Призрак по соседству

Стайн Роберт Лоуренс

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Призрак по соседству (Стайн Роберт)

1

Ханна не знала точно, что разбудило ее — негромкое потрескиванье, или ярко-желтое пламя.

Она села в постели и широко раскрытыми от ужаса глазами уставилась на окружавший ее огонь.

Язычки пламени трепетали на комоде. Пылающие обои съеживались и таяли. Дверь стенного шкафа выгорела дотла, и Ханна видела, как пляшет внутри пламя, перескакивая с полки на полку.

Даже зеркало было в огне. Ханна видела в нем свое отражение — темный силуэт за мерцающей стеною огня.

Пожар молниеносно охватил комнату.

Ханна начала давиться густым, едким дымом.

Кричать было поздно.

Но она все-таки закричала.

* * *

Какое счастье, что это был всего лишь сон!

Ханна села на постели, сердце ее колотилось, а во рту пересохло так, будто его набили ватой.

Не было трескучего пламени. Не было дикой пляски желто-оранжевых огненных языков.

Не было удушающего дыма.

Все это был сон, ужасный сон.

Невероятно реальный.

Но все-таки сон.

— Господи. Как страшно было, — пробормотала Ханна. Она откинулась на подушку и ждала, когда успокоится бешено колотящееся сердце. Потом подняла глаза к потолку и долго смотрела в его холодную белизну.

А перед глазами стояли черный, обугливающийся потолок, скручивающиеся обои, пламя, пляшущее перед зеркалом.

— Ну хоть сны у меня не скучные! — сказала она себе. Откинув ногами легкое одеяло, взглянула на настольные часы. Всего лишь четверть девятого.

Как это — четверть девятого? — недоумевала она. Такое чувство, будто я спала целую вечность. Кстати, какой сегодня день?

Нелегко было отслеживать летние дни. Один, казалось, плавно перетекает в другой — и так без конца.

Нынешнее лето Ханна проводила в гордом одиночестве. Большинство ее друзей разъехались на каникулы с семьями да по лагерям.

Для двенадцатилетней девочки городок Гринвуд-Фоллс не мог предложить достаточно развлечений. Немало времени Ханна проводила за книгами, еще больше — у телевизора, а в перерывах моталась по городу на велосипеде в тщетных поисках какой-никакой компании.

Тоска зеленая.

Но сегодня Ханна выбралась из постели, сияя улыбкой.

Она была жива!

Ее дом не сгорел дотла. Она не погибла в стене всепожирающего пламени.

Ханна надела зеленые шорты и оранжевый топик без рукавов. Родители постоянно ее поддразнивали: она, мол, наверняка дальтоник.

«Оставьте меня в покое! Ну нравятся мне яркие цвета, что тут такого?» — всегда отвечала она.

Яркие цвета. Как пламя, окружавшее ее кровать.

— Эй, сон — сгинь! — пробормотала она. Наспех пробежалась расческой по коротко подстриженным светлым волосам и поспешила вниз по коридору на кухню. До ее носа донесся аромат шкворчащей на плите яичницы с беконом.

— Доброе утро, народ! — жизнерадостно прощебетала Ханна.

Сегодня она была счастлива видеть даже Билла и Герба — своих шестилетних братьев-надоед, самых шумных, самых несносных сорванцов во всем городишке.

Они играли, перебрасываясь через стол синим резиновым мячиком.

— Я вам сколько раз говорила — не играть с мячом в доме? — не выдержала миссис Фэйрчайлд, отворачиваясь от плиты.

— Миллион, — сказал Билл.

Герб рассмеялся. Он находил Билла чертовски остроумным. Оба считали себя заправскими остряками.

Ханна подошла к матери и крепко-крепко обняла ее за талию.

— Ханна, перестань! — воскликнула мама. — Я чуть сковородку не опрокинула!

— Ханна, перестань! Ханна, перестань! — передразнили близнецы.

Мяч перепрыгнул через тарелку Герба, отскочил от стены и угодил на плиту, едва не очутившись в шипящей сковороде.

— Отличный бросок, ас, — поддела Ханна.

Близнецы визгливо расхохотались.

Миссис Фэйрчайлд повернулась к ним и нахмурилась.

— Если мяч попадет в сковородку, — сказала она, погрозив им вилкой, — будете есть его вместе с яичницей!

На это оба мальчугана лишь громче захохотали.

— Они сегодня игриво настроены, — улыбнулась Ханна. Когда она улыбалась, на одной ее щеке появлялась ямочка.

— А когда они бывают серьезно настроены? — сердито отозвалась мама и вышвырнула мяч в коридор.

— Ну, лично у меня сегодня настроение что надо! — заявила Ханна, любуясь через окно безоблачным голубым небом.

Мать взглянула на нее с удивлением:

— Что так?

Ханна пожала плечами:

— Так, просто. — Ей совершенно не хотелось рассказывать матери о ночном кошмаре и о том, как это замечательно — просто быть живой. — А где папа?

— Уехал на работу спозаранку, — ответила миссис Фэйрчайлд, переворачивая вилкой бекон. — Не у всех в распоряжении целое лето, — добавила она. — Чем займешься сегодня, Ханна?

Ханна открыла холодильник и достала пакет апельсинового сока.

— Да, наверное, как обычно. Буду, понимаешь, болтаться на улице.

— Мне очень жаль, что у тебя выдалось такое скучное лето, — со вздохом сказала мама. — У нас совсем нет денег, чтобы отправить тебя в лагерь. Может, на следующее…

— Ничего, мам, — беззаботно ответила Ханна. — Нормальное у меня лето. Честное слово. — Она повернулась к близнецам. — Ну, как вам, ребята, страшилки о призраках, что я рассказывала прошлой ночью?

— Не страшные, — тут же ответил Герб.

— Ни капельки не страшные, — добавил Билл. — Истории у тебя глупые.

— А по-моему, вы изрядно струхнули! — возразила она.

— Мы прикидывались, — сказал Герб.

Она подняла пакет с соком:

— Хотите?

— А он с мякотью? — спросил Герб.

Ханна притворилась, что читает надпись на пакете:

— Да. Тут написано: «На сто процентов состоит из мякоти».

— Ненавижу мякоть! — заявил Герб.

— И я! — подхватил Билл, скорчив рожу.

Надо сказать, что вопрос мякоти поднимался за завтраком далеко не впервые.

— Неужели ты не можешь покупать апельсиновый сок без мякоти? — спросил у матери Билл.

— Ты не могла бы его для нас процедить? — спросил у Ханны Герб.

— Можно мне вместо него яблочный? — спросил Билл.

— Не хочу сока. Хочу молока, — решил Герб.

Обычно их нытье и капризы доводили Ханну до белого каления. Но сегодня подобные мелочи не могли вывести ее из себя.

— Стакан яблочного сока и стакан молока! — пропела она.

— Да ты сегодня и впрямь в приподнятом настроении, — констатировала мать.

Ханна вручила Биллу стакан яблочного сока, и братишка тут же его пролил.

* * *

После завтрака Ханна помогла матери привести кухню в порядок.

— Славный денек, — сообщила миссис Фэйрчайлд, выглядывая в окно. — На небе ни облачка. Ожидается около тридцати трех градусов тепла.

Ханна засмеялась. Мама постоянно выдавала подобные прогнозы погоды.

— Я, пожалуй, прокачусь на велике, пока не стало слишком жарко, — сказала она.

Она вышла на заднее крыльцо и вздохнула полной грудью. Теплый воздух благоухал свежестью. Она залюбовалась парой красно-желтых бабочек, что порхали над цветником.

Она прошла несколько шагов по лужайке в сторону гаража. Где-то в конце квартала надсадно ревела газонокосилка.

Ханна задрала голову и посмотрела в ясное голубое небо. Солнце пригревало лицо.

— Эй, берегись! — прокричал вдруг чей-то испуганный голос.

Спину пронзила резкая боль.

Испуганно охнув, Ханна рухнула наземь.

2

Ханна больно ударилась локтями и коленками. И тут же обернулась, чтобы увидеть, кто ее сбил.

Это был мальчишка на велосипеде.

— Извини! — воскликнул он. Он соскочил с велосипеда, и тот грохнулся на траву. — Я тебя не заметил.

На мне оранжевое и зеленое, подумала Ханна. Как он мог меня не заметить?

Она поднялась на ноги и вытерла с коленок пятна травяного сока.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.