Рецепт предательства

Серова Марина Сергеевна

Серия: Частный детектив Татьяна Иванова [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рецепт предательства (Серова Марина)

Глава 1

– …Нет! Это убийство! Настоящее убийство! Я знаю…

– Но почему вы так уверены? Ведь вы сами говорите, что у врачей нет никаких подозрений…

– Нет! Я знаю.

Телефонный звонок раздался рано утром, и вот уже битых полчаса я слушала истеричные выкрики находящейся не в себе женщины, у которой несколько часов назад в больнице умер муж. Легочная инфекция – самый некриминальный диагноз из всех, что мне доводилось слышать, но тон женщины выдавал привычку повелевать, и приходилось мириться с ее настойчивостью.

– Что привело вас к мысли, что смерть спровоцирована кем-то? – стараясь говорить как можно спокойнее, спрашивала я. – Вы имеете какие-то подозрения, вам угрожали?

– Еще какие! Еще какие подозрения! Я имею. Но это… это не телефонный разговор.

Поняв, что мне не отбиться, я назначила встречу и стала готовить кофе, параллельно пытаясь умыться и проснуться. Слоняясь из кухни в ванную и обратно, перемалывая зерна в кофемолке, я зевала так, что стала серьезно опасаться вывиха челюсти.

«…Потому что у человека бывает медленный сон и быстрый, – обиженно думала я. – Поэтому, если разбудить его во время быстрого сна, он проснется и пойдет себе… А если во время медленного, то пусть хоть весь день ходит, будет как невыспавшийся… Или наоборот?»

Но волшебный напиток, как всегда, оказал бодрящее действие, и мысли мои перешли в более позитивное и конкретное русло.

«Надо будет с нее вперед взять… недели за полторы… И сказать, что задаток не возвращается. Или за неделю вперед? А то скажет тысячу баксов за полдня работы… А работы там, похоже, и правда на полдня, не больше».

Новая клиентка, Тамара Львовна Всеславина, оказалась жгучей кудрявой брюнеткой, ярко накрашенной, несмотря на семейное горе.

Дом, в котором она жила, находился в одном из самых престижных районов Тарасова и охранялся не хуже, чем Алмазный фонд. Пройдя сквозь многочисленные кордоны и позвонив в заветную дверь, я оказалась в прихожей размером с мою квартиру, откуда вело множество дверей, в настоящий момент закрытых.

Для доверительной беседы меня пригласили в кухню.

«Спасибо хоть не в туалет», – смиренно подумала я.

Звякнув перстнями, Тамара Львовна включила кофеварку и закурила.

– Мне рекомендовали вас как профессионала и человека, умеющего хранить чужие тайны, – издалека начала она. – Мой муж… ныне покойный… занимался антиквариатом. Это… довольно закрытая сфера. Сами понимаете… настоящие предметы искусства… редки. Я имею в виду те, о которых еще не известно… или не всем известно. А заниматься перепродажей того, что уже имеется на рынке, находиться в чьих-то руках, не так уж выгодно. Да, настоящая вещь стоит дорого, но она дорого и приобретается, поэтому наши выгоды здесь… невелики.

«Представляю себе…» – думала я, обводя взглядом шкафчики из натурального дуба, сверкающие никелем стойки и новейшие технические прибамбасы, благодаря которым создавалась иллюзия того, что обед из трех блюд можно приготовить практически мгновенно.

– Поэтому очень понятно, что каждый старается найти такой вариант, когда вещь можно дешево приобрести, – продолжала Тамара Львовна. – Знаете, иногда у какой-нибудь бабушки в старом сундуке удается обнаружить изумительнейшие экземпляры… Но это… редко. И здесь очень жесткая конкуренция. Каждый стремится заполучить вещь первым, никто не выбирает средства для достижения цели, понятия о морали отсутствуют… Моему мужу часто везло с подобными находками, у него был какой-то особый дар. Многие завидовали ему.

– И вы предполагаете, что его… кончина как-то связана с действиями завистников? – постаралась я вывести разговор в конкретное русло.

Тамара Львовна сделала глубокую затяжку и продолжила, не удостоив меня ответом:

– Совсем недавно произошел один из подобных случаев. Здесь недалеко, в деревеньке под Тарасовым, у одной бабушки обнаружилась икона… Чистая случайность… бабушка скончалась, внуки приехали хоронить… а сейчас, знаете, молодежь… к религии они равнодушны. Ценнейший предмет искусства мог быть просто выброшен на помойку, но, к счастью, муж вовремя узнал… Приобрел за чисто символическую цену, а сейчас проводится экспертиза – предполагают, что четырнадцатый век…

– И сколько может стоить такая икона?

– О!.. – со значением произнесла Тамара Львовна и закатила очи.

«Нет, задаток все-таки за полторы недели», – по-своему расценила я ее мимику.

– Вы полагаете, что кончина вашего мужа как-то связана с этим?

– Трудно сказать… с этим ли именно. У Владислава всегда было много недоброжелателей. Сами понимаете, тех, кто добивается успеха, неудачники не любят.

– Но для того чтобы решиться на убийство, причина должна быть веской.

Тамара Львовна немного помолчала, затем медленно, тщательно подбирая слова, начала свой рассказ.

– Некоторое время назад… возможно, вы слышали… в Тарасове ограбили музей. Знаете, тот, что в самом центре, возле площади. Была культурная акция, и в рамках ее из Москвы передали… некоторые предметы… довольно ценные. А коллекционеры, вы знаете, они совершенно особые люди. Если загораются желанием заполучить какой-то экземпляр, уже ничто их не остановит. У мужа… довольно обширная клиентура, он часто помогал этим увлеченным людям. И вот, когда экспонаты были переданы в музей, стало известно, что среди них находится кое-что, что очень интересует одного из наших постоянных клиентов. Но сами понимаете: музей… государственное учреждение. Коммерческие предложения бесполезны, приходится действовать в обход…

Тамара Львовна еще немного помолчала. Очевидно, в ней боролись два противоположных чувства: желание найти убийцу мужа и нежелание раскрывать его грязные делишки.

– Так вот, – с натугой выдавила она. – Чтобы получить то, что нам было нужно, мой муж договорился еще с одним человеком, который тоже имел здесь свой интерес, и они стали искать возможность часть переданной коллекции… изъять.

«То есть попросту – ограбить музей», – подумала я, но вслух не сказала этого, поскольку уже догадалась, с кем имею дело. Как бы ни повернулись обстоятельства, великолепная Тамара Львовна всегда окажется права, а я лично не имела ни малейшего желания оказаться виноватой. Поэтому я промолчала и продолжила внимательно слушать.

– У того человека имелись нужные связи, и он устроил так, что все дело было сделано быстро и аккуратно, предметы даже еще не были распакованы и так, в целости и сохранности, были доставлены… куда нужно. Все было сделано очень чисто, надо отдать должное Владимиру. Мы потом узнали, что при расследовании этого случая какое-то время даже думали, что часть коллекции по ошибке просто не была привезена.

Тамара Львовна усмехнулась, и стало ясно, что отсутствие «понятий о морали», на которое несколько минут назад она так сетовала, порицается лишь в отношении других. Что касается ее самой, неразборчивость в средствах – только плюс.

Тем временем усмешка сошла с лица моей собеседницы, и она нахмурила брови.

– Да… – загадочно произнесла она. – Дело с музеем прошло удачно, но как раз после него между моим мужем и Владимиром стали возникать разногласия. Кроме того, что являлось основной целью всей операции, к нам попало еще несколько, так сказать, незапланированных экспонатов и среди прочего – одно из малоизвестных полотен Дали. При распределении полотно досталось мужу, но Владимир нашел довольно выгодный обмен через Москву с зарубежными коллекционерами на кого-то из старых мастеров. Я не очень вникала, но, судя по тому, что говорил муж, там была какая-то очень сложная схема с множеством заинтересованных лиц. Но неожиданно на Дали нашелся покупатель, предложил хорошие деньги… И муж продал. А почему нет? Полотно принадлежало ему по праву, он мог распоряжаться им по своему усмотрению. Но Владимир рассердился на что-то, посчитал себя обиженным… Да, конечно… Потом муж рассказывал, что договоренности уже были заключены и Владимира заставили заплатить компенсацию… Но у каждого свой интерес. При продаже мы получали больше, чем могли бы получить при этом обмене, Владимиру следовало бы понимать это… В подобной ситуации он и сам поступил бы так же. Если не хуже…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.