Звездный диктатор

Хилл Дуглас

Жанр: Космическая фантастика  Фантастика  Боевая фантастика    1992 год   Автор: Хилл Дуглас   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Звездный диктатор ( Хилл Дуглас)

Часть 1

Гибель мира

Глава 1

Он появился на грязной улице, едва наступили сумерки. Боль горячей жидкостью лилась в каждую клеточку его тела, но он загнал этого врага в дальний уголок своего сознания, поэтому мог идти.

Окружающее мало радовало глаз, но он почти не обращал на него внимания. Он находился на небольшой невзрачной и незначительной планете, само название которой — Коранекс — ничего ему не говорило. Но вокруг космопорта теснился убогий неряшливый городишко, известный полустанок главных космических дорог. Тот притягивал к себе перевозчиков, торговцев, бродячих ремесленников, космических кочевников всех мастей. Идущему как раз и нужны были такие люди. Они могли иметь сведения, которые он искал.

Он осторожно пробирался сквозь грохот и блеск улиц, запруженных безмозгло шатающейся публикой, мимо крикливых безвкусных аттракционов, предлагающих уставшим от космоса приезжим все — от обычных холовизоров до ядовито мерцающих в полутьме наркоавтоматов. Он аккуратно перетекал из одного заведения в другое, уделяя особое внимание официантам, швейцарам и барменам — тем, кто имел возможность собирать и очищать от шелухи болтовню сотен своих посетителей.

Он следил за лицами в толпе. Многие озирались и на него с искоркой любопытства — на мгновение их интерес привлекала его высокая поджарая фигура, сдержанная гибкость движений и, скорее всего, форма. Серо-черная, с ярким кругом небесно-голубого цвета на плече и груди. Иногда, в ответ на любопытствующий взгляд, человек в форме притормаживал и задавал свои вопросы.

И каждый раз одни и те же ответы. Пожимание плечами, качание головой — отрицание. Иногда тень участия, намного чаще — пустота безразличия. Населенная Галактика велика, у каждого свои заботы.

Его нигде не удерживали, и до Коранекса его путь уже пролег через десяток планет. Конец наступит лишь тогда, когда боль потребует всего внимания, и сумерки сгустятся до глубокой ночи. А пока голова оставалась высоко поднятой и плечи не опускались, ибо военная выучка всей жизни не стирается ни многомесячной болью, ни усталостью, ни одиночеством, ни даже отчаянием.

Отчаяние, однако, рядышком, и готово охватить его. Он не знал, сколько у него осталось времени на продолжение поисков. Хорошо, если не меньше, чем то, что уже потрачено. И все-таки, за ушедшие месяцы он не встретил ничего, кроме расплывчатых намеков. Их было достаточно для продолжения поисков, и не хватало, чтобы двигаться в определенном направлении.

Но он продолжал искать. Ему больше ничего не оставалось. И жгучая боль в теле — ничто по сравнению с непреклонной решимостью, питавшей его поиски.

Он — Кейлл Рэндор, когда-то самый молодой и, как говорили, самый лучший командир ударного полка сорок первого легиона планеты Морос.

А теперь он — бездомный бродяга, солдат без армии.

И, к тому же, он умирал.

А в пустом баре полумрак воняет пролитым спиртным, перегаром и немытыми телами. Бармен — чужак, выходец из Измененных Миров, которые превратили населявших их людей в мутантов.

Квадратный лысый недомерок с оранжевой кожей. Когда Кейлл задал свои вопросы, он только пожал плечами, и это было копией всех остальных ответов, которые получил легионер во время своих блужданий.

— Легионеры? Слыхал, что случилось с ними. Больше ничего. Как бы то ни было, некогда мне уши развешивать. Я делом занимаюсь, понял?

Недомерок с оранжевой кожей собрался отвернуться, но, еще раз взглянув на Кейлла, передумал. Выражение лица у того не изменилось, но глаза легионера подсказали бармену — если повернешься, то, что произойдет вслед за этим, тебе не придется по вкусу.

Кейлл вытащил горсть пластиковых вафель — галактических кредиток, — выбрал одну и положил на стойку бара.

— Найдется такой, — спросил он спокойным тоном, — у кого есть время развешивать уши?

Ладонь бармена накрыла кредитку, лоб наморщился от неторопливых мыслей.

— Может быть, — ответил он, наконец. — Пилот грузовика, по имени Краск — много слоняется, у него большие уши и длинный язык. Такой может кое-что знать.

— Где искать?

Оранжевый недомерок хмыкнул.

— Где-нибудь в подворотне дрыхнет по пьяному делу. Если вернулся в порт, значит, на своем корабле харю давит.

Кейлл кивнул и вышел из бара. Он заметил, как бармен сделал знак в сторону столика, где компания бухих мужчин склонилась над своей выпивкой.

Зевающий страж порядка показал на грузовой корабль, владельцем которого был человек по имени Краск. Потрепанный корпус, пузатый и неприглядный, как все грузовики — и никого в нем. Кейлл притулился к борту, намереваясь подождать. Но он не позволял себе надеяться, что Краск может быть в курсе чего-то, и думать о том, что зашел в очередной тупик. Легионер просто прислонился к кораблю и ждал — расслабленный, сосредоточенный, бесконечно терпеливый.

Вскоре возникли и те самые поддатые мужики, чему он не особенно удивился. Четыре коренастые тени в тусклом освещении, которое, в основном, сосредоточивалось на низких постройках, расположенных напротив плоской пластикбетонной поверхности космодрома.

Они выстроились перед Кейллом и медленно мазали по нему взглядами. Все одинаковые — мордастые, толстобрюхие; комбинезоны, вымазанные в каком-то дерьме; глаза пустые, мутные. Такие далеко не улетят, они скорее работают на грани нарушения закона о внутренней торговле, чем на внешних перевозках.

Самый крупный из них, совсем плешивый, стоял чуть впереди остальных, как бы показывая, что он у них за главного. Кейлл медленно выпрямился, оторвался от борта, все еще спокойный и расслабленный.

— Я — Краск, — заявил плешивый. — Это ты хочешь послушать о легионерах?

Кейлл кивнул.

— Может, ты и сам легионер?

— Угадал.

— Так. Жаль твою планету.

Сказано так, как будто Краск посочувствовал какой-то пустяковой неприятности, вроде головной боли.

Выражение лица Кейлла оставалось прежним.

— Мне про тебя известно, что ты можешь кое-что сказать.

— Ну, могу, — подтвердил Краск. — Сколько будет стоить моя трепотня?

— Зависит от того, что ты мне расскажешь.

Верзила хрюкнул.

— Я, значит, рассказываю тебе все, что знаю, а ты потом называешь цену?

— Лишний раз не обману, не беспокойся, — ответил Кейлл.

— Ну, так сколько? Скажи нам хоть примерно.

Кейлл вздохнул.

— У меня около трех тысяч галактов. Я думаю, вам хватит за глаза.

На мгновение ему припомнился день, когда он раскурочил свой одноместный истребитель до последнего винтика. Все, без чего можно обойтись — второй скафандр, аварийная капсула, часть оружия, запчасти — загнал, чтобы профинансировать свои поиски.

Краск облизнулся и жестом показал, что пора раскошеливаться. Кейлл ткнул пальцем в сторону центральной взлетно-посадочной площадки, где он оставил после приземления свою машину.

— Не здесь, приятель. На моем корабле.

На лице Краска обозначилась довольно гнусная улыбочка.

— Давай сходим, если там твои денежки.

— Мы останемся здесь, ты рассказываешь мне, что знаешь, а потом уже я иду и беру то, что тебе причитается.

Смех Краска оказался еще противнее.

— Ты, я вижу, не очень соображаешь. Ты — бич, никто. Никому ты здесь не интересен. Значит, никто не завопит, если тебя найдут дохлого в канаве с мордой в грязи. Такое, увы, у нас еще случается с бродячим элементом. Накиряется, поскандалит, и получит по головушке. Никого это не взволнует до глубины души.

По ходу дела Краск сунул мясистую руку в карман и вытащил тонкий пластиковый цилиндр. Иглопистолет — узнал оружие Кейлл — заряженный, скорее всего, убойным ядом, а не чем-нибудь умиротворяющим.

Остальные трое тоже вынули свои «инструменты». У двоих нашлись металлические дубинки с утолщением на конце — любимое оружие подонков всех миров. У третьего неожиданно оказался светящийся термонож — лезвие разогревалось так, что не резало, а прожигало все подряд, в том числе и человеческую плоть.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.