Сережка — авдеевский ветеран

Немченко Гарий Леонтьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сережка — авдеевский ветеран (Немченко Гарий)

Почти десять лет я прожил под Новокузнецком на большой стройке. Теперь там громадный завод, на котором доменщики плавят чугун, а сталевары варят сталь. Холодными сибирскими ночами здесь над цехами, словно зарницы, подрагивают огненные сполохи. Это как поединок огня и холода — морозной зимой сугробы вокруг подтаивают, а металлические кожухи машин посреди завода покрыты инеем.

Но вы, наверное, уже знаете, ребята, что всякое дело, каким бы оно ни было большим, начинается всегда с самого маленького. И наша стройка сперва была — палаточный городок, совсем крошечный посёлок, в котором не так-то просто жилось не только взрослым, но и мальчишкам. И самой большой достопримечательностью в посёлке долго ещё оставался сидевший в клетке посреди интерната медведь, который был раньше почти единственным хозяином таёжных мест.

Об этих-то временах, о самом начале стройки, я и написал обе маленькие повести, которые вы прочитаете в этой книжке.

Автор

Сережка — авдеевский ветеран

Глава первая

Серёжке снились голуби. Голубей было много. Может быть, сто. А может, тыща. Они толкались у Серёжки под ногами, топтались по пальцам, царапали их острыми коготками. Серёжка крошил чёрную засохшую горбушку и крохами посыпал голубей. Крохи падали птицам на спину, а голуби вертелись и склёвывали их друг с друга.

Недалеко от Серёжки смирно стоял Генка Дерибаска, командир мехколонцев. Он протягивал руку и жалобно говорил:

«Ну дай голубка, Серёг… Всю жизнь за тебя заступаться буду!..»

«Нет уж, спасибочки, — сказал Серёжка. — Сам не маленький. Если кто тронет, знаешь, что ему будет?..»

Генка Дерибаска не знал, что будет тому, кто тронет Серёжку. Он покачал головой и снова попросил:

«Дай голубка, Серёг…»

«Не дам, не приставай», — отрезал Серёга.

Тогда Генка вдруг выхватил из-за пазухи рогатку, вставил камешек и…

Что было дальше, Серёжка так и не узнал. Он проснулся. Тут уж не до сна, когда в окно швыряют камни.

Серёжка выскользнул из-под одеяла и, ещё не открывая глаз, пошарил рукой под кроватью, пытаясь отыскать бумажный мешочек с пылью, который он поставил с вечера рядом с фанерным чемоданом.

«Как дам сейчас!» — подумал Серёга.

Но бумажка с пылью всё не попадалась под руку, и тогда он нашарил свой старый ботинок. Ботинок был сморщенный и давно уже просил каши, выбрасывать его было ничуточки не жалко.

Он ещё раз взглянул на ботинок и, чтобы совсем уже было не жалко его выбрасывать, надорвал его ещё немножко.

Потом побежал к балкону, шлёпая по полу босыми ногами, но тут же остановился и даже попятился, как будто увидел перед собой что-то страшное.

Конечно, ничего такого особенного он не увидел. Просто он вспомнил, что сегодня должна быть решающая битва супятчиков с мехколонцами и его, наверно, зовут на войну.

Серёжка на цыпочках вернулся к кровати, тихонько поставил рядом с чемоданом ботинок и юркнул под одеяло.

«Нет уж, спасибочки, — подумал Серёжка. — Навоевались. Хватит».

Он отвернулся к стенке, натянул на голову одеяло и даже засопел не очень громко, как будто в окно никто и не швырял камни.

— Разводчик, выйди! — закричали снизу.

«Как надо, так всегда Разводчик», — подумал Серёга.

Разводчиком его звали потому, что он разводил голубей, и Серёжка очень гордился своей кличкой. Но воевать ему сегодня совсем не хотелось, и он только покрепче натянул на голову одеяло.

Внизу крикнули громче.

«Будет вам сейчас Разводчик», — подумал Серёга.

И не успел он даже это додумать, как дверь скрипнула, и в комнату вошла Серёжкина мать.

Шаркая шлёпанцами, она вышла на балкон, и Серёжка улыбнулся не без гордости, потому что его маленькая военная хитрость на этот раз вполне удалась.

— Вот я сейчас выйду, сейчас покажу вам! — прикрыв за собой дверь, негромко крикнула мать, и Серёжка представил, как она грозит мальчишкам стареньким своим пальцем.

Мать у Серёжки совсем ещё молодая, только пальцы у неё такие старенькие — в морщинках, и кожа на них шелушится, потому что она работает штукатуром и пальцы ест извёстка.

— Спать не даёте мальчишке ни днём, ни ночью… Никуда он не пойдёт, кыш отсюда!..

Серёжка слышал потом, как мать умывалась, только слегка, чтобы не разбудить его, приоткрыв кран, как она потом негромко стучала крышками от кастрюль.

— Ма! — позвал Серёжка, когда в коридоре зазвенели ключи и мать приоткрыла дверь к нему в комнату. — Побежала?

Лицо у матери стало добрым. Зажмурилась на секунду, кивнула.

— Щикатурить?

Снова она кивнула — это мать так с Серёжкой разговаривает, чтобы не перебить ему сон.

— Опять папка не разбудил? — спросил Серёга, пытаясь изобразить обиду, но никакой обиды не получилось: Серёжка уже привык, что с вечера отец всякий раз обещает взять его с собой на работу, а чуть свет уходит один.

— Ты спи, спи ещё! — негромко сказала мать.

— Может, посплю, — согласился Серёга, всё-таки вздыхая. И разрешил: — А ты иди, щикатурь…

Но сон больше не шёл к Серёжке, и он наконец отвернулся от стенки и вылез из-под одеяла.

Прямо перед собой на противоположной стене он увидел часы. Жёлтый маятник качался туда-сюда, а чёрная кошка сверху стреляла за ним голубыми глазами.

Серёга тоже поводил глазами туда-сюда, стараясь не отставать от кошки, но это ему скоро надоело.

Он встал с кровати, подтащил к стене стул и подставил под маятник палец. Жёлтый кружок наткнулся на палец, кошка завела зрачки в сторону да так и осталась висеть со скошенными глазами.

— Ну что, мяу-мяу? — спросил у кошки Разводчик.

День только начинался, а это была уже вторая победа Серёжки Разводчика. Он подмигнул самому себе, легонько тюкнул по маятнику, чтобы часы снова пошли, и спрыгнул со стула.

На кухне Серёжка достал из стола большую зелёную кастрюлю, в которой мать хранила хлеб, и отломил от булки здоровенный кусок. Половину этого куска он бросил на кровать, чтобы съесть потом самому, а с остальной пошёл на балкон.

Было ещё очень рано, и бетонный пол холодом обжёг подошвы Серёжкиных ног. На железных поручнях балкона висели капельки росы. Росой были покрыты и крыши двухэтажных домов, которые раскинулись поближе к Маяковой горе.

Серёжкин дом был первым пятиэтажным домом в посёлке, и Серёжка очень гордился этим. Правда, теперь он не единственный, за ним настроили уже вон сколько пятиэтажных, но Серёга был убеждён, что всё равно солнце первым делом заглядывает к нему в комнату, а потом уже идёт гулять по посёлку.

Правда, сейчас оно ещё не совсем поднялось над тёмным холодным лесом. Оно ещё держалось за него тонкими серебряными лучиками.

Лучики эти удлинялись, вытягивались и вот-вот должны были оборваться. И тогда солнышко поплывёт, полетит по синему небу, как летит шар, который пустили где-то очень далеко, и потому кажется, что поднимается он слишком медленно, почти незаметно.

Лучи наконец оборвались, и Серёжка перестал наблюдать за солнцем…

На балконе стояла большая деревянная клетка. За металлической сеткой топтались в ней голуби. Два голубя, если говорить честно.

А чего тут скрывать? Ведь у каждого мальчишки сначала один голубь, потом — два, потом — целая стая, так что он даже не знает, за каким и смотреть, когда они разлетятся во все стороны в большущем-пребольшущем небе.

Он протянул голубям ладонь, на которой лежали хлебные крохи, и они тюкнули в ладошку мягкими клювами, но потом отошли и снова закружились один вокруг другого.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.