Пока чародея не было дома. Чародей-еретик

Сташеф Кристофер Зухер

Серия: Золотая серия фэнтези [0]
Жанр: Фэнтези  Фантастика    2003 год   Автор: Сташеф Кристофер Зухер   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пока чародея не было дома. Чародей-еретик (Сташеф Кристофер)

Пока чародея не было дома

Изабель-Марии в благодарность за единорога

С благодарностью Обществу научной фантастики Нью-Джерси

1

Жили-были трое маленьких чародеев и волшебница, и не было у них мамочки и папочки.

Нет, конечно, на самом деле были у них и мамочка, и папочка. Просто-напросто родители как-то раз вечером ушли прогуляться, а детей оставили с нянькой, а нянькой был не кто-нибудь, а эльф. Звали этого эльфа Пак (на самом-то деле настоящее его имя было Робин Добрый Малый, но большинство людей предпочитало называть его этим прозвищем), и был он необычайным хитрецом и пакостником. То есть он был таким непревзойденным хитрецом и пакостником, что дети, хотя и сами отменно владели разным волшебством, не смели его ослушаться и все делали в точности так, как он им велел. Они даже спать улеглись вовремя.

Лечь-то они легли, но не заснули. Мальчишки принялись перешептываться, а девочка вскоре перебралась к ним. У нее имелась собственная спальня, но там было вовсе не так интересно, как в спальне у мальчишек — в том смысле, что там не было других детей.

— Вообще-то им уже пора бы вернуться, — прошептал Магнус, самый старший из детей, — ему уже исполнилось двенадцать.

— Да нет, не может быть. Еще не так уж поздно, — возразила Корделия, которой было десять лет — то есть почти столько же, сколько Магнусу, о чем она напоминала братцу два раза в день, а то и чаще.

— Нет, уже очень даже поздно, — заявил Джеффри, глянув в окно, за которым горели звезды. — Плуг уже поднялся выше холма Кухулина.

Джеффри было всего-то семь лет, но он уже знал, что ночью небо движется наподобие огромного колеса. И еще он знал, что звездные картинки, называемые «созвездиями», каждый час занимают определенное место.

Корделия сдвинула брови:

— Но куда они могли подеваться?

Магнус пожал плечами:

— Мало ли куда? Может быть, на них из засады напала целая шайка троллей.

— Бедные тролли, — сокрушенно вздохнул Джеффри.

— А ты, похоже, жалеешь, что ты здесь, а не с ними, — укорила брата Корделия.

— Немножко жалею, — признался Джеффри. — Но ты должна понимать, что любой шайке троллей очень даже не поздоровится, если они посмеют ополчиться против наших родителей.

Их мать, Гвендилон Гэллоугласс, была колдуньей, но притом — необыкновенной красавицей, а их отец — Род Гэллоугласс, был чародеем — именно так называют мужчин, владеющих волшебством наравне с колдуньями.

— А может быть, их позвали король и королева? — высказал предположение Грегори, самый младший, которому было всего шесть лет. Однако он уже знал, что порой король и королева их страны призывали к себе родителей, дабы те оказали им помощь, когда королевству Грамерай грозила беда.

— Точно! — воскликнула Корделия и рывком села на кровати, сверкая глазами. — Наверное, аббат и его монахи опять подговорили баронов выступить против короля и королевы!

— А может, им опять угрожает злой колдун! — подхватил Грегори, глазенки которого тоже зажглись.

— Ага, а может, из лесу вышло целое войско страшных чудищ! — со злорадной усмешкой проговорил Джеффри, который обожал войска. И чудищ тоже.

— А может… А может, на королевский замок напали призраки! — вскричал Магнус.

— А может быть, — послышался густой басок со стороны двери, — волшебнице и чародею просто-напросто очень хорошо вдвоем, наедине, без приставучих детишек? И может быть, им так хорошо, что они задержались на прогулке дольше, чем собирались, и бродят сейчас посреди цветов и наслаждаются прохладным ночным воздухом? А может быть, эти четверо несносных детишек еще не спят, хотя им давным-давно пора было уснуть, а?

Мальчишки проворно нырнули под одеяла, а Корделия — под кровать Магнуса.

Эльф росточком в полтора фута, исполнявший обязанности няньки, вошел в спальню.

— Стыд вам и срам! — вскричал он гневно. — Неужто ваши родители не имеют права хоть один вечерок скоротать вдвоем? А вы-то хороши, нечего сказать! Взялись напускать на них всяческие злодейства!

— Но мы вовсе ничего на них не напускали, Пак! — горячо возразил Джеффри.

Все четверо маленьких Гэллоуглассов не только умели читать чужие мысли, но могли при случае и навязать кому угодно собственные.

— Ну, не напускали, допустим, — проворчал Пак. — Зато вы не спите и поджидаете, когда отец с матерью вернутся, чтобы сразу на них накинуться со своими приставаниями!

— Вовсе нет! У нас и в уме такого не было! — обиженно воскликнул Магнус.

— Вот-вот, и не вздумайте! — свирепо сдвинул брови Пак. — А теперь лежите смирно да закройте глаза и рты тоже! А не то я сам их закрою!

Мальчишки тут же послушно зажмурились. Они хорошо помнили, что случилось в последний раз, когда Джеффри вздумал огрызаться в разговоре с Паком. Мать целый час билась, пока придумала, как снять висячий замок с его губ.

— А ты, барышня, тоже хороша! Ну-ка, немедленно отправляйся к себе, и чтобы духу твоего здесь не было! — приказал Пак Корделии и сердито указал на дверь.

Пару секунд в комнате было тихо-тихо, а потом из-под кровати Магнуса выкатилась Корделия и вскочила на ноги.

— Какой же ты зловредный, Робин! — в сердцах воскликнула девочка и пулей выскочила из мальчишеской спальни.

Пак проводил ее взглядом, видимо, прикидывая, как она будет выглядеть с выпученными глазами и перепончатыми лапками. Похоже, он сразу отбросил эту мысль, поскольку развернулся к мальчикам и проревел:

— Спать! А не то вас всех заберет хобгоблин!

— А кто такой хобгоблин? — поинтересовался Магнус, приоткрыв один глаз.

— Это я, — буркнул Пак. — Спать!

И он вышел, громко хлопнув дверью.

Минуты три мальчишки лежали тихо, как мышки.

Потом Джеффри прошептал:

— А как думаете, он и вправду может…

Дверь с грохотом распахнулась.

— Спать, я сказал! — проревел Пак.

И дети заснули.

А когда поутру они спустились вниз к завтраку, то увидели крайне обеспокоенного Пака, который сидел у камина, подперев подбородок кулачком. Дети окружили эльфа.

Они стояли молча, широко раскрыв глаза. Наконец Магнус оторопело проговорил:

— Так, значит, они не вернулись домой?

Пак отмахнулся:

— Да ну, ерунда! С первыми лучами солнца они переступят порог, вот увидите.

Грегори быстро глянул за окно:

— Солнце уже взошло, Пак. А ты не знаешь, где наши мама с папой.

— Я?! Не знаю?! — Пак выпрямился и одарил Грегори самым возмущенным взором, на какой только был способен. — Откуда у тебя только взялась подобная мысль?!

Грегори покачал головой:

— Если бы ты знал, где они, твой взгляд не был бы таким встревоженным.

— Уж больно ты прозорлив, — проворчал эльф. — Не по нраву мне это.

— Мне тоже, — кивнул Грегори. — Потому что, если ты не знаешь, где они, значит — они пропали.

— Что?

— Нет!

— Да что ты такое говоришь! — обрушились на Грегори братья и сестренка.

Но Грегори только головкой покачал:

— Если уж Колдовской Народец не знает, где наши папа с мамой, стало быть, их нет в Грамерае.

— И как же ты об этом догадался, интересно знать? — пробурчал Пак и пытливо всмотрелся в глаза Грегори.

Малыш пожал плечами:

— Да очень просто. Что ведомо одному из Колдовского Народца, то знают все. Не бывает ничего на свете, о чем бы не знали твои сородичи. По всей стране обитают пикси, эльфы и фэйри, и нет самого крошечного клочка земли, какой бы ни был им виден. И раз уж вы не знаете, где наши родители, значит, их нету в Грамерае.

— Но они не могли пропасть! — вскричала Корделия. — Как же нам жить без них?!

— И как без них обойдется королевство? — выдохнул Пак. У Грамерая было много врагов, с которыми мог справиться только Верховный Чародей и его жена.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.