Про Бабаку Косточкину

Никольская-Эксели Анна Олеговна

Серия: Бабака Косточкина [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Про Бабаку Косточкину (Никольская-Эксели Анна)

Читал дважды. Первый раз — с любопытством, второй — с удовольствием. Много раз от души смеялся, перечитывая некоторые абзацы. Это книга-игра, книга-парадокс, книга-фантазёрка. И, что мне особенно импонирует, часто игра словесная.

Анатолий Мороз, главный редактор журнала «Пионер»

Невероятная история «Про Бабаку Косточкину» сочинена с такой вдохновенной фантазией — лёгкой, радостной, весёлой, — что буквально каждой странице хочется аплодировать. И зачитывать друзьям, цитировать вслух. Дело даже не в фантастическом сюжете. Давно я не читал современных сказок, написанных таким хорошим русским языком.

Сергей Махотка, детский писатель

Анна Никольская обладает уникальным даром совмещать несовместимое — о сложных вещах говорить просто, но оригинально. Чтобы в этом убедиться, достаточно прочитать любую страницу в любом месте «Бабаки». Тем более что написана она таким полётным языком, что ты сам буквально летишь по строчкам и не успеваешь оглянуться, как уже долетаешь до конца книги.

Валерий Ронявший, детский писатель

При всём почтении к Л. Н. Толстому, утверждавшему, что «все счастливые семьи похожи», пожалуй, можно заметить, что не так уж они и похожи. По крайней мере не в каждой счастливой семье есть говорящая собака, которая не только друг человека, но и воспитатель человека и прямо-таки настоящий родственник человека с его же фамилией. Бабака Косточкина — именно такая собака. Лично я очень хотел бы с ней познакомиться.

Игорь Жуков, детский писатель

Вместо предисловия

Книга «Про Бабаку Косточкину» — настоящий фейерверк юмора, фантазии и доброты. В ней нет главных героев, вернее, здесь все главные. Ну может быть, чуточку главнее всех Бабака Косточкина, и то лишь только потому, что её имя фигурирует на обложке. Бабака — говорящая собака. Конечно, говорящими собаками сейчас никого не удивишь. Но, однако же, собака собаке рознь, даже и говорящая. Почитайте-ка, что именно говорит Бабака, — и вы сразу же поймёте, что таких говорящих собак вы в своей жизни ещё никогда не встречали.

Помимо суперсимпатичной Бабаки в книге полным-полно других не менее симпатичных персонажей — начиная от родившейся довольно-таки давно бабы Мони, любительницы «прогуляться по Интернету», и заканчивая пока что ещё не родившейся, но зато уже о-о-очень разговорчивой девочкой Аделаидой — будущей сестрой мальчика Кости, от имени которого ведётся повествование. А ещё в книге есть таинственный дождливый человек, не менее таинственные подсугробники и такса Матильда, которая на самом деле оказывается не таксой, а… Впрочем, пересказывать эту необыкновенную книгу — дело неблагодарное. Её обязательно надо читать, тем более что написана она таким полётным языком, что ты сам буквально летишь по строчкам и не успеваешь оглянуться, как уже долетаешь до конца книги.

Столь увлекательное повествование в равной степени увлечёт и детей, и взрослых, потому что дети — это те же самые взрослые, только ещё маленькие, а взрослые — это те же самые дети, только уже большие… Но, хотя книга и читается легко, она отнюдь не легковесна. Анна Никольская обладает уникальным даром совмещать несовместимое — о сложных вещах говорить просто, но оригинально. И чтобы в этом убедиться, достаточно прочитать любую страницу в любом месте книги.

Итак, читайте эту весёлую, солнечную, добрую и умную книгу и радуйтесь на здоровье!

Валерий Ронявший, писатель, автор более ста книг для детей и подростков

* * *

Анна Никольская написала книгу, которую, я уверен, ждёт счастливая читательская судьба. Невероятная история «Про Бабаку Косточкину» сочинена с такой вдохновенной фантазией — лёгкой, радостной, весёлой, — что буквально каждой странице хочется аплодировать. И зачитывать друзьям, цитировать вслух. Дело даже не в фантастическом сюжете. Давно я не читал современных сказок, написанных таким хорошим русским языком.

«Дворник дядя Сёма меланхолично гонял опавшие листья туда-сюда по асфальту. Он думал одному ему ведомую думу, и эта дума облагораживала его библейские черты».

Герой ожил, мы его видим и даже угадываем его характер и пытаемся представить его прошлое. Вообще, по моим давним наблюдениям, о мастерстве детского писателя можно судить по тому, как он описывает взрослых. В реальной жизни ребёнка взрослые такие же значимые персонажи, что и его ровесники. Но в детской прозе часто родители, учителя, соседи выглядят схематично и однообразно. Зато каких только взрослых нет в книге «Про Бабаку Косточкину»! Не только родители и учителя — тут и перевоспитавшийся грабитель-рецидивист, и оперативник, и артист драмтеатра, и бизнесмен-спонсор, и даже нигерийский принц с бывшим президентом Франции Саркози. Сказка соседствует с самыми реальными персонажами и самыми обыденными бытовыми ситуациями. Поэтому нас скоро перестаёт удивлять, что собака умеет разговаривать, готовить и воспитывать тех, кто её приручил. И мы с не меньшим увлечением следим за приключениями главного героя, обычного мальчика, который ходит в школу, шалит, влюбляется — словом, ведёт себя как многие тысячи его сверстников-читателей. Правда, не у каждого из них дома живёт говорящая собака по имени Бабака Косточкина.

Сергей Махотка, лауреат премии Маршака, лауреат почётного диплома Международного совета по детской книге

Глава 1

Кого воля сильнее

Физрук нам сказал как-то:

— Одно дело — борьба с противником, а другое — с самим собой.

Мы тогда сдавали зачёт — прыгали через козла на маты. Все прыгнули, кроме освобождённых и Нинели Колготковой. Она у от козла отвернулась и глядит в окно. А там монтёр в полуботинках лезет на столб — рисковый человек. Физрук говорит:

— Не отбивайся от коллектива, Колготкина. Смелей! Усилие воли творит с людьми чудеса!

— Она Колготкова! — обижается Виртуозов. Виртуозов влюблён в Нинель.

А Вектор Викторович — наш физрук — а Вектор Викторович, значит, ему:

— Это фонетика [1] , друг мой ситный. А мы тут физиТческую культуру тела развиваем. Учимся бороться, побеждать себя. Правильно я рассуждаю, Колготкова?

— Я же непластичная! Вы же на педсовете сказали, — говорит Нинель, а у самой голос трясётся от внутренней борьбы. — У вас нету козлика поменьше?

Так и я теперь, вместо того чтобы решительно жать на пимпочку звонка, отчаянно воюю с собой. И вот он — результат: титаническим усилием воли я таки на неё жму. Вектор Викторович сейчас гордился бы мною.

Дверь открывает папа, и я мысленно торжествую. Мама нам сейчас ни к чему. Разговор у нас будет мужским. Папин подбородок в мыльной пене, и папа похож на портрет Хемингуэя, который висит в спальне для прикрытия пятна на обоях. Папа пристально смотрит сначала на меня, а потом на собаку.

Некоторое время мы молчим. Нам обоим неловко.

— Кто это, сын?

— Я тебе сейчас всё объясню, — говорю. — Она там, во дворе, сидела, на канализационном люке, а я шёл мимо. А у неё глаза такие грустные, и я подумал, что, наверное, ей жить негде. И я ей говорю: «Ты чья?» А она мне…

— Повторяю вопрос: кто это?

Тут я сдаюсь и свожу заготовленную речь к минимуму:

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.