Год козла отпущения

Луганцева Татьяна Игоревна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Год козла отпущения (Луганцева Татьяна)

* * *

Глава 1

– Я сейчас лопну от смеха, Янка! – фыркнула Ася. – Только с тобой могло такое случиться! Вот ей-богу! Только с тобой!

Яна Цветкова хранила угрюмое молчание.

Подружки всю жизнь были вместе, их дружба не прекращалась ни на минуту, ни на секунду, несмотря на то, что они были очень разные. Ася Кудина – стройная шатенка, со вздернутым носиком, пухлыми губками и умными проницательными глазами, выглядывающими из-под густой челки, – с детства отличалась серьезностью и уравновешенным спокойным характером. Ася работала адвокатом и частенько шутила по этому поводу, будто заранее знала, что ее бедовая подружка то и дело будет влипать в бог знает какие истории и без адвоката ей не обойтись. А тут – раз! – подруга и адвокат в одном флаконе. Повезло! Ася носила строгие деловые костюмы, дорогие сумки и классическую обувь, предпочитала минимум украшений, и, естественно, никакой бижутерии. Яна критиковала подругу, что той не хватает цвета, яркости и самобытности.

– Выглядишь, как серая мышь! – морщилась госпожа Цветкова.

– Заметь, дорогая мышь, со вкусом, – поправляла ее Ася. – Зато ты у нас – словно новогодняя елка!

И Ася была недалека от истины. Выглядела Яна Карловна Цветкова весьма экзотично. Она была очень высокой, чрезмерно худой и сама над собой смеялась:

– Есть несколько типов женских фигур: «груша», «яблоко», «песочные часы». А почему нет «палки» или «оглобли»?

– Уж скорее, «метлы»! – отмечала Ася, намекая на длинные, почти до талии, белые волосы подруги, которые Яна любила носить распущенными. Следила она за ними плохо, неровные пряди торчали во все стороны и действительно напоминали растрепанную метелку.

Из-за худобы Яна выглядела несколько угловато: острые локти, острые коленки, правда, ножки были стройные, длинные. Одевалась госпожа Цветкова весьма своеобразно: короткие платьица и юбчонки сногсшибательных расцветок – ярко-красные, карамельно-розовые, золотые с люрексом. Словно весь этот китайский ширпотреб был специально придуман для Яны Карловны. А еще она предпочитала туфли на высоченных шпильках и огромные, устрашающего вида украшения – браслеты, перстни по килограмму каждый и длинные, чуть не до плеч блестящие серьги. И все это богатство при каждом шаге задорно звенело и сияло.

Да уж, действительно елка! Но та хоть стоит смирно! От Яны же всегда было слишком много шума. Она громко говорила, размахивая руками, стучала каблучками, одуряюще пахла тяжелым парфюмом и вообще занимала как-то слишком много пространства. Вулканический темперамент, как говорится, бил ключом. Прямо по голове. Он ли был тому причиной, или Яна была наделена каким-то сверхъестественным талантом, но всю жизнь госпожа Цветкова как магнит притягивала к себе всевозможные неприятности.

Во что она только не ввязывалась, в какие происшествия не попадала! Если где-то происходило что-то странное и необычное, можно было не сомневаться – Яна Карловна обязательно окажется в это замешана. Похоже, что и сама Яна привыкла к такому повороту событий и старалась относиться к бедам, сыпавшимся на ее бедную головушку, философски. В любом случае, изменить что-либо она не могла, а уж изменить себя тем более.

Личная жизнь у Яны тоже протекала как на вулкане. Она была замужем четыре раза. Сама госпожа Цветкова называла эти браки «ошибка молодости», «ошибка молодости – два» и «две ошибки подряд, или танец на граблях». Потому что два последних раза Цветкова выходила замуж за одного и того же человека – бизнесмена Ричарда Алисова, мужчину с колоссальной выдержкой и крепкой нервной системой.

Именно его Яна добивалась со страшной силой, просто не давая проходу. Именно от него родила единственного сына Вову, а потом влюбилась в чешского князя Карла Штольберга и честно призналась в этом душевном порыве мужу. Для Ричарда такое известие стало настоящим ударом, но в этом была вся Яна. Будучи честным человеком, она не хотела обманывать мужа.

Жить с одним, а думать о другом Яна не могла. Она даже посчитала, что это будет не только несправедливо, но и унизительно для отца ее ребенка. Уход от мужа и для Яны был весьма болезненным, но ради ребенка они сохранили теплые отношения, да и Ричард продолжал ее любить.

Очень долго он не мог прийти в себя, может, даже питал какие-то надежды, что Яна вернется. Госпожа Цветкова переживала, что близкий ей человек из-за нее несчастен. Но прошло время, а оно, как известно, лечит, и Ричард встретил хорошую женщину, и Яна очень надеялась, что с ней он обретет свое счастье.

Отношения же Яны с Карлом развивались бурно и страстно. Они действительно не ошиблись в своих чувствах, и этот роман стоило пережить, даже если заранее знать, что все закончится крахом. Долгое время Яна и Карл встречались и не могли надышаться друг на друга, но однажды Карл понял, что устал от такой неустроенной жизни. По статусу ему положено было жениться, а Яна от такой перспективы пришла в страшное смятение, ведь ее имидж никак не соответствовал образу добропорядочной дамы высшего света.

Жизнь по регламенту, соблюдение этикета, строгий внешний вид и определенная манера поведения претили ей и наводили неизбывную тоску. А ведь еще требовалось дружить с нужными людьми, принимать важных гостей, мило улыбаться всяким подонкам, – нет, со всем этим Яна смириться не могла. Конечно, ради пламенной любви, ради того, чтобы быть рядом с любимым человеком, можно было наступить на горло собственной песне, но так мог поступить кто угодно, только не Цветкова. Она была другого поля ягода и не принимала чужой порядок.

Карл после смерти отца унаследовал замок в Чехии, и ей предстояло бы жить в родовом поместье. Может, кого-нибудь другого это обстоятельство и обрадовало бы, но Яна даже мысли такой не допускала.

Карл был готов отказаться от титула и остаться в Москве, но такой жертвы от него Яна не приняла. Карл Штольберг – последний потомок древнего княжеского рода и должен был жить на родине. Ему нужно было жениться и иметь наследников.

В общем, они любили друг друга, но, как говорится, их развели обстоятельства. Судьба виновата.

– Дура ты, конечно, – констатировала тогда Ася. – Все мечтают о прекрасном принце на белом коне, а у тебя он, можно сказать, в руках был. Сама отпустила! Даже прогнала!

– Я сделала все правильно, – не согласилась Яна. – Не всегда в жизни все происходит так, как нам хотелось бы. Но я очень рада, что у меня в жизни было это чувство. Я испытала мощные эмоции и любила до умопомрачения.

– А Ричард? Ты любила Ричарда? – поинтересовалась Ася.

– Я опытная женщина, мне много лет. Я многое испытала в жизни, – имитируя старческий голос, ответила Яна. – И вот на закате дней я тебе точно могу сказать, что любила только Карла.

– Ты издеваешься? Какой закат дней? – не поняла Ася. – Мы еще красивы и молоды!

– Это когда нам за сороковник? – уточнила Яна. – Хорошего же ты мнения о нас… – задумалась она. – Вот, глянь, волосы седеют…

– Ты их все равно с шестнадцати лет красишь. Какая разница?

– Значит, редеют, – не сдавалась Цветкова.

– Что-то я не заметила пока, – огрызнулась Ася. Ей не нравился разговор о старости.

– Суставы болят…

– Ври больше!

– Жир откладывается… – не унималась Яна, трогая себя за бока.

– Давно пора! Хоть на человека будешь похожа.

– Откладывается, да все не в тех местах, где надо бы, – замогильным голосом вещала Цветкова. – И на моих увядающих губах уже не так привлекательно смотрится красная помада.

– Так смени на розовую. Какие проблемы-то?

– Да?! – взвилась Яна. – Проблемы, говоришь? Красную помаду заменить на гигиеническую, высокие каблуки на кеды, постричь волосы под горшок в эконом-парикмахерской и начать ходить в районную поликлинику, как на работу? – разозлилась она.

Ася прыснула от смеха.

– Ишь, ты, чего захотела! Этим будешь заниматься на пенсии, а ее еще заслужить надо!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.