Кактусы и розы

Силкина Елена Викторовна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Титры: заглавие фильма.

Вначале Винины глаза во весь экран, в них вращаются галактики, вспыхивают звёзды, летают корабли, шелестят деревья, светятся окна домов, дрожит вода в реках, и снова вращаются галактики, и снова светятся окна домов… Борьба привязанностей, земного и космического.

Саундтрек — борьба гитары и синтезатора.

А затем — слияние: галактик и окон домов, гитары и синтезатора.

(«Вальс тяжёлых космических крейсеров», «Танго «Упорство любви»,…)

1

Панорама лесопарка и города. Камера отъезжает, и становится понятно, что это вид из окна квартиры на высоком этаже. (музыка).

Обшарпанные стены в картинах, рисунках, забавных надписях, газетных вырезках,… Обшарпанная мебель, стеллажи, груды книг, рукописей, кассет, дискет, одежды, короче, живописный бардак…

За столом в комнате среди груд папок и справочников печатает на компьютере молодой мужчина с внешностью, как на старинном портрете или модерновой иконе — худоба лица чрезмерна, а большие глаза чересчур навыкате. На нём — шотландский килт, чалма, матросский тельник, рокерский кожаный браслет с клёпками и массивные перстни на пальцах.

Рядом с клавиатурой на столе стоит тарелка с кашей (намешанной с рыбой), из тарелки ест кот.

— И как ты можешь есть такую гадость? Пивом запить не надо?

Он наливает коту в чашку из пластикового пивного баллона (на самом деле бульон). Кот охотно пьёт.

Голос за кадром:

— Это Гелий Сосницкий, штатный сотрудник газеты «Страшная сила». Друзья и близкие так привыкли к его творческому псевдониму, что почти забыли, как его зовут на самом деле,…

Звук ключа, поворачиваемого в замке.

— …как и его жену, Лавинию Херсонскую, также штатную сотрудницу той же газеты.

Входит молодая женщина, красивая и не менее экстравагантно одетая. На ней пятнистая шубка-мини из искусственного меха, известная половине города (поясняет голос), чёрные кожаная шляпка, леггинсы, сапожки, сумка по размеру папки формата А4. На запястьях и шее — много цепочек белого металла, из-под шляпки на плечи спадают распущенные волосы, а на лоб — мелкие металлические бусы. К женщине бросаются пять кошек.

Она их тискает в руках, потом с размаху шлёпается на кровать прямо в шубке.

- Привет, Винечка, солнышко моё!

- Привет, — буркает Виня, пытаясь отдышаться.

- Как Крымова? Как заказ?

- Крымова в замоте, как любой нормальный главред. Заказ на статью мой. Почему я должна писать о косметике, кулинарии и шмотках, когда я хочу писать об уфологии?

- Потому что об уфологии не напечатают, ты же убедилась. Нашу статью «Расизм становится космическим» не взяли… (Ага, «нашу», вообще-то она моя, мысленно ворчит Виня)… Не раздевайся, пойдём в магазин, я сегодня гонорар получил.

- Не могу, устала.

Снимает шубку, шляпку. Водолазка на ней тоже чёрная. Часть волос заплетена в тонкие косички с серебристыми подвесками.

— Да ладно, пойдём.

- Говорю же, не могу! — неожиданно вспыливает Виня. — Пока я отдохну достаточно, оптовка закроется! Ты один пойти не можешь? Меня в транспорте опять «съели», у меня экран плохой, я не умею защищаться! Меня «бьют»! Куда ни приди, везде энергетические вампиры! Меня попросту медленно убивают, и никто не может помочь! Или не хотят!

- И будут бить, и убьют, если ты сама не будешь защищаться! Я же научил тебя медитации! Почему ты её не делаешь? Таков мир, в котором мы живём, и никуда ты из него не денешься!

- В таких случаях бегут в тайгу, но я не люблю жить без комфорта. Я ведь знаю, что защиту найти можно и здесь. Но вот у кого? Ладно, попробую помедитировать…

Виня ложится на кровать, напрягается всем телом, потом расслабляется (компьютерный эффект- Виня в огне, потом в воде), немного погодя встаёт, облегчённо вздыхает, неуверенно замечает:

- Вроде помогает.

Гелий сердито смотрит на неё, выходит покурить, внезапно возвращается, застаёт Виню звонящей по телефону, смотрит на номер.

- Опять ты этому старому дураку звонишь!

- Он не дурак, а уфолог.

- По-моему, это одно и то же.

- Дурак он или умный, мне плевать! Он обещал мне моё участие в экспедициях!

- Всё ещё хочешь улететь на другую планету?

- Естественно, меня же здесь бьют!

- Там, думаешь, лучше?

- Не лучше, но хоть экранировку изобрели.

- А остаться и бороться ты не хочешь? Как я!

- Я устала.

- А пойти в магазин, купить поесть, восстановить силы и писать статьи, тебе порученные, ты не хочешь? Экспедиции всё равно не завтра, а летом, а гонорары нужны сейчас, чтобы что-то кушать.

- Ладно, пойдём, вроде мне получше. Слава Богу, хоть деньги сейчас есть.

Вертится перед зеркалом. Оба начинают примерять и обсуждать сценические костюмы. Быстрая смена кадров, короткие реплики («индейская леди», «кисейная металлистка», «космическая индеанка», и т. д.), два «голландских» портрета дольше всего, музыка и песни обоих, по куплету и паре танцевальных па для каждого костюма.

Выйти из дому не успели, звонок в дверь.

2

Приехали Джим Буланов и Галя, подвыпившие, со спиртным и продуктами, рассказывают. (Маленький, коренастый, кудрявый блондин со щербатой, но обаятельной улыбкой, лидер партии лиц Б.О.М.Ж., компьютерщик-самоучка, бард, алкоголик; блондинка выше него на голову, студентка юрфака, мечтающая стать второй Марининой, и бродяжка).

- Гавриловна совсем озверела, с цепью, как любер, за нами гонялась. Зачем тогда квартирантов пускать? Мы же ей деньги принесли! Мы накрылись одеялом, а она по нему цепью с размаху, Гале по лбу попало! Она озверела потому, что её голуби («голубые»), которые у неё живут, упорно отказываются её удовлетворять. Сегодня они её разыграли — велели раздеться, обмотали гирляндой и водили хоровод, как вокруг ёлки. «Ёлочке Гавриловне холодно зимой, Ёлочку Гавриловну взяли мы домой…». А удовлетворять всё-таки отказались. Она и стала гоняться с цепью сначала за ними, а потом за нами, дескать, я блядюшку привёл…

Галя раздевается до трусиков и ходит топлес по всей квартире, ищет книжку почитать, раскладывает вещи, и т. д.

Виня мёрзнет, натягивает шубку и сидит, пишет.

Гелий и Джим обсуждают информациологическую помощь для людей в экстремальных ситуациях: к примеру, расставить в различных местах компьютеры на улицах для того, чтобы бомжи могли в любой момент получить нужную информацию…

Гелий заглядывает Вине через плечо.

— Которую из статей пишешь?

— Рассказ.

— Статьи же нужны срочно!

— Успею! Дай мне отдохнуть на моей прозе, а то от этих статей меня блевать воротит!

— Кому нужна твоя проза? Кто сейчас читает книги? А газеты читают все! Мы, журналисты, формируем общественное мнение! Что может быть важнее?

— Из м о и х знакомых книги читают все, и помногу. Книги формируют душу, от которой и зависит это ваше мнение! И вообще, ты меня не убедил — хотя бы потому, что у меня способностей гораздо больше в области прозы, нежели журналистики.

Спор прерывает звонок в дверь. Приходит Рамона (по паспорту Роман, трансвестит, в чёрном парике похожий на юную Клеопатру) со свежими газетами и продуктами. Все решают, что съесть, а что оставить на завтра. Гелий захватывает себе плавленый сырок и пиво, а затем отводит в сторонку Галю и что-то шепчет, показывая на Виню (хочет, чтобы помогли отговорить, слышна эта реплика), но результат обратный, Галя азартно начинает расспрашивать:

— Сколько женщин-космонавтов? Обязательно ли рожать в космосе и пустят ли на борт без ЛСД, ведь перегрузки? Где находится космодром? Как-как, Байконур, Плесецк? Какие требования к здоровью? Может, зрение можно до «минус трёх», как у шоферов?

Гелий, внутренне кипя, объясняет, потом снова шепчет. Галя округляет глаза.

— Она у нас, блин, контактёрша. Зелёный человечек обещал отвезти на высокоразвитую планету, а отвёз на Луну, где её насиловали, ставили эксперименты, заставили родить пятьдесят тысяч зелёных человечков, и теперь она тронулась умом и стала язычницей, поклоняется неопознанным летающим объектам, как идолам, жертвы им приносит…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.