Одна против зомби

Гламаздин Виктор Викторович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Одна против зомби (Гламаздин Виктор)

Первый том

Часть I. Призрак зомби

Глава 1. Ура-а-а!

1

Мне — коренной москвичке Нике Лодзеевой — было восемь лет, когда мы с мамой пошли на премьеру широко разрекламированного отечественного ужастика.

И конечно же, никому из организаторов шоу не пришла в голову простая мысль: крутить этот фильм только для взрослых. Более того, поскольку ужастики уже давно стали сегментом детского кино, то и здесь, на премьере, не менее трети зала было забито подростками и малолетками вроде меня.

Вот объясните мне, сестрицы, что за дауны сидят у нас в Минкульте!? На вполне целомудренный эротический мувешник, где самым крутым кадром являются целлюлитные ляжки главной героини, мелкоту не пускают.

А вот на кино, где либо братва жарит утюгом пузо заныкавшему добро барыге, либо нежить трескает за обе щеки кишки еще живого человека, иди, кто хошь. И какой дурак придумал такие правила?!

Я бы этого ушлепка заперла бы суток на трое в камеру, где беспрерывно бы крутились ужастики, а потом заставила бы есть кровяную колбасу под строгим присмотром пары мордоворотов. Не хочешь жрать? Получи в лоб. Снова не хочешь? Тогда опять получая звездюлей… Ах, ты сблевал, салага! Тогда кушай колбасу другим местом! Ничего, что не пролазит. Подайте сюда его величество вазелин!

2

Впрочем, не о том речь. Да и правила вроде бы как меняют потихоньку, даже курение показывать по телеку скоро запретят, если верить обещаниям депутатов Государственной Думы.

И правильно! Нефиг детей наркомании учить! Их и так научат сверстники из семей неудачников и членов секты поклонников Зеленого Змия.

А если бы еще и взрослых, что смолят на глазах у детей, начали пороть на площадях, то я бы тогда, пожалуй, проголосовала на выборах за ту партию, которая все это предложит в предвыборной программе…

Итак, мы с мамой сели в кресла. И вполуха прослушали речи придурков, которые сварганили вышеупомянутый ужастик.

Все они несли откровенную пургу.

Эх, как же проклятая пиндосовская гламурщина испортила нашу наивную и когда-то светящуюся от охрененной духовности нежным голубовато-розовым светом русскую интеллигенцию!

Теперь даже при награждении за лучшую роль в рекламе банно-прачечного комбината, лауреаты обливаются соплями не меньше, чем получатели «Оскара», и вешают на уши беззащитным слушателям свежеизготовленную, еще дымящую паром многокилограммовую лапшу. Мол, я никогда не смог бы так гениально сыграть ту толстую бабку, что совала в бак простыни, если бы не мои друзья по сьемочной площадке и наш режиссер с продюсером, с которыми мы так творчески бухали в конце рабочего дня.

И даже самых замухранной солист какого-либо театрика, раскланиваясь перед публикой, считает своим долгом загрузить ее разной ботвой про то, что за свой потрясающий успех он должен благодарить жену Мусю, дочку Пусю и тещу Зусю, а главное мою собачку Кусю, поскольку именно укус ее блохи подарил ему столь глубокое проникновение в роль нищего забулдыги в спектакле «Обоссанные и позабытые».

Кстати, именно влиянием Пиндостана я объясняю двуличную натуру братвы из шоу-бизнеса. Хотя, конечно, называть какой-нибудь влачащий исключительно из-за государственной поддержки свое жалкое бытие репертуарного театрика уже в тысячу первый раз показывающего «Вассу Железнову» или, наоборот, какой-нибудь полный идиотизма «постмодернистский авангардизм» шоу-бизнесом, не поворачивается даже мой легкий на метафоры и гиперболы язык.

Ведь именно пиндосовское требование к звездунам и зведулькам шоу-бизнеса соответствовать общему стандарту, заставляет этих несчастных улыбаться, как положено, восторженно ахать, как положено, плакать, как положено, говорить о смене сексуальной ориентации, как положено, заниматься благотворительностью, как положено, и т. д. и т. п.

А что на самом деле чувствуют эти жертвы общественного контроля над звездунами и звездульками — наркоманы, извращенцы, депрессивники, алкоголики и лютые враги всего живого на земле, — это ни кому и на хрен не сдалось.

Когда я познакомилась с немалым количеством наших отечественных артистов-актеров-пародистов, то была удивлена ихней совершенно пиндосовской янусностью (и анусностью, кстати, тоже, но не об том речь).

Сие двуличие не считаю ни хитромудрым, ни подлым, ни изощренно-коварным. Скорее, янусность — болезнь психики, нежели игра ума.

Один лик артистов — их персонаж, и в Добре, и в Зле четкий, целеустремленный и логичный.

Второй лик лицедеев — они в обычной жизни. Он ужасен. Особенно — в критических ситуациях. Там, где ихние персонажи рисковали и бросались на амбразуру, артисты действовали хлипче обычных дворников и сантехников, ломаясь при первом же шухере.

Более того, ни в одной среде, кроме разве что наркологической клиники, я не встречала столько слабохарактерных людей.

Не знаю, как именно коцают мозги шоу-бизнес, киносъемки или театральные репетиции, но подвергшаяся им братва легко попадает под влияние всякой сволочи, быстро превращается в алкашню или наркошню, становится патологическими врунами, склочниками и мошенниками.

В общем, сестрицы, скажу вам так: если влюбились в пацана из шоу-бизнеса, то знайте, вы влюбились сразу в две личности в одном теле. И чем быстрее вы начнете усиливать самую хорошую из них, тем больше шансов лет через 20–30 полностью уничтожить в вашем избраннике депрессивного параноика, больного алкоголизмом и манией величия.

А вот если вы сами решили с головой ухнуть в то дерьмо, которое смотрите по телеку и в кино, и стать певичкой, манекенщицей или звездой сериала «Мы из помойки — 2», то сразу предупреждаю, я к вашей дальнейшей судьбе никакого больше отношения не имею, ибо не Иисус Христос, дабы спасать заблудших овец, у которых мозгов меньше, чем у заблудших баранов.

3

Наконец словесный понос киношников, обрушивающийся на наши головы широким водопадом, иссяк. И они под жидкие аплодисменты покинули сцену.

Я сильно обрадовались, что эти унылые клоуны кончили словоблудить и смылись. И когда в зале погас свет, то не удержалась и крикнула:

— Ура-а-а!

Мама осуждающе посмотрела на меня. Но ничего не сказала. Она всегда старалась не отчитывать меня при посторонних.

И за это ей большое мерси, ибо я терпеть не могу, когда родители фрагментируют мозг своему потомству на глазах у публики.

Правда, еще хуже, когда родителям вообще по хрену, чего творят их отпрыски. Тогда все кончается передачами в СИЗО и использованием связей, чтобы отмазать детишек от зоны.

Но и постоянный ор на ребенка в общественных местах тоже ни к чему хорошему не ведет.

Особенно грешат этим неврастеники. Им не важно, что эффективность такого воспитательного процесса уходит даже не в ноль, а дальше — в минус. Ибо публично выпоротый мальчуган или девчонка вряд ли когда-либо простят поднявшего на них руку родителя, особенно, если оная поднята из-за пустяка вроде выковыривания из носа очередной зеленой козявки.

Что интересно, как правило, неврастеники неглупые люди. У себя на работе они могут быть и обходительны и дипломатичны.

А вот в отношении с детьми и другими родственниками у них полный отстой — мат, удары шваброй по кумполу и вопли: «Вы мне всю жизнь сгубили, суки!»

В общем, сестрицы, если хотите повоспитывать своих чад оплеухами и громким ором, делайте это один на один. Это будет и доходчивей, и не так обидно для маленьких засранцев.

Глава 2. Слишком молода, чтобы умирать!

1

А тот фильмец начался весьма бойко и красочно. До сих пор, сестрицы, каждый оттудашный кадр стоит перед глазами, будто только что увидала.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.