В любой гадости ищи свои радости

Штаний Любовь В.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В любой гадости ищи свои радости (Штаний Любовь)

Глава 1

19:40. До конца рабочего дня осталось двадцать минут. Я допила чай и удовлетворённо потянулась.

Посетителей в салоне не было и, скорее всего, сегодня уже никто не придёт. Накинув на плечи шаль, я встала из-за стола и, прихватив ключи и зажигалку, направилась к запасному выходу. Не зря же говорят, что у всего есть свои положительные стороны. Благодаря тому, что наш магазин переехал в другую часть здания, теперь можно спокойно покурить не оставляя при этом Салон без присмотра.

Открыв дверь, я шагнула прямо в ночь и щёлкнула зажигалкой. На мгновение дрожащий язычок пламени раздвинул черноту октябрьского вечера, осветив торцевую стену стоящего рядом дома.

Как хорошо, что здание, в котором хозяева снимают помещение, стоит так удачно! Фасадом выходя на оживлённую улицу, торцом оно практически упирается в жилой дом, а вот сзади… Задумчиво улыбнувшись, я скользнула взглядом по чёрной зеркальной глади местного рукотворного пруда. Окна близлежащих домов отражались в воде, и она тускло светилась, будто кто-то зажёг в глубине лампу.

Контраст между постоянным движением с одной стороны здания и мрачной неподвижностью ночи с другой, усиливало отслеживаемое мною краем глаза залитое холодным светом пустое сейчас помещение салона. Несколько десятков диванов и кресел, которыми мы, собственно и торговали, словно предчувствуя близкое закрытие, излучали сонный покой.

Я молча курила, разглядывая густые заросли камыша напротив. Вечер плыл над головой, нашёптывая что-то таинственно-радостное. Ветер шуршал чуть влажной после недавнего дождя травой, пробуждая в душе неопределённое предчувствие чего-то необычного, поджидающего меня в густом и терпком мраке.

Вот сейчас соберу сумку, вымою чашку и домой… Нужно только дождаться, когда запрут центральный вход и можно будет не торопясь идти по улицам и любоваться на свет фонарей, тёплым мёдом растекающийся по влажному асфальту. Я буду довольно щуриться, улыбаясь, а встречные прохожие удивлённо коситься на счастливую улыбку, не понимая чему можно радоваться в октябре в девятом часу вечера. А просто на улице осень. И впереди два выходных, и дома ждёт новая книга Славачевской, купленная ещё вчера, и тёплый плед, и любимое кресло, и умиротворяюще поющий чайник…

Сделав шаг в сторону, я сунула окурок в банку из-под кофе, стоявшую у стены, и развернулась, чтобы вернуться на рабочее место, но… Между мной и дверью стояла женщина. Интересно откуда она взялась? Я же не выпускала из виду ни салон, ни пруд больше чем на секунду! И со стороны дороги мимо меня никак не проскользнуть… К тому же незнакомка выглядела очень странно.

Светлые волосы были собраны в высокую сложную причёску. Крупные тёмно-карие глаза так искусно подведены, что казались почти чёрными. Тонкая ровная кожа светилась здоровьем. Овал лица, изогнутые крутой дугой брови — просто идеал красоты. Даже тонкие бледные губы почти не портили картины. Но не это было странным. Мало ли красавиц в наш век пластической хирургии и косметологии! Но вот тонкая шёлковая бледно-лиловая тога смотрелась несколько неуместно.

Особенно учитывая время года.

— Добрый вечер! Могу я Вам чем-нибудь помочь? — вежливо улыбаясь, на автомате выдала я привычную фразу.

— Вы действительно хотите помочь мне? — скептически изогнув бровь, хмыкнула незнакомка.

— Если это в моих силах — конечно.

Продолжая улыбаться, я протиснулась в дверь и сделала приглашающий жест рукой. Как ни люблю я осень, а всё же без верхней одежды на улице несколько холодновато. Да и в помещении, где совсем рядом другие продавцы, как-то спокойнее разговаривать с этой явно не совсем адекватной женщиной.

— Так чем я могу быть Вам полезна? — запирая дверь, ещё раз спросила я. — К сожалению, через пять минут магазин закрывается, но, возможно, мы успеем разобраться с Вашей проблемой.

Блин, чашку вымыть наверняка не успею… — подумала я, искоса бросая взгляд на рабочий стол, где сиротливо отсвечивала кружка из-под чая.

— Боюсь, пяти минут нам не хватит. — задумчиво протянула странная посетительница, пристально и как-то изучающе разглядывая меня.

— Очень жаль. В таком случае Вы можете подойти сюда завтра. Наш Салон работает без выходных с десяти утра до восьми вечера. Правда завтра здесь будет другой продавец, но, я Вас уверяю, она с радостью покажет и расскажет всё, что нужно.

Не прекращая доброжелательно улыбаться, я бочком переместилась к столу и максимально непринуждённо запихнула чашку в самый дальний угол ящика. Авось, Вика просто не заметит её.

Очень на это надеюсь, иначе она меня потом просто сожрёт за неаккуратность.

— Люб, ты скоро? — позвала меня Танька из соседнего отдела. — Сашка уже спустился. Только тебя ждём!

— Уже иду! — крикнула я, торопливо надевая куртку и, подхватив сумку, направилась к выходу. — Извините, но магазин уже закрывается. Я бы рада задержаться, но…

Договорить я не успела, так как женщина, коротко размахнувшись, толкнула меня в грудь. Удар был не слишком сильным, но видимо от неожиданности я не удержала равновесие и упала, довольно ощутимо приложившись пятой точкой об кафельные плитки пола.

— Что Вы себе позволяете!!! — воскликнула я, поднимаясь, и возмущённо топнула копытом. Ч-чем?

Медленно опустив взгляд, я посмотрела на свои ноги. Мама!!! Да, что же это?! Изогнув шею, опустила голову чуть ниже и увидела… э-э-э… БРЮХО! СВОЁ!!! Испуганно взвизгнув, я закружилась на месте, пытаясь осмотреть себя со всех сторон. Примечательно то, что вместо, собственно визга, уши уловили нервное ржание.

И вот стою я, вся такая из себя офигевшая, и понимаю, что я — ЛОШАДЬ. Вернее — кобыла. И причём не в переносном, а в самом что ни на есть прямом смысле. Может я, когда падала, не только копчиком, но и головой приложилась? Точно. Вот, блин! Выходные теперь насмарку, и перед девчонками придётся извиняться за то, что из-за меня домой вовремя не попали. Пока разберутся что и как, пока ‘скорую’ вызовут, пока та приедет. Кстати, а где та чокнутая из-за которой я так попала?

Я подняла голову и офигела во второй раз. Я находилась почти в центре огороженной невысоким забором площадки, вокруг которой толклись странно одетые люди. Они громко переговаривались, о чём-то спорили или просто глазели на… нас. ‘Нас’ это — лошадей внутри загона. Кроме меня здесь находилось ещё с три десятка кобыл. По крайней мере, я очень надеюсь, что жеребцов держат отдельно.

Припомнив всё, что читала или видела по телевизору про их буйный нрав и поведение во время э-э-э… брачного периода, не знаю, как это у лошадей называется, я на всякий пожарный села. Надо сказать, далось мне это не без труда, но в итоге я, кое-как раскорячившись, сумела заставить свой, теперь уже копытный, организм принять нужное положение.

Чёрт, как неудобно-то!!! Ну, да! Сидячая лошадь — это нонсенс, но лучше уж так, чем вступить в совсем не желательный для меня половой контакт с каким-нибудь озабоченным жеребцом. Хотя о чём это я? Не об этом сейчас нужно думать, а о том, как прийти в себя!

Попытка ущипнуть себя не увенчалась успехом, потому как — копыта. Однако мне довольно легко удалось укусить себя за ногу. Больно, блин! Только эффекта никакого.

А родственникам о моём плачевном состоянии сообщить не выйдет. — Подумала я, мрачно. — Год назад родители уехали в Выксу к сестре. Она как раз родила близняшек и уломала мужа купить родителям домик по близости, чтобы они могли ей помогать с малышами. Всё-таки первые роды в тридцать четыре года — это сложно, тем более такие тяжёлые, как у Ленки. А так как замуж сестра вышла за какую-то местную шишку, деньги были. Родители с радостью согласились переехать, чтобы быть поближе к долгожданным внукам, а старую двушку в панельной девятиэтажке переписали на меня.

Не могу сказать, что я очень расстроилась. Отъезд родителей оказался весьма кстати. В двадцать четыре года хочется самостоятельности, а со сверхзаботливой мамой и постоянно контролирующим каждый мой шаг отцом — это было практически невозможно.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.