Удар новичка

Чейз Джеймс Хедли

Жанр: Крутой детектив  Детективы    1994 год   Автор: Чейз Джеймс Хедли   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Удар новичка ( Чейз Джеймс Хедли)

Удар новичка

ПРОЛОГ

Через открытое окно хижины Чад видел мягкие перекаты прибоя и широкую полосу песка, сверкающего на солнце. Справа, вдалеке, виднелись горы и светлый изгиб дороги, по которой придет Ларри. В хижине было нестерпимо душно. Вентилятор обдавал сильной струей воздуха возбужденное лицо Чада. Он снял пиджак и закатал рукава рубашки. Его сильные мускулистые руки с зажженной сигаретой между пальцами покоились на столе. В большом теле Чада чувствовалась мощь. Долгое пребывание на солнце сделало его лицо коричневым. У Чада было полное лицо, с черной лентой усов, с подбородком, немного выступающим вперед и с ямочкой, с волевым ртом и голубыми глазами. Это было красивое лицо.

Чад дотянулся до бутылки с виски, стоявшей около магнитофона, и на четверть наполнил свой стакан. Он сделал глоток, смакуя жидкость перед тем, как проглотить ее, и посмотрел на часы. Оставалось два с половиной часа до прихода Ларри. Если он сейчас же начнет диктовать, то запишет свой рассказ за два часа, и у него еще останется полчаса в запасе. Чад отпил еще немного виски, отодвинул стул и встал, приглаживая свои черные, густые волосы. Он заставил себя посмотреть на диван, который стоял у противоположной стены.

Луч света падал прямо на мертвую женщину, лежавшую на спине. Ее голова и плечи свешивались через спинку дивана и не были видны. Чад был этому рад. Распухшее сине-черное лицо с застывшим взглядом и до ужаса огромный язык, свисающий из широко открытого рта было тем, чего Чад не хотел бы видеть вновь. Он отвел свой взгляд от дивана и подошел к месту, где он оставил гаечный ключ, взятый им из багажника машины. Он взял ключ, вернулся к столу и положил ключ так, чтобы до него можно было легко дотянуться. Потом он сел и снова закурил. Некоторое время Чад смотрел в задумчивости на магнитофон. Мысли его вновь и вновь возвращались к женщине, лежавшей на диване. Он снова видел вспышку ужаса, промелькнувшую в ее глазах, когда его сильные руки сжали ей горло.

— Ну, хорошо, начнем! — произнес он вслух сердито. — Выбрось ее из головы! Она мертва. Ты должен теперь подумать о себе. Ведь ты же в ужасном положении. Возьми себя в руки и приступай к делу.

Чад выпрямился и включил магнитофон. Кассеты пришли в движение. Чад наклонился над микрофоном, немного подумал и начал говорить. Он говорил медленно, и так же медленно лента перематывалась с одной кассеты на другую.

«Прокурору Джону Уаррингтиту, лично.

Господин прокурор! Это признание в убийстве, совершенном мною, Чадом Винтерзом, Клифоайд, Литтл Юдзон, Калифорния, 30 сентября, 2 часа 45 минут пополудни...».

Он остановился, взглянул на золотой песок и воду у дальних скал, затем подвинул свой стул поближе к столу и продолжал:

«Было бы довольно просто рассказать об убийстве, и о том, как я его совершил и почему лейтенант Легит не арестовал меня сразу же, как только узнал, что это убийство... Но за всем этим скрывается нечто большее. Я хочу, чтобы вы имели ясное представление о том, с чего это началось, почему это началось и почему закончилось убийством. Немного терпения, господин прокурор... Побудьте со мной до тех пор, пока перед вами не будут факты, действительно вас интересующие. Я обещаю, что вам не придется скучать.

Итак, слушайте!..

1.

В мае прошлого года я сидел на своем рабочем месте в главной конторе «Пасифик Бэнкинг Корпорейшн», занимаясь своими обязанностями. Я был простым банковским клерком, причем эта работа явно мне не подходила. Сидеть целый день на одном месте и смотреть на чужие деньги... Это было нестерпимым для меня. В то майское утро передо мной на столе лежали пять писем, пришедших с утренней почтой. Четыре из них были от моих кредиторов, которым я задолжал, в них угрожалось сообщить о моих долгах моему начальству. Пятое письмо было от девицы, извещавшей меня, что она беременна и спрашивающей, что я об этом думаю.

Я не волновался по поводу девицы: с ними я всегда хорошо ладил. А вот кредиторы представляли для меня проблему. Я так часто с ними объяснялся, что знал наверняка: никакие мои заверения больше не помогут. Мне необходимо было где-то достать денег, иначе меня выбросят из банка.

Мне не оставалось ничего другого, как пойти к ростовщику. Как-то раз я уже попадал в их лапы, но деньги мне были просто необходимы. Я уже собрался взять в руки телефонную книгу, чтобы найти адрес Доунстейна, но в эту минуту на моем столе зазвонил телефон.

— Винтерз, — сказал я уверенно. Несмотря на то, что я занимал в банке маленькую должность, я всегда старался держаться уверенно.

— Мистер Винтерз, зайдите, пожалуйста, к мистеру Стенвуду.

Это приглашение не сулило мне ничего хорошего. Стенвуд приглашал своих подчиненных лишь в тех случаях, когда хотел нанести им удар. Ну, что ж, придется подчиниться. Сердце мое сильно колотилось, лицо покрылось холодным потом. Неужели один из моих кредиторов все-таки явился к Стенвуду? Или, это проститутка Гюла? А, может быть, я что-нибудь напутал в своих бумагах? Пока я шел вдоль ряда столов, сослуживцы глазели на меня. Они знали, куда я шел. Они были ужасно самодовольны. Большинство из них составляли женщины, имеющие по нескольку детей. Возможно, за исключением Тома Литбита, никто из этих мужчин и женщин не любил меня. Им не нравился фасон моего костюма, не нравились мои отношения с молоденькими машинистками, не нравился объем работы, выполняемый мною в банке. Их недовольство прямо выпирало из этих людей, как иглы у дикобразов. Я не помнил их дружелюбными к себе, но меня мало волновало это. У меня были друзья, которых я сам себе выбирал и которые не были так ограниченны и скупы. Я постучал, нажал на дверную ручку и вошел. Старик Стенвуд был давним приятелем моего отца. Это он предложил ему, чтобы я стал банковским клерком. Со мной он при этом даже не посоветовался. Отец ухватился за это предложение, и мне пришлось начать свою трудовую деятельность в качестве банковского работника.

Я не был у Стенвуда со времени, когда вернулся к своим обязанностям после пятилетнего пребывания в Англии. Тогда он был довольно общителен и разговорчив. Он принял меня, как героя, и выразил надежду, что я буду преуспевать. Теперь же он не стремился заключить меня в свои объятия.

— Входи, Чад! — Стенвуд отложил свои бумаги в сторону. — И садись. — Я робко присел. Он пододвинул золотой портсигар к себе поближе, закурил и в наступившей тишине спросил: — Сколько тебе лет, Чад?

— Тридцать два, сэр.

— Ты работаешь у вас уже четыре года после войны?

— Да, сэр.

— И работал три года до войны?

— Да, сэр.

— Литбит работает у нас пять лет, а уже заместитель заведующего отделом. Ты же все еще простой служащий.

— По-моему, ему просто везет, сэр.

Стенвуд покачал головой.

— Нет, причина в том, что он стремится сделать свою работу как можно лучше, в то время как ты не отличаешься старанием.

— Что вы, сэр, это не так, — начал я, но тут же осекся, поймав его взгляд.

Стенвуд умел быть очень жестким и сейчас казался именно таким.

— Не надо оправдываться, Чад. Я знаком с твоими ежемесячными докладами и наблюдаю за твоей работой в течение последних нескольких недель. Ты просто плохо работаешь, и тебя совсем не интересует работа отдела.

У меня пересохло в горле. Работа приносила мне мало удовольствия, но я все же тешил себя мыслью, что смогу найти себе что-нибудь получше.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.