Великие герои Великой войны. Хроника народного подвига (1941–1942)

Сульдин Андрей Васильевич

Серия: Величие СССР [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Великие герои Великой войны. Хроника народного подвига (1941–1942) (Сульдин Андрей)

В оформлении книги использованы фотоматериалы, предоставленные ФГУП «МИА “Россия сегодня”».

Вместо предисловия

Мой двоюродный дедушка Роман Жванский, рядовой погранвойск, погиб в Брестской крепости. Никто не знает, когда и как. Но я верю, что сражался он со всеми защитниками крепости до конца. А они больше месяца бились в окружении. Фашистов было гораздо больше, но они никак не могли сломить волю наших бойцов.

Другой мой двоюродный дедушка – сержант Степан Ловенецкий был механиком-водителем самоходной артиллерийской установки на 2-м Украинском фронте. Особо отличился в октябре 1944 года в боях в Венгрии – умело маневрируя машиной, помог экипажу подбить три неприятельских танка и рассеять батальон пехоты. Пал смертью храбрых в подожжённой фашистами боевой машине. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Мой дед – боец 4-го ленинградского батальона МПВО Федор Фалько умер 31 января 1942 года. В свидетельстве о смерти ему, как и всем в блокадном городе, написали: от сердечной недостаточности. Хотя, понятно, что умер он от истощения и голода. Но официально в городе голода не было. Примечательно: никто из блокадников не хотел умирать в последний день месяца. Все надеялись, что это, если и произойдет, то будет в самом начале месяца, когда выдавали хлебные карточки на месяц вперед.

Обычно власти официально требовали сдавать карточки умерших граждан, но фактически это решение никто не выполнял. После смерти отца на его место в батальон противовоздушной обороны придет его 18-летняя дочь Анастасия, которая выживет в блокадном Ленинграде, станет старшим сержантом, командиром взвода. Она работала в госпиталях (таскала носилки с ранеными), стреляла из зенитки, разгребала завалы после бомбежек, разминировала дороги, ловила диверсантов, стояла на посту в шинельке ночью на 40-градусном морозе (однажды даже заснула, замерзла бы, хорошо подошел с обходом замполит части, разбудил, а она потом все боялась, что под трибунал отдадут).

Это была моя мама, ей сейчас 91. После войны она вышла замуж, тоже за фронтовика, моего отца – Василия Андреевича Сульдина. До войны он был учителем. В войну служил в пехоте, ефрейтором, дошел до Кенигсберга, где бои был очень жестокие. К счастью, остался живой. После войны учился, работал… К сожалению, он умер восемь лет назад.

Воевал и родной брат моего отца, Николай, он был старшиной, сражались на фронтах и мужья его сестер. Воевали и родители большинства моих друзей, одноклассников. Это они и их боевые товарищи заслонили нашу страну от фашистских полчищ. Те, кто не проходил по возрасту, или по каким другим причинам, были на оборонных работах. Но и там требовалось немало стойкости и мужества. Так что, то было время поистине всенародного подвига.

В книге использована, помимо авторских материалов, информация только из доступных открытых источников: публикаций в газетах, журналах, мемуарах, справочниках, различных книгах. Большую помощь в подготовке книги оказало информационное агентство ЭКСТРА-ПРЕСС, на протяжении многих лет готовившее для СМИ материалы по исторической тематике. Автор-составитель, не имея возможности назвать поименно, выражает благодарность всем, кто помог ему в работе.

Высокую цену заплатила наша страна в то время. Гитлеровцы вели войну не только за территорию, но и на уничтожение мирных жителей нашей страны. Для этого использовались все средства: фашистские лагеря смерти, репрессии, болезни, голод, налеты авиации. Немцы зверствовали с садистским беспределом. Поэтому потери СССР значительно превысили людские потери его западных союзников. Почти тридцать миллионов жизней… Зато ныне некоторые наши современники стараются забыть об этом, на свой лад стараясь переписать историю. Но еще живы ветераны, которые помнят все события тех сражений. Сохранились документы беспримерного подвига советского народа. И мы просто обязаны чаще рассказывать детям об этом. Тогда не прервется нить Истории.

И она не должна прерваться.

Андрей Сульдин

22 июня 1941 года

Началась Великая Отечественная война, которая длилась 1418 дней и ночей.

Тысячи немецких орудий в 03:3004:00 открыли огонь по советским пограничным заставам, по штабам, укреплениям, узлам связи. Одновременно 900 пикирующих бомбардировщиков и 200 истребителей вторглись в воздушное пространство СССР. Бомбардировке авиации подверглись: Рига, Виндава, Либава, Шяуляй, Каунас, Вильнюс, Гродно, Лида, Волковыск, Брест, Кобрин, Слоним, Барановичи, Бобруйск, Житомир, Киев, Севастополь и многие другие города и поселки. Генерал-полковник Василий Попов (в то время командир брест-литовского 28-го стрелкового корпуса Западного особого военного округа) потом напишет: «Нападение было абсолютно неожиданным для войск, так как никаких предупреждений не было».

Командующий ВВС Западного фронта, Герой Советского Союза, генерал-майор авиации Иван Копец, узнав в 03:00 из последних донесений разведки, что в считанные минуты совершится военное нападение, приказал поднять в воздух всю авиацию и сообщил об этом в Москву. Оттуда последовал угрожающий окрик (видимо, это был Тимошенко): «Немедленно дать отбой, иначе это спровоцирует Германию на войну, и вы ответите головой». Копец был вынужден подчиниться, дал отбой, самолеты сели на аэродромы, и буквально в это время в небе появилась армада люфтваффе. Потери были ужасными. Генерал Копец не выдержал этого удара и застрелился.

Пост воздушного наблюдения, расположенный у Херсонесского маяка, в 03:07 обнаружил 4 немецких самолета, летевших на Севастополь. Командующий Черноморским флотом адмирал Филипп Октябрьский позвонил в Москву Жукову и попросил указаний. Поговорив с Тимошенко, Жуков дал разрешение встретить самолеты огнем. Пост дал сигнал тревоги, и зенитки Черноморского флота отбили налет, уничтожив 3 немецкие самолета. Попытка уничтожить корабли сорвалась, но несколько бомб упало на Севастополь.

03:45–04:00 – нарком обороны Семен Тимошенко на 4-й раз дозвонился в Западный особый военный округ: «Товарищ Сталин не разрешает артиллерийский огонь по немцам».

Заместитель командующего округом Иван Болдин кричал: «Как же так? Ведь наши войска вынуждены отступать. Горят города, гибнут люди», – и настаивал на немедленном вводе в дело механизированных, стрелковых частей и артиллерии.

Тимошенко приказал: «Никаких мер не предпринимать, кроме разведок в глубь территории противника на 60 километров».

С первых минут войны началась героическая оборона Брестской крепости, продолжавшаяся официально до 20 июля 1941 года (местные жители уверяли, что стрельбу, доносившуюся из крепости, они слышали вплоть до начала августа). Организаторами и руководителями обороны (около 3,5 тысячи людей – военные, пограничники, женщины, дети) были капитан Иван Зубачев, полковой комиссар Ефим Фомин, майор Петр Гаврилов, лейтенанты Андрей Кижеватов, А.Е.Потапов и другие. Звания Героя Советского Союза в 1957 году были удостоены П.М.Гаврилов и посмертно А.М.Кижеватов. На захват крепости немцы отвели несколько часов, но ее гарнизон сковывал, по меньшей мере, месяц целую дивизию противника. Немцы обстреливали крепость, бомбили ее с воздуха, использовали огнеметы. А Родина даже не знала, что Брест еще сражался и тогда, когда немцы уже давно взяли Минск и подошли к Смоленску. Кому-то удалось прорваться и уйти к партизанам; 300 оставшихся в живых защитников попали в плен. Только благодаря писателю Сергею Смирнову, восстановившему имена нескольких сотен погибших, с защитников крепости были сняты клейма «без вести пропавший» и «изменник родины». Смирнов же ходатайствовал о реабилитации уцелевших героев. В хрущевские времена в газетах появилась фотография: двое плачущих мужчин, прижимаются лбами друг к другу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.