Не свое дело

Штейман Борис Евгеньевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Не свое дело (Штейман Борис)

«Алексан-др-р-р», — с удовольствием произнес про себя свое имя. Первая половина ласковая, обманчиво безобидная, зато дальше дребезжание контрабасной струны, переходящее в рычание. Почему уменьшительно — Саша? Непонятно… Через одну выходить. Лица вокруг сосредоточено угрюмы. Не до веселья… Итак, сначала билеты для тестя, на обратном пути зайти в магазин. Хлеб, молоко, сметана… И что еще? Ах да, что-нибудь к чаю.

— Надо жить этой жизнью, — неожиданно проговорил он вслух.

— А то какой же? Уж не загробную же ждать! — моментально откликнулась соседка. Крупная женщина с большой сумкой на коленях.

«Коммуникат, — отметил он. — Нужен малейший повод для контакта. А не скажи я, так бы и просидела, молча, не израсходовав базарный запас».

Он не стал отвечать. Поезд замедлил ход, подъезжая к станции. Александр, не торопясь, встал и вышел последним из вагона. У колонны стояла женщина с большим чемоданом и спортивной сумкой. У ее ног крутился малыш. Женщина была привлекательна и растеряна. Вызывала сочувствие.

«Ничего, кто-нибудь обязательно поможет, — усмехнулся он. — Такой да не помочь! Не какая-нибудь старушонка…» Еще немного прошел вперед. «А она очень и очень…» — внутри привычно сработало. Он вернулся, подошел к ней.

— Вам на вокзал? Не могу ли я чем-нибудь помочь? — предложил Александр.

— Скорее, наоборот. Только приехали. Даже не знаю… — замялась женщина. — Право, неудобно как-то… Если не трудно. До камер хранения. Право, неловко… Должны были встретить. И вот…

— Ну, это по пути! — успокоил он. Подхватил вещи, и они, не спеша, двинулись к выходу.

Ирина уже отшила перед ним трех помощников. Она сразу узнала его по фотографии, которую не меньше десяти раз показывал ей Акимов. И испытала сильное облегчение, когда он проскочил мимо. По инструкции она должна была пассивно ждать. Никакой инициативы! Сам должен клюнуть. Разработчики операции в этот раз оказались на высоте, не зря выбор пал на нее. «Это его тип. Сто процентов! Никакой осечки!» — уверенно объяснил Акимову психолог из группы обеспечения. Ирину завербовали года три назад. Она была тогда в глубокой депрессии. Сейчас и вспомнить смешно. Это было вскоре после рождения Алешки. Его отец вернулся к своей законной. И она осталась во всех отношениях на мели. «Платить тебе мы не сможем, так, по мелочи… Не выделяют на это средств. Но помочь — поможем!» — разъяснил тогда форму расчета Акимов. И действительно помогли. Нашли работу не бей лежачего с приличной зарплатой. Она и не представляла, что есть такие кормушки.

Ее бесило, что пришлось тащить с собой Алешку. «Так убедительней! — приказал Акимов. — Ничего страшного. Прогуляешься с пацаном».

Он шел чуть впереди. И Ирина могла спокойно его разглядывать. «Типичный середняк! — почему-то с некоторым сожалением подытожила свои впечатления. — Таких с тусклыми невыразительными лицами на тысячу миллион…»

— Работа, дом, семья, заботы… — неожиданно произнесла она.

— Хлеб, молоко, сметана плюс билеты для тестя, — подхватил он, улыбнувшись.

Она мгновенно отметила его внезапно возникшее обаяние. «А он вроде бы ничего…» — подумала неуверенно. Ирина не знала, что всем этим фокусам можно научиться.

— Что? Вид больно замотанный? — продолжил он. — Ничего, исправлюсь!

— Ой, извините! Я совсем не то хотела сказать! Вы мне помогаете, а я… — мило засмущалась она и пожалела, что не вымыла накануне голову, хотя под шапочкой нельзя было разобрать, в каком состоянии ее волосы.

Ирине как-то пришлось два раза переспать. По заданию. Один был просто мерзкий. Настоящий старый козел! Ее чуть не вырвало после этого. Только после водки отпустило. Второй же, наоборот — красавец. Шикарный мужик. Она и не знала, что такое бывает. Щедрый… Хотел еще встретиться… Потом пришлось опознавать его труп. Это было ужасно! Он был весь изуродован! Уж лучше бы того, старикашку… После этого она наотрез отказалась от таких «заданий». И Акимов вроде бы проглотил.

Провожатый представился:

— Александр, — и важно добавил: — Иванович. Для друзей и близких, просто Саня!

— Ирунька, — ответила она.

Оба засмеялись. Алешке это не понравилось, и он сильно повис у нее на руке.

— Ну, чего ты? — ласково спросила его Ирина, подумав: «Вот ведь, паршивец эдакий, все понимает…»

Александр стал рассказывать какую-то историю. Причем выставлял себя в смешном виде. «Не строит из себя супермена…» — одобрительно подумала Ирина, похохатывая.

— Должны были встретить! То ли случилось что, то ли перепутали! — стала она снова объяснять.

— Муж? — безразлично поинтересовался Александр.

— Нет, знакомые, — ответила, удовлетворенно заметив его любопытство.

— С отдыха?

— Да, вроде того. Еще до метро дотащила, а дальше, прямо не знала, что и делать! Если бы не вы…

— Такой роскошной женщине каждый рад подсобить! — сделал неуклюжий комплимент Александр.

— Спасибо, приятно слышать, конечно… Да, людям сейчас не до этого… — скромно откликнулась она. — Пока сдам чемодан в камеру хранения, и налегке с Алешкой доберемся до дому… А вечером возьму его отсюда…

— Ну, зачем же так мрачно? Это просто долг чести. Любой джентльмен на моем месте поступил бы точно также, — забубнил он с преувеличенной серьезностью.

— Право, сударь, я не могу злоупотреблять вашей любезностью! Вы и так столько сделали для меня. Прямо не знаю, как вас и отблагодарить! — Ирина не выдержала и засмеялась.

На вокзальной площади Александр быстро поймал машину и отвез Ирину с Алешкой домой, договорились о встрече. Он отпустил машину и городским транспортом снова направился на вокзал. Там сел на электричку. Перед этим тщательно проверился. Слежки не было.

Гараж находился на окраине города и принадлежал какому-то стройуправлению. Хмурый, с прозрачными от алкоголя глазами мужичок показал машину. В первый момент она понравилась Александру. Это был весьма потертый санитарный микроавтобус «РАФ». Поцарапанные матовые стекла и облупившиеся красные кресты на окнах придавали ему бывалый вид. «Что санитарный — умно…» — подумал одобрительно. Залез в кабину, там все было еще более непрезентабельно.

— Он проедет две тысячи? — поинтересовался с сомнением.

— Две? — удивился мужичок и безразлично добавил: — Может, и пройдет! А может, нет. Хрен его знает!

Александр достал из кармана стольник. Протянул мужику:

— Поблизости есть, где взять?

Мужик оживился. Взял деньги. Демонстративно присовокупил к ним свою мятую десятку. Пояснил:

— Закусить чего-нибудь возьму! Через десять минут буду, как штык! Жди здесь! — и быстро засеменил прочь.

Александр снова залез в кабину. Попытался завести двигатель. С трудом это ему удалось. Мотор работал с перебоями. Выключил. Вышел из кабины. Присел, взглянул на ходовую. Одна рессора была сломана. «Не фига себе!» — подумал озадаченно. Все больше и больше им овладевали сомнения. Эта машинка даст дуба сразу за воротами! Странно… Ну, сколько в нее влезет? Ну, полтонны груза. От силы… И такой огород решили городить… Он уже получил задаток в десять штук. Обещали еще двадцать на месте… Пахнет все это натуральной туфтой! Зря он согласился… Правда, тот, назвавший себя Валентином, произвел на него неплохое впечатление. Александр сразу определил, что он из их конторы… По повадкам, да и вообще…

Появился мужичок. Он улыбался, бережно придерживая за пазухой бутылку.

— Пошли! — пригласил он Александра в стоящую неподалеку бытовку.

Там он рукавом освободил голубой пластмассовый столик от остатков еды. Достал из железного шкафчика мутные стаканы. Выпили. Закусили луковкой, которую с видом фокусника достал из кармана мужичок. В углу были свалены кирзовые сапога с налипшей глиной и ватники.

— Может, и пройдет, — продолжил прерванный разговор мужичок. — Может, и все три пройдет! — помолчав, задумчиво добавил: — А может, за углом развалится!

— Вот и я про то, — поддержал его Александр.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.