Чудо-планета - пасека деда!

Сопкин Петр Терентьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чудо-планета - пасека деда! (Сопкин Петр)

Петр Сопкин

ЧУДО-ПЛАНЕТА — ПАСЕКА ДЕДА!

Краснодар «Советская Кубань» 2005

МЫ — БРАТИШКИ БЛИЗНЕЦЫ

Витя и я, Ваня, родились в один день. Бабушка Аня считает, что мы вылупились, словно цыплята — Витька первым, а я вслед за ним.

По случаю нашего появления на свет разговоров было — не перескажешь. На нашей улице не помнят, когда бы двойня рождалась. Больше всего людей интересовало — как же нас, близнецов, различать? «Запросто, — охотно объясняла бабушка. — У Ванятки — родимое пятнышко на левой щечке. Такое крохотное…»

од хорошее настроение бабуля всегда величает нас: «Мои цыпляточки!» А доброй она бывает, когда мы не ссоримся и ей не перечим. А если что–то не поделим, заскандалим, баба становится ворчливой. Тогда от нее только и слышим: «Навязались на мою голову, сорванцы этакие! Вы у меня дождетесь — возьму и откажусь…»

А навязываемся мы не так уж и редко. Пока были малюсенькими, еще не ходили, от нас всем покоя не было. Особенно доставалось маме и бабушке. Да и когда подросли и пошли в детский сад, кому–кому, а бабуле не больно полегчало. Объяснение тому простое: наши родители — учителя. По субботам они в школе, а мы у бабушки Ани.

Мы росли здоровыми. Бабушка не раз хвасталась своей подруге соседке: «Если в отца удались, горя не увидим. Александр, чай, так и не знает, где больница находится».

Когда пошли в первый класс, бабушка объявила торжественно: «Теперь у меня крута гора с плеч — оперились мои цыпляточки!»

Только поторопилась бабуля: покоя у нее не прибавилось. Дом–то ее ближе, чем наш, к школе! Когда на уроки идем, заходить к ней некогда. А после занятий наперегонки несемся. В собственном–то доме без папы и мамы никакого интереса.

Бабушка каждый день встречает нас одинаково — распросами об отметках. Всегда предупреждает: «Трояки отхватите — разговору не будет. А, не приведи господь, с двойками заявитесь, так и скажу, что нет у меня внуков. И на порог не пущу».

Мы стараемся, бабулю плохими отметками не огорчаем. Все–таки боязно: вдруг сдержит слово, если того заслужим, к кому тогда податься? Второй бабушки у нас нет. Мама в детском доме воспитывалась.

Про нашу маму, Светлану Алексеевну, говорить можно бесконечно. В школе за ней всегда табунок мальчишек и девчонок. Нам с Витькой даже завидуют. Чудо, говорят, у вас мама: опрятная, ласковая, красивая… Папа часто предупреждает: «Если маму обидите, я не знаю, что с вами сотворю…»

Интересно, что же он может такое придумать? Я уж сколько предлагал Витьке:

— Давай понарошку разок огорчим маму. Глядишь, узнаем папин секрет.

Только Витька не соглашается, твердит одно и то же: «Маме и без того досталося…» И то верно: детский дом — он и есть детский дом. Хоть какие там воспитатели, а все равно не то, что родители. А тут еще мы сразу вдвоем ей свалились. Рассказывают, Витька ребенком таким крикливым был — вспоминать жутко. Зато сейчас уж больно серьезный. Важничает. Еще бы — круглый отличник!

А я изменился в худшую сторону. Мальцом, бывало, где играю, там и усну. Никому не досаждал капризами. Теперь же в меня словно бес вселился. Лишняя энергия, видать, выходит наружу. Папа в таких случаях замечает: «Ничего удивительного — Ванька наверстывает упущенное…»

В учебе мне без конца братишку в пример ставят. Когда ленюсь, мама спрашивает: «Чем ты хуже? Вы ведь из одного гнезда!..» На меня это действует: начинаю стараться — получаю «пятерки».

Витьке, между прочим, нравится быть примером. Ну и пусть себе лидирует. Да ему и положено: как–никак постарше меня, первым же родился!

Да, я недосказал про маму. К ней ученики без всякого приходят, как к товарищу. Облепят, как саранча, на кухне большущий стол, чаи распивают. Мама специально накупила целый ворох бокалов и чашек, чтобы всем хватало. Жаль, у нее времени свободного маловато. Она же биолог! Летом днями пропадает на пришкольном участке. Зимой не вылазит из теплицы. Кружок юных натуралистов ведет. В нем — полсотни ребят. Вечно возится со своими юннатами. По воскресеньям часто оставляет нас, мужчин, одних. Уходит с кружковцами на экскурсии.

Папа тоже не больно засиживается дома. Он физрук. И что не воскресенье, ему надо то на тренировки, то на соревнования. И нас с Витькой с собой берет.

К своим спортсменам, мальчишкам, он даже требовательнее, чем к нам. Любит, чтобы они были во всем подтянутыми. А перед девчонками совсем другой: голоса никогда не повысит. Робеет, как перед мамой.

Баба Аня давно подметила, что у ее сына наследие хорошее. Пошло оно от нашего деда Николая. Он к бабушке относится с большим уважением, только в последнее время все чаще подшучивает над ней. Но беды в этом нет. Скорее наоборот: шутки всем настроение поднимают.

Бабушка и мне с Витькой внушает: «Глядите у меня: в нашем роду заведено лелеять «слабый пол». От папы мы узнали, что «слабый пол» — это бабуля, мама, все тети и девчонки.

Папа считает, что сила и ловкость не помешают мужчине быть добрым в семье, среди людей. Мы уже решили, какими видами спорта заняться. Братишка играет в теннис и сражается в шахматы. Он у нас думающий. Уже обставляет соседского Игорька, хотя тот и старше Витюшки на три года. А мне больше по душе футбол и особенно лыжи. Мечтаю, когда вырасту, обогнать самого папу. Он много лет бессменный чемпион района по лыжным гонкам, мастер спорта. До сих пор участвует в областных и даже республиканских соревнованиях. Его всякие призы и награды дома занимают целую тумбочку. Мама разрешает нам ими любоваться, только не велит их растаскивать и раздаривать.

Когда мы доросли до школы, папа установил строгий семейный распорядок. Подъем — в половине седьмого. Полчаса обязательная для всех зарядка. Дома у нас чего только нет: и турник, и кольца, и тренажеры всякие. Летняя кухня одновременно и спортзал.

Бабушка, когда дозналась, что папа с семи лет посадил нас на спортивный режим, так и всплеснула руками: «Сам прилип к лыжам с пятого класса — и то своего батьку на голову перерос. А цыпляток с первого втягивает. Это же какими они вымахают? Поди с телеграфные столбы! Кто же на них одежду шить будет?»

Наш деда — известный на всю округу человек. Он лучший пасечник в колхозе. Скоро будем отмечать большой для семьи праздник: сорок лет как дед бессменно на пасеке.

Жаль только, что дома он редко бывает. Вернулся с фронта после победы и вскоре в горы подался. Всю трудовую жизнь на одном месте, на пасеке! Так вечно занят, что даже наше рождение прозевал. Мама рассказывала: примчался верхом на коне, когда нам уже дней по десять исполнилось. Бабушка встретила его с причитаниями: «Полюбуйся, батюшко! Удружила сношенька — двойню родила. Плакали наши рученьки…»

Дед в ответ глянул ястребом, улыбнулся довольно. И торопливо, не снимая тулупа, прошел в дом. И молчком расцеловал маму, единственную свою сношеньку, за долгожданный бесценный подарок. Потом уж сказал: «Глядишь, мне сменой подымутся?!.»

Бабушка за его спиной перекрестилась: «Сам, небось, одичал и малым того желает… Ишь, на готовенькое норовит: как люльку качать — так тебя нету».

А дед будто и не слышит ворчания старушки, знай гнет свою линию: «Пусть быстрее растут. Пасека, думаю, им будет заместо лагеря отдыха».

…Когда мы закончили пятый класс, дед, приехавший на денек с пасеки, объявил:

— Кажись, мой черед наступил: забираю хлопцев с собою. Возраст у них — самый раз. Пора отцепляться от мамкиного подола. С дедом оно сподручнее жизнь познавать…

— Постой, постой, что ты надумал? — насторожилась баба Аня. — А ну повтори!

— На вахту, говорю, заступаю, — громко уточнил дед. — На все лето беру внуков на пасеку. Что тут непонятного?

— Да как же так? — бунтовала бабушка. — Ратуйте, люди добрые! Ухайдокает мальцов…

А родители отнеслись к идее деда спокойно. Только папа взял у нас слово, что и на пасеке будем строго выполнять заведенный распорядок дня. А мама разрешала ехать с тем условием, что прочитаем все книжки, которые соберет с нами.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.