Любимые враги

Гламаздин Виктор Викторович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Любимые враги (Гламаздин Виктор)

Кто мощью своею подобен Зверю? И кто способен одержать победу над оным?

Иоанн Богослов, «Откровение» (фантастический роман)

Пролог

1

Я бежал по джунглям Анаконды — поливаемой нескончаемыми дождями планеты на южной окраине Русского Сектора Галактики. Если бы кто-нибудь из сослуживцев видел меня сейчас, то не поверил бы своим глазам, глядя на мое бледное лицо с расширенными от ужаса глазами.

До этого момента меня всегда, наоборот, упрекали в излишней тяге к риску и безалаберному отношению к опасности.

Но сейчас мной безраздельно владела паника. Я не просто бежал, а удирал без оглядки. Спасался. Знал, если не доберусь за считанные мгновения до убежища, то погибну.

Нет. Не просто погибну. В смысле не быстро, не легко, не безболезненно.

Сначала — после первого же укуса кого-либо из дроссов — мое тело и станет ломким, как пенопласт. И эти кровожадные твари начнут его неторопливо объедать.

Потом придет боль. И моя обгрызенная плоть будет визжать и сотрясаться в судорогах в нескольких сотнях шагов от дверей спасительного бункера. А болевого шока не будет. В слюне тварей есть слабый анастетик. И мучения мои будут длиться долго…

2

Пару слов о себе: Семен Аркадьевич Поленов — прапорщик Космолета, лысый крепыш небольшого роста.

Пару слов о преследующих меня тварях: дроссы — шустрые разумные хищники, похожие на земных макак, но с большими пушистыми беличьими хвостами и крупными острыми зубами, существа. До сей поры не питались человеками.

А вот вчера в их поведении произошел необъяснимый сдвиг. И полчища этих зверюг напали на станцию людей, сожрав всех ее обитателей, кроме меня.

Но, похоже, недолго мне остается резвиться — сил на быстрый бег не осталось и уже слышны за спиной вопли перекликающихся меж собой дроссов. А тут еще какая-то речка впереди виднеется. На карте я ее не видел. Нежели я ко всему прочему еще и заплутал?!

Ну все, братцы, мне конец…

3

Нет, не конец! Что там чернеет за поваленными ураганом гигантами-деревьями? Провал в стене из покрытых мхом известковых плит!

Там вроде развалины какого-то храма. Его, мол, еще древних предки дроссов построили. Вроде бы они были куда умнее потомков, хоть и поклонялись каким-то «темным богам».

Быстрее в храм! Наверняка там есть какая-нибудь комнатушка вроде ризницы, где можно запереться и переждать до прилета спасателей. Черт, подошва… Невезуха.

Мне всегда не везло. Даже сейчас, от правого ботинка, который обычному космофлотцу прослужил бы еще лет сто, подошва оторвалась с такой легкостью, будто была приклеена на моих собственных соплях (проклятая сырость!). Ботинок был почти новый. Впрочем, со мной еще и не такое может случиться.

— Удайа-а-а-а! — раздался злобный вражеский вопль откуда-то от реки.

Похоже, меня от нее отрезали. Впрочем, и так бы через нее не успел бы переплыть. Дроссы в легкую на метров пятьдесят ныряют. Куда уж мне с ними в плаванье тягаться.

А вот и храм. Над входом — едва видимая из-под мха вязь на древнем языке, а под ней — табличка-перевод (кто-то из наших пришпандорил): «Святилище Злого Зеленого Духа».

Я вбежал в храм — в центральный зал, отгороженный от других помещений массивными каменными столбами. Его пол усеивали кучи покрытой сажей керамики и черепицы.

Тяжело дыша, я огляделся, ища взглядом место, где можно укрыться от дроссов. И такового не нашел. Не спрячешься же от дроссов за кучей камней или колонной. Унюхают мигом, сволочи хвостатые.

Надо искать убежище в других залах.

4

Я юркнул за стену с портальной аркой, коей была отделена от зала с покрытыми мозаикой стенами алтарная часть с маленькой полукруглой апсидой. И спрятался за огромным гранитным валуном. Наверное, самым главным тутошним алтарем. Иначе зачем на нем выбито столько всяческих символов?

Послышался шорох. И через пролом в стене в зал влезли дроссы.

Меня они отыскали мигом. Пара секунд — и передо мной их кровожадные морды.

Вот теперь мне точно конец. На сегодняшнем ужине у этой стаи моя тушка будет главным блюдом.

Внезапно у хвостатых людоедов изменилось выражение физиономий. Там нарисовался испуг.

Дроссы у ужасе уставились на что-то за мое спиной. А потом взвыли и бросились наутек.

Я обернулся. И увидел, что на алтаре стоит зеленая статуэтка — пятиглазое страшилище. Как пить дать, это и есть Злой Зеленый Дух. Странно, как я ее раньше не разглядел?!

После бегства дроссов в зале воцарилась тишина.

«А жизнь-то налаживается, — подумал я. — Кажется, поперла везуха».

— Ну спасибо тебе, властелин тьмы, — шутливо поблагодарил я уродца. — Может забрать тебя с собой? Ты мне пригодился б при встрече с дроссами. Поможешь их шугануть.

Вдруг произошло нечто невообразимое — уродец ожил. Он расхохотался, озорно сверкнул сразу всеми пятью глазами, похожими на светящиеся рубины, и в моей голове раздался ехидный голос:

— Интересно, зачем это мне помогать тому, у кого внутри есть собственный властелин тьмы? По-моему, это будет уже перебор.

Часть I

Глава 1. Та надпись означает совсем другое

1

Я оглядел энергетическую батарею аэрационной установки. Стер пыль с ее процессора. Попинал вентиляционный короб. Включил и выключил модуль управления. Задумчиво почесал затылок. И сообщил подчиненным:

— Похоже, братцы, движок мы успешно запороли.

— Нарочно б захотели такое провернуть — не удалось бы и с тысячного раза, — хмыкнул долговязый капрал Коста.

— Вечно, прапорщик с тобой такая вот фигня происходит проворчал рядовой Жуй Вэн, обвиняющее глядя на меня. — И чего теперь делать?

Жуй Вэн демонстративно отвернулся от меня, уставившись на экран робота-диагноста. На экране появлялись и исчезали сведения о протестированных роботом деталях сломанной установки.

— Как что!? Ты же, Жуй… — я прожег своего подчиненного возмущенным взглядом. — Ты же, это, ты же русский космофлотец, а не какой-нибудь там дебил из Голубой Конфедерации. Ты должен такую фишку, как черную кошку, с полуоборота рубить даже в темной комнате. Даже если ее там нет, все равно рубить.

— Чего нет? — Жуй отвлекся от экрана и недоуменно посмотрел на меня. — Комнаты?

— Проехали, Жуй, — махнул рукой я, понимая абсолютную невозможность объяснить капралу соль своей шутки. — Введи комбинацию «АС-3058843» в формирователь эмульсии, жмякни пимпу «Пуск!», набей на ограничителе катализа «0,43 %» и ни о чем больше не парься. Трубы станут на режим самоочистки до прихода на ассенизационную станцию ремонтников. Ну, а когда они все починят… Вот тогда я и скажу тебе, что надо будет делать, а то ты, один хрен, все успеешь к тому времени позабыть.

Коста расхохотался.

И чего смешного я сказал?

2

На нашей с Жуем «Апельсиновке» — находящейся на планете Кобо системы звезды Кнарр научно-исследовательской станции Российской Империи — имеется немало людей, корчащих из себя недосягаемых для простых смертных жрецов науки и техники.

Речь идет, например, о вечно задирающие нос перед обычными космофлотовцами представителях Академии наук, изучающие в здешних местах следы канувшей в Лету кобонкской цивилизации.

Но мы с Жуем и другие бойцы нашего батальона хозслужбы, никогда не занимаемся такими недостойными настоящего русского космопроходца вещами. И всегда готовы разъяснить суть своей работы самыми доступными словами.

Мы не задирает нос перед теми, кто не слишком сведущ в нашей работе. Не надуваем важно щеки. И не разглагольствуем с важным видом про «одноэлектронное туннелирование в условиях кулоновской блокады» или «полупроводниковые квантовые точки».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.