Заметки писателя

Силкина Елена Викторовна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Заметки писателя (Силкина Елена)

Эвфемизация

Мой друг-лингвист ругался в блоге…

“Хрен — это растение. Трахают кулаком по столу. Радуга — красивое явление природы. Отодрать можно обои от стены. Голубой и розовый — это цвета. Конец — у книги, улицы, ленты и т. д. Киска — ласковое именование кошки. Играть на флейте — музицировать на деревянном духовом инструменте семейства дульцевых. Взять в рот можно мундштук тромбона или сигарету. Снимать — книгу с полки, квартиру, фильм. Сколько можно придавать словам в первую очередь пошлый смысл?”

Это что, прибавила я. А вот скоро вообще разговаривать нормально будет нечем, поскольку все слова превращаются в жаргонные с приданным им самым неожиданным смыслом. Мне недавно объяснили значение слова “омич”. Это житель города Омска, скажете? А вот и нет. Это — эвфемизм для обозначения законченного наркомана и возник в результате появления в интернете какого-то анекдота. У меня друзья живут в Омске. Я про них обычно говорила — “мои омичи”. А теперь? Не-е-е, точно скоро разговаривать будет нечем, слов с недвусмысленным значением не останется. Эвфемизация, блин…

Буква Х

Поверить алгеброй гармонию…

Иной раз сторонний анализ прозы может вогнать автора в ужас, ступор, депрессию или, по меньшей мере, недоумение.

"А почему в её произведениях так много имён на букву "Х"? Ведь это кое-что означа-а-ает…"

Да ничего это не означает. Во-первых, имён на "Х" там не больше, чем на другие буквы. Во-вторых, часть образов не придумывается и не конструируется, а приходит самостоятельно вместе с именами и чертами характера из ноосферы, астрала или чего-то подобного. Не знаю я, почему их так зовут. И корректирую такие имена редко, разве что в случаях, подобных адаптации названия фирмы "Самсунг" для российского потребителя…

Подобные аналитики ещё бы хеттам, хаттам и хурритам, а также современным национальностям, чьи названия начинаются с одиозной буквы, приписали бы что-нибудь этакое, двусмысленное, коим там на самом деле и не пахнет…

Саундтрек

В юности и молодости могла писать исключительно в тишине. Чтобы рядом никто не разговаривал, не включал музыку, тем более — не обращался ко мне, тем самым выдёргивая из воображаемого пространства… Но таких условий у меня давно нет. А писать надо, сюжеты и герои просятся на бумагу (ну, или в компьютерный файл))).

Друзья упорно советовали заткнуть уши наушниками с музыкой, потому что уединения нет совсем, везде шум, и дома, и в транспорте, и на работе, где в паузах между выполнением обязанностей можно было бы что-то обдумывать, но… Люди разговаривают. Людям это свойственно, причём впечатление такое, что — круглосуточно.

Наконец попробовала писать под музыку. Решилась всё-таки, хотя поначалу сама идея казалась дикой, настолько это мне не свойственно.

Неожиданно дело пошло, да ещё гораздо быстрее, чем когда-либо ранее, в тишине.

Но получился другой эффект — для каждой главы, а то и эпизода подбирается своя мелодия, и возникает впечатление, что и читать эту главу или эпизод лучше всего именно под конкретную композицию. Особенно, к примеру, когда герои на каком-нибудь транспортном средстве друг за другом гоняются… Теперь прямо хоть саундтрек к книгам прикладывай…

Тест Бехдель

Обнаружила его нечаянно — пишущая подруга, которая копается в интернете гораздо больше, чем я, сообщила мне о нём.

Из любопытства полезла в поисковик, нашла, изучила. Чем-то меня зацепило, вначале даже не поняла, чем именно. По инерции принялась прикидывать. А у меня-то каковы опусы? Андро- или феминоцентричные?

Потом до меня дошло. Да этот тест меня попросту взбесил! Это что же получается? В ущерб собственной художественной концепции я теперь должна изымать диалоги или добавлять лишние, лишь бы на моё произведение не навесили стрёмный ярлычок?

На Западе эти ярлычки уже вешают. К счастью, у нас, в России ничего подобного не делают. Насколько мне известно…

Моя подруга, та самая, которая сообщила мне о тесте Бехдель, собирается тщательно соблюдать его требования.

Упаси меня бог от такого отношения к своему творчеству! Да я в состоянии написать вещь, в которой не будет ни одной поименованной героини и ни одного диалога вообще! И притом сия вещь станет абсолютно шовинистической по отношению к мужчинам. Но, не будучи шовинисткой, зачем бы я стала такое писать…

Нееет, граждане критики, не торопитесь навешивать ярлыки. Не то-ро-пи-тесь. Смотрите не на тесты, а на отношение автора к своим героям и героиням, и соответственно, к мужчинам и женщинам. А отношение — материя тонкая, никакими тестами гарантированно не определяемая…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.