Наследие Глории

Александер Робин

Серия: Глория [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Наследие Глории (Александер Робин)

Пролог

О, вы вернулись! Хотите послушать мою историю дальше? Тогда давайте проходите в бар, я сделаю вам напиток. «Май Тай» подойдет? Репертуар смешиваемых мной напитков расширился, теперь это не просто ром с колой, которые я только и умела мешать до приезда на остров Кэт.

Да что вы такое говорите! Я выгляжу усталой? Это так, это я — замученная Хайден. Почему, спросите вы? Потому что я беременна! Ну, не я, а любовь всей моей жизни носит в себе моего ребенка. Ой, не смотрите на меня так! В наше время и в вашем возрасте все прекрасно знают, как две женщины могут родить ребенка. Вы все еще хотите знать – как?

Как вы знаете, Адриан обладает необычным даром. Иногда она может слышать мысли других людей, но она почему-то не очень рада этому дару. И потому, что в ее голове всю жизнь звучат голоса, она не хочет, чтобы наш ребенок был обременен таким же даром.

По этой причине одна из моих клеток была оплодотворена анонимным донором и подсажена Адриан. И вот так, мальчики и девочки, две женщины могут сделать себе ребенка. Ну, это один из способов.

Так почему же я выгляжу так хреново, если Адриан делает всю работу? Потому что это мне постоянно приходится делать ей массаж спины и ног. Это мне приходится в любое время дня и ночи бежать за едой. Я - та, кто работает вместе со строителями, строя наш новый дом и внося последние штрихи в его обустройство.

И я не жалуюсь. Постоянная занятость работой позволяет мне сохранить себя в здравом уме на протяжении всей беременности. Но теперь, когда Адриан находится в середине восьмого месяца, время замедлилось. А вот почему я на самом деле выгляжу так дерьмово — я смертельно боюсь.

Глава 1

«Я очень обеспокоена, тетя Глория, мои плечи и затылок постоянно болят. Когда я сплю, мне снятся сны, но они странные и кошмарные. Я уже не помню — сколько времени прошло с тех пор, как я бросила курить, но я все еще жажду сигарет больше, чем шоколада, — я выдернула сорняк, который рос возле могилы тети Глории, и поиграла с ним. — Как ты сегодня себя чувствуешь? Немного жестко лежать?» — я посмеялась сама над собой, зная, что Глория любила шутки.

Когда я впервые приехала на остров, наш повар Ирис сказала мне, что она чувствует дух Глории вокруг нас. Я тогда из-за этого поиздевалась над ней. Но Ирис была права, когда сказала, что жизнь на острове изменит меня. Сейчас я тоже чувствую присутствие моей любимой тети, особенно здесь — у могилки, куда я прихожу время от времени поговорить обо всем, что накопилось в моей голове.

«Джеф ревнует, он понимает, что, будучи старшим из нас двоих, не у него с Вандой родится первый внук Тейт. Они стараются, но им пока не везет. Может быть, мир не готов пока к маленькой копии Джефа? — я бросила сорняк к себе за спину и села поудобнее, вытянув ноги. — Возможно, что мир не готов и к появлению миниатюрной Хайден, но она уже скоро появится».

Я успокоилась и сидела, ожидая ответа, прекрасно зная, что он не придет. Глория любила пошутить. Я сидела и представляла себе, как она говорит что-то похожее на: «Проклятое время. Я не становлюсь моложе. Ха-ха! Но я не становлюсь и старше! Ибо, я мертва».

Все, что я услышала в ответ, был ветер, шуршащий листвой на кустах и деревьях, окружающих меня.

«Я никогда не представляла себя в качестве родителя, а вот Адриан я вижу идеальной мамой. Она основательная, разумная и терпеливая. Она просто обязана обладать всем этим, потому что у меня таких качеств нет. Появление ребенка заставит меня повзрослеть, но я не уверена, что хочу этого».

Я засмеялась, представляя себе, как Глория говорит мне: «Ты должна была обо всем этом подумать до того, как отдала свою яйцеклетку».

«Адриан хочет семьи со мной. Я не могла ей отказать в этом. Делая ее счастливой, я сама чувствую себя счастливой, — я тяжело вздохнула. — Я так сильно люблю эту женщину! Гостиница была прекрасным подарком от тебя, но самым лучшим твоим подарком, когда-либо подаренным мне, была Адриан».

Я встала на колени и положила свою руку на надгробие Глории.

«Я не знаю, есть ли у тебя там наверху какие-то связи, но, пожалуйста, замолви за Адриан доброе слово. Я так нуждаюсь в ней здесь, без нее моя жизнь никогда не будет такой же счастливой».

Встав с земли, я отряхнула свои шорты.

«У меня есть работа, которую надо сделать прямо сейчас, но замолви и за меня доброе словечко. Я знаю, что у Бога есть чувство юмора. Попроси его присмотреть за мной, — я повернулась и собралась уйти, но снова повернула голову через плечо, - о, чуть не забыла, Ирис просила и за нее замолвить слово. Она хочет дождь. В ее саду вянут цветы».

* * *

«Что ты там делаешь?»

Я, сидя на жердочке лестницы, посмотрела на Адриан сверху вниз и улыбнулась.

«Я застилаю крышу соломой».

«Дорогая, — терпеливо начала она, — у нас есть сотрудники, которым мы платим, чтобы они делали такого рода работы».

«Я знаю, но я хотела им помочь. У нас сейчас нет гостей, и мне скучно», — я поднялась еще на одну ступеньку по лестнице и медленно двинулась на ту часть крыши, где нужно было закрепить приготовленную солому. Я слышала, как Адриан глубоко вздохнула, когда я сделала это.

«После последнего шторма этот коттедж протекает. Похоже птица или кто-то другой порылись прямо здесь».

«А я слышала, что там есть трещина», — сказала Адриан, переступая с ноги на ногу и смотря на меня.

«В птице?»

«Нет, в крыше».

Когда я посмотрела на нее, она выглядела такой милой — беременная и готовая к появлению нашего ребенка. Сиреневый сарафан обтягивал ее большой живот. Она сияла, как сияют все беременные женщины. А может быть в этом были виноваты все те витамины и соки, которые она выпила за это время. Ее кожа и каштановые волосы были абсолютно блестящими.

«Я не слышала, чтобы кто-то говорил про трещину. Я слышала, как говорили — «эта чертова птица свила в тростнике свое гнездо», — я улыбнулась и протолкнула приготовленную солому поближе к поврежденному месту.

«Не смей двигаться дальше, — Адриан выглядела очень сердитой, когда я смотрела на нее с крыши. — Не делай этого!»

«Я должна».

«Нет, я сказала тебе — нет», — сейчас Адриан нервно ходила взад и вперед.

«Да, осталось совсем немного», — я уже почти добралась до нужного места, когда крыша сказала — «хрусть!» Я замерла на месте, соображая, что же мне делать дальше. За те несколько секунд, пока я выбирала, куда мне двигаться — вправо или влево, — крыша приняла решение за меня. Когда она проломилась под моим весом, и я начала падать, то увидела вдали наш новый дом. Мы были так близки к переезду, я подумала: на сколько это мое маленькое путешествие задержит наш переезд?

Старая и новая солома, птичье гнездо и я отправились вниз — внутрь коттеджа. Солома и гнездо приземлились на кровати, а я — около шести дюймов от нее — на полу. Пока я лежала там, пытаясь вернуть воздух в свои легкие, я слышала, как Адриан сказала: «А теперь крыша сказала — «бум».

А потом в моих глазах все потемнело.

* * *

«Ты — идиотка!»

Я медленно открыла глаза. Лицо Шелби — нашего островного врача — было всего в нескольких дюймах от моего лица. Она была широкоплечей со светлыми волосами, почти белыми, которые шипами торчали из ее головы. Она всегда напоминала мне норвежского борца и была столь же сильна.

«Не двигайся!»

Я кивнула в ответ. Она схватила меня за подбородок.

«Я сказала — не двигайся!»

Под руководством Шелби несколько наших работников положили меня на твердую деревянную доску. Шелби быстро пристегнула меня к ней и полностью обездвижила. Свернув две простыни, она положила их по обе стороны от моей головы и усмехнулась, когда примотала мою голову к доске липкой лентой. Лента лежала прямо на моих бровях.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.