторического развития, однако, все полнее и полнее обнаруживала иллюзорность планов Мэдисона.

Мы не ставили своей целью создание исчерпывающих биографий «отцов-основателей» США — такая попытка при наличии многотомных современных биографий практически каждого из известных лидеров молодой североамериканской республики выглядела бы по меньшей мере наивно. Наша цель заключалась в другом: опираясь на новейшие многотомные публикации бумаг «отцов-основателей» и исследовательскую литературу [2] , определить место каждого из них в исторических событиях первых десятилетий существования США. Как в судьбах этих деятелей отразились драматические перипетии эпохи становления США и каким был их собственный вклад в американскую идейно-политическую традицию — вот вопросы, на которые пытался ответить автор. Насколько это удалось — судить читателю.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.