Литература. 8 класс. Часть 1

Колокольцев Евгений Николаевич

Жанр: Детская образовательная литература  Детские    2013 год   Автор: Колокольцев Евгений Николаевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Литература. 8 класс. Часть 1 ( Колокольцев Евгений Николаевич)

Литература и время

Кто прячет прошлое ревниво,

Тот вряд ли с будущим в ладу…

А. Твардовский

Классическая, русская литература вплоть до середины XVIII века жила сюжетами истории. «Преданья древности исполнены красот. Сама поэзия там в именах живёт Энея, Гектора, Елены и Париса…» – писал известный теоретик искусства Н. Буало в своей книге «Поэтическое искусство». Современные темы допускались только в «низкой» литературе, к которой относились различные виды сатирических произведений, комедии. Однако это вовсе не означало, что писатели точно воспроизводили то, что происходило в прошлом. Шекспир не воссоздавал в своих трагедиях подлинно исторические ситуации, он выводил героев на широкий простор истории и связывал настоящее с прошлым.

Подлинно историческое мышление пришло к человечеству в новое время. Примерно в середине XVIII века в русской литературе выделяется собственно исторический жанр и появляются произведения как о современности, так и о прошлом. Н. М. Карамзин создаёт «Письма русского путешественника», в которых он рисует современную ему «жизнь наций Европы», их нравы, обычаи, особенности характера, и «Историю государства Российского», где излагает историю отечества с древнейших времён до XVII века.

В каждом художественном произведении, которое мы читаем, присутствует время. Это время, которое изобразил писатель, время, когда он создавал своё произведение, и время, когда мы прочитали его произведение. Эти три времени могут быть отделены друг от друга веками. Так «Илиада» и «Одиссея» были созданы много позже описанных в них событий, а мы прочитали о них столетия спустя.

Произведение на историческую тему не только знакомит нас с тем, что было, но и вводит былое в наш сегодняшний день, помогает осознать непрерывность хода событий и их неразрывную связь.

Стрела времени пронзает и время и пространство, она организует наше представление о том, что и как нас окружает. Так все жанры, которые использует искусство слова для воспроизведения истории, помогают увидеть как богатство литературы, так и многообразие форм реализации самого времени.

В 8 классе вы как читатели будете следить за тем, как связаны литература и время, сумеете оценить, как автор помогает увидеть давно прошедший день, насколько точен он в своих рассказах о событиях истории. В нашем учебнике представлены важнейшие жанры искусства слова, связанные с историческими событиями.

Размышляя о конкретных произведениях, вы постоянно оцениваете автора как человека, который вторгается в историю.

История обращена к прошлому, но не случайно говорят о непредсказуемом прошлом. Оно неразрывно связано с настоящим, с постановкой и решением сегодняшних проблем. Ведь вам суждено жить именно в этом времени.

В начале учебника литературы, посвящённого историческим темам в художественных произведениях, мы предлагаем вам прочитать (или перечитать) всего два произведения – сказку Х. К. Андерсена «Калоши счастья» и стихотворение Ф. И. Тютчева «Цицерон».

При чтении сказки Х. К. Андерсена обратите внимание, как писатель связывает время, когда живёт человек, и возможность его счастья. Читая стихотворение Ф. И. Тютчева «Цицерон», попробуйте сравнить подход к своей эпохе двух авторов. Насколько отличны, как вам кажется, позиции Х. К. Андерсена и Ф. И. Тютчева?

Калоши счастья. В сокращении

(Ханс Кристиан Андерсен)

I. Начало

Дело было в Копенгагене, на Восточной улице, недалеко от Новой Королевской площади. В одном доме собралось большое общество – иногда ведь приходится всё-таки принимать гостей; зато, глядишь, и сам дождёшься когда-нибудь приглашения. Гости разбились на две большие группы: одна немедленно засела за ломберные столы [1] , другая же образовала кружок вокруг хозяйки, которая предложила «придумать что-нибудь поинтереснее», и беседа потекла сама собой. Между прочим, речь зашла про Средние века, и многие находили, что в те времена жилось гораздо лучше, чем теперь. Да, да! Советник юстиции Кнап отстаивал это мнение так рьяно, что хозяйка тут же с ним согласилась, и они вдвоём накинулись на бедного Эрстеда, который доказывал в своей статье в «Альманахе», что наша эпоха кое в чём всё-таки выше Средневековья. Советник утверждал, что времена короля Ганса были лучшей и счастливейшей порой в истории человечества.

Пока ведётся этот жаркий спор, который прервался лишь на мгновенье, когда принесли вечернюю газету (впрочем, читать в ней было решительно нечего), пройдём в переднюю, где гости оставили свои пальто, палки, зонтики и калоши. Сюда только что вошли две женщины: молодая и старая. На первый взгляд их можно было принять за горничных, сопровождающих каких-нибудь старых барынь, которые пришли сюда в гости, но, приглядевшись повнимательнее, вы бы заметили, что эти женщины ничуть не похожи на служанок: слишком уж мягки и нежны были у них руки, слишком величавы осанка и все движения, а платье отличалось каким-то особо смелым покроем. Вы, конечно, уже догадались, что это были феи. Младшая была если и не самой феей Счастья, то уж, наверно, камеристкой одной из её многочисленных камер-фрейлин и занималась тем, что приносила людям разные мелкие дары Счастья. Старшая казалась гораздо более серьёзной – она была феей Печали и всегда управлялась со своими делами сама, не перепоручая их никому: так по крайней мере она знала, что всё наверняка будет сделано как следует.

Стоя в передней, они рассказывали друг другу о том, где побывали за день. Камеристка камер-фрейлины Счастья сегодня выполнила всего лишь несколько маловажных поручений: спасла от ливня чью-то новую шляпу, передала одному почтенному человеку поклон от высокопоставленного ничтожества и всё в том же духе. Но зато в запасе у неё осталось нечто совершенно необыкновенное.

– Нужно тебе сказать, – закончила она, – что у меня сегодня день рождения, и в честь этого события мне дали пару калош, с тем чтобы я отнесла их людям. Эти калоши обладают одним замечательным свойством: того, кто их наденет, они могут мгновенно перенести в любое место или в обстановку любой эпохи – куда он только пожелает, – и он, таким образом, сразу обретёт счастье.

– Ты так думаешь? – отозвалась фея Печали. – Знай же: он будет самым несчастным человеком на земле и благословит ту минуту, когда наконец избавится от твоих калош.

– Ну, это мы ещё посмотрим! – проговорила камеристка Счастья. – А пока что я поставлю их у дверей. Авось кто-нибудь их наденет по ошибке вместо своих и станет счастливым.

Вот какой между ними произошёл разговор.

II. Что произошло с советником юстиции

Было уже поздно. Советник юстиции Кнап собирался домой, всё ещё размышляя о временах короля Ганса. И надо же было так случиться, чтобы вместо своих калош он надел калоши счастья. Как только он вышел в них на улицу, волшебная сила калош немедленно перенесла его во времена короля Ганса, и ноги его тотчас же утонули в непролазной грязи, потому что при короле Гансе улиц не мостили.

– Ну и грязища! Просто ужас что такое! – пробормотал советник. – И к тому же ни один фонарь не горит.

Луна ещё не взошла, стоял густой туман, и всё вокруг тонуло во мраке. На углу перед изображением мадонны висела лампада, но она чуть теплилась, так что советник заметил картину, лишь поравнявшись с нею, и только тогда разглядел Божью Матерь с младенцем на руках.

«Здесь, наверно, была мастерская художника, – решил он, – а вывеску позабыли убрать».

Тут мимо него прошло несколько человек в средневековых костюмах. «Чего это они так вырядились? – подумал советник. – Должно быть, с маскарада идут».

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.