Белые боги Конго

Шрайбер Олег Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Белые боги Конго (Шрайбер Олег)

Белые боги Конго

Мы белые боги Конго. Наше могущество безгранично. Наша воля имеет силу физического закона в данном пространственно-временном континууме. Мы знаем все и можем все. Наше знание всеобъемлюще. Сколько шерстинок на шкуре буйвола, убитого старым одноглазым леопардом у водопоя. Что думает стюардесса о втором пилоте авиалайнера, пролетающего над джунглями на рассвете. Куда идет старый колдун вуду М'Гамба, и зачем ему калебас с песком и кусок шкуры шакала. Какого цвета трусики у той американочки из экспедиционного лагеря в верховьях реки. Последнее нас, белых богов Конго, интересует больше всего. По крайней мере, за себя я ручаюсь. Меня, кстати, зовут Роджер. А этого идиота слева — Отто. Он бош. Точнее, был им. Впрочем, по нему это и сейчас видно — истинный ариец. Я вселяюсь в муравья и с трудом ползу по гладкому нейлону палатки. Нахожу брешь в противомоскитной сетке, проникаю внутрь. Сейчас, сейчас она вылезет из спального мешка, и я увижу, увижу… Что это за треск сзади? Черт тебя подери, Отто, только не скорпион! Балбес Отто в виде большого черного скорпиона ломится в палатку. Сейчас она поднимет тревогу! Так и есть. Ультразвуковые пакеты ее визга бьют по всему хитиновому телу, затем она достает баллончик с аэрозолью, и для нас все заканчивается.

— Гитлер капут, — говорю я Отто.

— Доннер веттер, — бурчит он в ответ, — какие эти американки нежные. Что взять с бюргера, который в жизни ничего не видел, кроме пива и кровяной колбасы? Спорить с ним бесполезно. Нахожу муравья пошустрее и повторяю попытку.

В отличие от Отто, я много чего повидал на своем веку, прежде чем стал белым богом Конго. Родился я в Бомбее в 1851 году. Через десять лет отец закончил свою карьеру военного, выйдя в отставку в чине полковника колониальных войск, и семья вернулась в Лондон. Окончив школу, я поступил в Кембридж. Передо мной развернулись блестящие перспективы — у отца были связи и деньги. Я увлекся скачками и бриджем. Через два года мне пришлось бежать из Англии — липовые чеки, тысячные долги и беременная горничная были тому причиной, а так же ищейки Скотланд-Ярда. Ищеек интересовали чеки, а не горничная, как вы догадались. Я отправился в Новый Свет. Бридж был моей стихией, а в стрельбе из револьвера я быстро набил руку. Было довольно весело, пока шериф Солт-Лейк-Сити не нашел у меня в рукаве пятый туз. Я оказался быстрее, но мне на хвост сели маршалы трех штатов, и я очутился в Мехико без денег, лошади, но с простреленным плечом. Подлечившись и ограбив Первый Национальный, я первым классом отплыл в Париж, намереваясь стать великим художником, сутенером или на крайний случай барменом. Через две недели пребывания в Париже я уже хлебал баланду во втором батальоне Иностранного Легиона — Легион закрывал глаза на прошлое легионеров, и никого не выдавал полиции, хотя в моем случае префект был дьявольски настойчив. Я подумывал задать стрекача, но не успел — батальон отправился в Африку, защищать интересы Республики на черном континенте. Здесь, во Французском Конго, я познакомился со старым М'Гамбой, и он помог мне сбежать из Легиона. В чистую, я даже не числюсь дезертиром. Впрочем, жалеть особо не о чем, весь второй батальон остался гнить в джунглях. А так — есть хоть какое-то развлечение. Если бы еще не этот дурак Отто…

Сегодня она вырядилась в комбинезон, и мой муравей в недоумении шевелит антеннами. Надо подождать, пока она отправится принимать душ. Ага, вот она берет полотенце и идет к душевой. Быстрее, еще быстрее! Муравей несется сломя голову, я заставляю его прыгать с травинки на травинку похлеще кузнечика. Последние метры! Муравья заносит на повороте, лапы пробуксовывают в пыли тропинки. Отто, нет! Сволочь. Почему бы ему не выбрать бабочку? Шершень пикирует на полотенце, и вот полотенце отброшено в сторону, а девушка плачет, спрятавшись в палатке.

Откуда у Отто такая страсть к опасным животным? Наверное, это национальная черта — иначе как объяснить все эти «тигры», «пантеры» и «элефанты»? Отто настоящий бош — появился здесь в августе сорок третьего, искали они тут какую-то Сверхсилу со Сверхзнанием вместе. Ну, М'Гамба никому не отказывает. А тут так просили, так просили… Денег обещали кучу, море шнапса и баронский замок под Запорожьем. Старый колдун им удружил, да. У него в этом деле свой интерес. Когда М'Гамбе чего надо, он придет и попросит у белых богов. Белые боги ему не откажут, нет. Откажешь ему, как же. Камень тут есть, возле капища. И об этот камень… Белые боги любят М'Гамбу, очень. Вот он идет, старый пень. Шкура шакала на плече, а в сушеной тыкве белый речной песочек. Марафет наводить будет. Белые боги — они почему белые? Потому что их песочком натирают, каждый день. А не то бы они давно почернели — климат тут очень влажный.

«С девушкой надо что-то делать, выманить ее надо», — лихорадочно думаю я, — «Что это за звук? Ага, отлично! Авиетка с кокаином! Низко идет, верхушки деревьев бреет — от радаров прячется. Так, где тут был гриф? Не дергайся, это быстро и не больно. Так, гриф в правый двигатель, гриф в левый… Ой, взорвался… Впрочем, так даже лучше — облако пошло на лагерь… Да, снег это, снег. В джунглях, ага. Выходит… Дыши глубже! Вдох — выдох… Какая улыбка! Купаться? Запросто! Какие крокодилы, все под контролем! Опа, какой у нас купальник! Ныряй, не бойся! Нет, это не пираньи, это цихлиды. Зачем такие большие зубы? Ты что, сказку про Красную Шапочку в детстве не читала? Только комиксы? Да, тяжелое детство, черно-белые комиксы… Покататься на этих зеленых бревнах, вот этих, с хвостами? Нет проблем. Какое больше нравится — темно-зеленое или нежно-салатовое? Оба? Так, правую ногу на зеленое, левую на салатовое… Отто, помогай, гад… Поехали! С ветерком! Здорово? То-то же! Знай наших! Вираж, еще вираж… Что, отходить стала? Давай к берегу. К берегу, Отто. Я сказал — к берегу! Да, все, приехали. Бревнышки устали. Один даже к верху пузом всплыл. Нет, живой, притворяется просто. На сегодня хватит, приходите завтра. Где снег? Нет, не растаял. Его муравьи растащили. У них будет… Как-как? „Драг пати“? Господи Иисусе, что можно сделать с языком за каких-то двести лет…».

На следующее утро эта дуреха отправляется прямиком к хижине М'Гамбы. Я наблюдаю за ними глазами лемура, спрятавшегося в густой зелени лиан, издали — М'Гамба не любит, когда за ним следят. А возле капища есть камень, и если М'Гамбе что-то не нравится… Белые боги стараются не злить старого колдуна. Разговора я не слышу, но мне это и не надо — оба отчаянно жестикулируют и все понятно без слов. «Вчера я увидела столько удивительного», — глаза у нее до сих пор с серебряный доллар величиной. «Джунгли странное место, не подходящее для молоденьких девушек» — пожимает плечами и кривит губы этот сморчок.

«Я готова на все ради новых знаний» — руки сжаты на груди и мелко дрожат. «Мужа вам надо побогаче» — окидывает ее взглядом колдун — «Выходите за меня — у меня хижина, две свиньи и поле маиса у реки, а моя вуду-практика приносит неплохой доход». «Я решила посвятить свою жизнь науке» — падает она на колени — «посвятите меня в тайну».

«Ладно, раз уж вы так просите» — пожимает плечами М'Гамба и достает свой кривой ритуальный нож. Тут оказывается, что кроме меня, за всем этим безобразием наблюдает еще и Отто. Здоровенный бородавочник выскакивает из кустов и атакует колдуна. Отто, Отто… М'Гамба легко уворачивается и чертит в воздухе знак «игну». Сознание Отто вышибает из зверя, и испуганный бородавочник задает стрекача. Еще долго слышно, как он прет напролом через подлесок, не разбирая дороги. Я потихоньку ускользаю из головы лемура, что будет дальше, я знаю очень хорошо. М'Гамба схватит девушку за волосы и одним движением отчекрыжит ей голову. Потом возьмет заостренную палку — есть у него такая специальная палка — и насадит на нее голову, а палку воткнет в муравейник. Через сутки у меня появится новый сосед — вновь рожденный белый бог Конго. А Отто? Отто больше нет с нами. Разъяренный М'Гамба пришел к белым богам Конго на закате. М'Гамба сказал богам — «Кто сделал вас такими, какие вы есть?». М'Гамба — боготворец… «Так почему вы думаете, — сказал М'Гамба, — что я не имею власти над вами?». М'Гамба — боговладелец… «Посмотри на этот закат» — сказал черный колдун М'Гамба белому богу Отто, сняв его с крюка и подняв над головой — «это последнее, что ты видишь!» М'Гамба — богоборец… Но прежде, чем злой колдун разбил его в дребезги о камень, испокон веков стоящий у капища, белый бог Отто успел сказать ему: «Свой последний закат я видел давным-давно, и я рад предстоящему освобожденью. Скоро я увижу родные берега Рейна…». Эх, Отто, Отто, ты поступил как человек, а ведь мы всего лишь…

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.