Не отступать и не сдаваться. Моя невероятная история

Замперини Луи

Серия: МИФ. Кругозор [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Не отступать и не сдаваться. Моя невероятная история (Замперини Луи)

Louis Zamperini and David Rensin

DON’T GIVE UP,

DON’T GIVE IN:

Lessons from an Extraordinary Life

Издано с разрешения DeFiore and Company и литературного агентства Andrew Nurnberg

Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс».

All photographs courtesy of Louis Zamperini

* * *

Эту книгу хорошо дополняют:

Жизнь без границ

Крисси Веллингтон и Майкл Айлвин

Я здесь, чтобы победить!

Крис Маккормак и Тим Вандехи

БУДЬ лучшей версией себя

Дэн Вальдшмидт

Моей жене Синтии,

моим детям Сисси и Люку

и моему внуку Клею

Мне часто говорят: «Вы такой оптимист». Это я-то оптимист?! Оптимист считает, что стакан наполовину полон. Пессимист – что наполовину пуст. Того, на чью долю выпало много испытаний и кто сумел выжить, отличает практичность. Он скорее скажет так: «Называйте все это как хотите, главное – наполните стакан».

Так что я верю в наполнение стакана.

Луи Замперини

От соавтора

Узнав, что 2 июля 2014 года умер Луи Замперини, я отказывался в это верить. Невероятно. Немыслимо. Всего два дня назад мы отослали рукопись этой книги нашим редакторам, и я с нетерпением ждал, когда мы будем праздновать ее выход в свет. Но как ни грустно это осознавать, смерть приходит к каждому из нас – и даже к тем, кто, как и Луи, заслуживает вечной жизни.

В официальном заявлении, сделанном родными Луи, значится: «После сорокадневной борьбы за жизнь он мирно скончался в кругу семьи, оставив после себя наследие, затрагивающее жизнь многих людей. Его несгибаемый характер и боевой дух проявились в эти последние дни особенно ярко».

«Все мы немного боимся смерти, – сказал мне Луи во время нашей последней встречи, когда речь зашла о бренности бытия. – Боимся, потому что независимо от того, сколько человеку лет, он всегда строит планы и не хочет, чтобы их осуществлению что-либо помешало. Мне девяносто семь лет, но после всего пережитого меня не отпускает ощущение, что мне лет двести. И я не прочь прожить еще двести, чтобы делать то, чем занимался все это время».

А о том, что для него главное в жизни, он говорил так: «Я помогаю слабым. В этом мое предназначение. В этом вся моя жизнь».

Мы сдружились еще со времен работы над автобиографической книгой Луи Devil at My Heels («Дьявол, наступающий мне на пятки»), вышедшей в 2003 году. Всякий раз, когда мы беседовали – например, во время обеда, если представлялась такая возможность, Луи ведь вечно куда-то спешил, что-то делал (возраст, казалось, над ним был не властен), – он говорил без остановки, потчуя меня историями о своих недавних приключениях, путешествиях и общении с публикой. Я слушал о встречах со знаменитостями (которые были впечатлены им не меньше, чем он – ими), о письмах поклонников, людях, которым он помог, а также импровизированные истории о жизни после войны. Он рассказывал о последнем исследовании Лоры Хилленбранд, написавшей «Несломленного» [1] . Расспрашивал о моих жене и сыне, давал родительские рекомендации и с гордостью рассказывал о своей семье.

У меня то и дело звонил телефон. Это Луи без долгого вступления обрушивал на меня поток новых идей для своей книги, я же в спешке судорожно пытался найти диктофон. Мы начали набрасывать «Не отступать и не сдаваться» (в то время она носила рабочее название «Что ни делается, все к лучшему», что в полной мере отражало отношение Луи к жизни) сразу после публикации книги «Дьявол, наступающий мне на пятки».

Но тут вышел в свет «Несломленный», и у Луи совсем не осталось свободного времени, поэтому мы решили пока отложить наш новый проект. Однажды Луи пожаловался на большую занятость, и я стал в шутку подначивать его, говоря, что это только цветочки по сравнению с той реакцией, которая его ждет благодаря «Несломленному». «Если вы думаете, что популярны сейчас, подождите немного и сами увидите», – обращался я к человеку, который и без того большую часть жизни был влиятельным публичным человеком.

В декабре 2013 года мне позвонила его дочь Синтия и сообщила, что у нее есть новости: «Отец говорит, у него есть еще что рассказать». Она спросила, готов ли я возобновить работу над книгой.

Я согласился не раздумывая, и мы стали встречаться каждую неделю, работая над книгой, которую теперь называли «Не отступать и не сдаваться». В отличие от наших предыдущих совместных проектов, теперь мы уже не могли беседовать часами. Луи как-никак было девяносто семь. Но возраст нисколько не сказался на его заразительном энтузиазме. Его ум по-прежнему оставался ясным. Обычно мы располагались у Луи в кабинете, глядя через венецианское окно на голливудские холмы и деловой район Лос-Анджелеса; Луи часто надевал кепку с логотипом Университета Южной Калифорнии и голубую толстовку. Он вспоминал что-то из прошлого, а я ловил каждое его слово, пододвигая диктофон как можно ближе.

Однажды я, как всегда, пришел на встречу в десять утра – дверь мне открыл сам Луи.

– О нет! – воскликнул он. – Это вы.

Такое приветствие было совершенно ему не свойственно. И тогда я понял, что по какой-то причине он забыл о нашей договоренности.

– С вами все в порядке? – спросил я. Выглядел Луи неважно.

– Я только что проснулся, – ответил он. – Том Броко вчера брал у меня интервью, им пришлось разложить по всему полу картон, чтобы расставить оборудование; было столько народу, и… я просто немного устал.

– Давайте перенесем встречу на другой день, – предложил я.

– Нет-нет, что вы, заходите. Думаю, полчаса я выдержу.

Это был типичный Луи; он тут же оживился и стал с энтузиазмом рассказывать о путешествии под парусом вдоль мексиканского побережья Нижней Калифорнии, во время которого он потерялся, и о своем докучливом попугае по имени Хоган. Он очень любил Хогана. «Только обещай мне, что напишешь о нем в книге», – потребовал он от меня, когда я собрался уходить полтора часа спустя.

Конечно, эта книга была не единственным проектом Луи. Анджелина Джоли сняла фильм по «Несломленному», и Луи пообещал ей свою поддержку и участие в продвижении картины. А кроме того, никто не отменял его повседневной жизни: семейных ужинов, прочтения непрекращающегося потока писем от поклонников, участия в фото– и автограф-сессиях. Луи активно помогал нуждающимся детям (привычка длиною в шестьдесят пять лет), а также всегда с нетерпением ждал прихода Анджелины, часто приносившей подарки.

– Он был моим другом, моим наставником, моим героем, – призналась она мне после его смерти. – Невозможно описать эту потерю. Мы все очень благодарны ему за то, что он сделал нашу жизнь богаче. Нам будет ужасно его не хватать.

Подобно многим, я тоже очень ценил время, проведенное с Луи. Я восхищался его живостью, открытым сердцем, вдумчивостью и потрясающей способностью прощать. Он был невероятно глубоким человеком, примером для подражания. И я знаю, что я не единственный, кому сложно, практически невозможно найти нужные слова для его описания, сформулировать, что же именно сделало его тем, кем он стал. Что такого необычного в нем было? И знал ли он это сам? Данный вопрос теперь навсегда останется без ответа.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.