Сияющий вакуум (сборник)

Бородыня Александр

Серия: Классическая библиотека приключений и научной фантастики [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сияющий вакуум (сборник) (Бородыня Александр)

Часть первая

БЕГЛЕЦ

АВГУСТ 2036 ГОДА

УБИЙСТВО МЭРА МОСКВЫ

Над Москвой гуляла гроза. Окна гранд-отеля на Минском шоссе напоминали окна огромного океанского лайнера в ненастье. Места в гараже для лимузина не нашлось, а дополнительная стоянка была украшена табличкой: «Только для инвалидов». Филиппу пришлось припарковаться между двумя матовыми фонарными тумбами.

Был конец августа 2036 года. Ливнем где-то рядом замкнуло высокочастотную линию, и воздух вокруг казался неестественно легким, полным озона. Филипп, личный шофер мэра Москвы Петра Сумарокова, откинув капот, рылся в моторе.

Нельзя сказать, что водитель был особенно предан своему боссу. Он уже как следует замерз, его кожаная куртка так пропиталась водой, что и рубашка, и майка прилипли к телу. Филипп собирался захлопнуть капот, поставить машину на сигнализацию и идти спать. Он устал и хотел поскорее встать на коврик посредине своей маленькой квартиры и наконец помолиться, после чего можно глотнуть теплого лимонного какао, раздеться, осторожно потеснить на постели крепко спящую Земфиру и сунуть ноги в семейную грелку.

Но планы его неожиданно переменились. Всего лишь желая протереть глаза, усталый водитель поднял голову и скользнул взглядом по шикарному фасаду отеля. Он увидел мечущиеся по шторе угловатые тени. Не задумываясь, Филипп Костелюк схватил разводной ключ и кинулся на помощь своему шефу.

Он не мог перепутать окна. Петр Сумароков, почетный член-корреспондент нескольких комитетов ООН, мэр Москвы, всегда останавливался в одном и том же номере. Четырехъярусные апартаменты с небольшим зоопарком и зимним садом занимали все пространство отеля от третьего до седьмого этажа. Выше были лишь комнаты президента. Но там вообще не горел свет.

Отражения молний скакали в стеклянных дверях отеля, но, на счастье, магнитная защелка в вертушке, как и всегда во время грозы, не работала, да и ночного швейцара, зануды, на месте не оказалось. Пачкая ковры, Филипп взлетел бегом на третий этаж и ворвался в апартаменты.

Он застыл в дверях. Все уже произошло. Протяжно кричала гиена в клетке. Мебель, гобелены, паркет — все было залито кровью, в голубой чаше бассейна среди декоративных кувшинок плавали какие-то листки с грифом «Совершенно секретно», а среди осколков хрусталя и люстр лежало несколько трупов.

Четыре телохранителя честно отдали свои жизни, их тела в черных костюмах казались поваленными манекенами. Пятеро из шести нападавших тоже были мертвы. Шестой, раненный в грудь, хватаясь за пальму, пытался подняться на ноги. Филипп безжалостно добил его своим разводным ключом.

Петр Сумароков находился в спальне. Огромная квадратная постель была алой от крови мэра. Автоматные пули изрешетили его всего, но когда Филипп вошел, кружевное жабо на груди мэра еще судорожно вздувалось, а задранная нога в блестящем черном полуботинке мелко и часто вздрагивала. Мэр еще дышал, и он хотел что-то сказать.

— Подойди ко мне, — хриплым шепотом попросил он. Филипп приблизился. Губы мэра кривились от невыносимой боли. — Ты знаешь, что такое ЛИБ? — Филипп кивнул. — Я хочу передать тебе свой блок, наклонись и закрой глаза…

Нечаянный свидетель наклонился к умирающему, тот протянул руку, и Филипп Костелюк почувствовал, как в левую часть его головы, внутрь, поместилось что-то небольшое и твердое. После этого левое ухо сразу перестало слышать. Филипп ясно улавливал вопли потревоженных животных и тиканье золотых напольных часов справа, но уже почти не слышал шепота мэра, находившегося с левой стороны.

Чтобы уловить смысл последнего желания своего босса, Филипп перепачкался в крови, потому что вынужден был почти прижаться головой к голове раненого.

— Сдашь в мэрии, — прошептал Петр Сумароков. — Под расписку сдашь!..

— Как его вынуть?

Филипп почти прижался лбом к холодному и мокрому от пота лбу умирающего.

— Тебе помогут…

Спустя несколько минут Петр Сумароков, ничего больше не сказав, умер. Голова откинулась назад. Острый подбородок задрался. Жабо мягко опало на груди мэра. Ботинок перестал дрожать.

Вытянутый в последней судороге палец мертвеца показывал куда-то. Филипп посмотрел. Палец указывал на большую пальму в белой фарфоровой кадке. Обняв пальму, сидела мертвая обезьянка. Случайная жертва. Милое пушистое существо.

Петр Сумароков скончался через два дня после вживления ему в голову уникального прибора ЛИБ. Он оказался третьей и последней жертвой в цепи политических убийств, потрясших Западную Европу.

Первым пал мэр Парижа Люсьен Антуан д’Арк. Он был застрелен еще до окончания церемонии вручения прибора. Разрывная пуля угодила ему в лоб, и голова мэра разлетелась, как гнилой орех. Мэр Берлина Ганс Адольф Страуберг был отравлен на торжественном обеде, устроенном в честь вступления в должность. А мэр Москвы прожил немногим дольше своих коллег.

Вероятно, от сильного волнения голова у водителя закружилась, и ему показалось, что через спальню медленно прошла полупрозрачная алая человеческая фигура.

Филипп Костелюк тряхнул головой. Видение пропало. Но он не сразу взялся за телефон. Он сполоснул руки в голубой воде бассейна, вытер пальцы свежей салфеткой и закрыл сперва блестящие глаза обезьянки, а потом и глаза своего шефа. Помещенный в его голову ЛИБ (Личный Информационный Блок) парализовал волю молодого шофера.

Рука Филиппа еще только потянулась к телефонному аппарату, когда двери растворились, и в сопровождении заспанной охраны отеля в апартаменты вошли несколько гражданских следователей.

Тела увезли в морг. У Филиппа здесь же, в комнате для прислуги, взяли показания и отпустили. К протоколу были приобщены испачканный кровью разводной ключ и смятые салфетки, которыми Филипп вытирал пальцы.

Давая показания, шофер ни словом не обмолвился ни о том, что застал мэра еще живым, ни о своем неожиданном приобретении, а против всех правил взял правительственный лимузин и поехал домой к жене.

Дождь лил до самого утра. И маленький приборчик, втиснутый в ухо пальцем умирающего мэра, казалось, усиливал и без того мощные раскаты грома.

Филипп Костелюк в общем-то хорошо понял, что именно ему только что засунули в левое ухо.

Опыты по внедрению ЛИБа в мозг живого человека проводились уже двадцать лет, но лишь совсем недавно они были официально разрешены специальной декларацией ООН.

Посредством простой операции ЛИБ вводили в черепную коробку какого-нибудь выборного лица, например президента или мэра, и прибор позволял этому лицу без особого труда, напрямую контролировать своих избирателей. Компактный электронный прибор обходился в производстве в полтора миллиарда долларов и гарантировал своему обладателю абсолютную власть над электоратом.

ЛИБ позволял своему владельцу получить в любую минуту любую информацию из мозга любого избирателя, а также хозяин прибора при необходимости мог воздействовать на любого из граждан, находящихся в поле его полномочий, и полностью подчинять своей воле.

Только один человек на Земле получил ЛИБ случайно, он не был избран подавляющим большинством, не прошел церемонию инаугурации, не клялся в верности своему народу. Филипп Костелюк получил огромную власть, не дав никаких обязательств.

ДОПРОС

На двери кабинета висела табличка: «Следователь по особо важным делам Михаил Алексеевич Дурасов».

За широким письменным столом сидел человек в штатском. Хозяин кабинета был совершенно лыс. Глаза его оставались неподвижными, а безволосые узловатые пальцы, напротив, пребывали в постоянном движении. Зачерпывая из железной коробки черный табак, он одну за одной крутил сигаретки из грубой желтой бумаги и осторожно укладывал их в плоский портсигар под резиночку. Он закурил далеко не сразу.

Алфавит

Похожие книги

Классическая библиотека приключений и научной фантастики

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.