Гордость и предубеждение Джасмин Филд

Натан Мелисса

Серия: читать [модно] [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гордость и предубеждение Джасмин Филд (Натан Мелисса)

ПРОЛОГ

Все собрались около телевизора.

— Ой, смотри! Это ведь… как же его зовут?..

— Кого?

— Да ты знаешь…

— Кого?

— Ну этого, волосатого…

— Ах этого… Боже, тысячу лет его не видела. Где же он играл? Очень давно?

— В детективном сериале. Как же он назывался?

— А, знаю. Вместе с той женщиной!

— С какой женщиной?

— Ну как же ее? С той самой, которая… ну, это… вышла замуж за того актера.

— За какого актера?

— Ну за того, высокого, у него глаза еще такие смешные… Господи, да где же он играл? Мне это уже на нервы действует!

— А я и не знала, что они были женаты.

— Были-были. (Рыгает.) Прости, пожалуйста.

— Как же я могла забыть название того сериала?

— Какого сериала?

— Ну того, в котором играл этот тип.

— Который?

— Да ты его знаешь, мы вместе смотрели. Как же все-таки его зовут?

— Кого?

— ЭЙ, ВЫ ДВЕ ТАМ, МОЖЕТ БЫТЬ, ПОМОЛЧИТЕ НЕМНОГО? ИЗ-ЗА ВАС МЫ НИЧЕГО НЕ СЛЫШИМ, ДА И НЕ ВИДИМ…

— Извините.

— Простите, пожалуйста.

ГЛАВА 1

В поезде метро было душно и полно народу. Джасмин Филд, или Джаз, как звали ее друзья, читать книгу уже не могла, поскольку чье-то огромное тело не оставило ей для этого никакого пространства. Прижатая к двери, девушка закрыла глаза и представила, как свежий ветер чуть шевелит ветки плакучей ивы, а она сама лениво покачивается в гамаке. Где-то вдалеке воркует голубь, и доносится запах свежескошенной травы. Джасмин мечтательно улыбнулась: ее единственным желанием сейчас было — остаться навсегда в этом состоянии безмятежности.

Вдруг мужчина, стоящий рядом, громко пукнул, и грезы рассеялись.

— Это же Гарри Ноубл! — внезапно завизжал кто-то, и ей стало чуть посвободней, так как масса липких тел качнулась в ту сторону, откуда донеслись эти слова. Джаз была рада, что рядом освободилось хоть какое-то пространство. Поезд застрял на станции на десять минут — не иначе, какому-то бедолаге в первом вагоне стало плохо. Джаз никогда не принадлежала к поклонницам Гарри Ноубла, но сейчас была благодарна ему за то, что у нее хотя бы появилась физическая возможность вновь открыть книгу и читать.

Внезапно все в вагоне в едином порыве рванули к окну. Конечно же, ни единого слова при этом произнесено не было — это было лондонское метро, — но безмолвная, почти мистическая сила взаимопонимания связала пассажиров воедино. Как известно, в толпе людей могут скрываться чувства, которые одновременно владеют каждым из них, — в данном случае это были чувства усталости, раздражения и восторга, — подобное можно наблюдать в метро каждый день с утра до вечера. Однако сейчас концентрация чувств возросла до энной степени, так что отчетливо слышалось даже некое гудение, которое эта масса издавала. Джаз оторвала взгляд от книги и с удивлением посмотрела на своих попутчиков.

И тут он появился.

Невероятно, но мимо них, на расстоянии всего лишь фута, по теперь абсолютно пустой платформе станции Вест-Хэмстед вышагивал сам Гарри Ноубл. Было ощущение, что все это происходит в кино. Никто не издавал ни звука, все просто неотрывно смотрели на него, а он, такой элегантный и статный, с высоко поднятой головой и устремленным вперед взглядом, шел прямо к выходу. До чего же он был красив. Джаз могла поклясться, что губы актера шевелились, словно он разговаривал сам с собой. С таким же успехом он мог бы идти и по необитаемому острову, поскольку вообще не видел никого вокруг. Так вот почему двери вагона до сих пор не открывали, догадалась Джаз. Никому из пассажиров, значит, плохо не стало, все дело только в этой знаменитости: Ноубл наверняка считает, что везде, где бы он ни появлялся, ему должны оказывать особые почести. И тут одна молодая женщина оказалась больше не в силах сдерживать свои эмоции, несмотря даже на то, что находилась в лондонском метро. Плевать — да пошли все к черту! Она стала колотить в окно и закричала голосом, полным страсти и сердечной боли: «ГАРРИ!».

Он даже головы не повернул. Его взгляд был устремлен вперед, будто вокруг никого не существовало.

«ГАРРИ!» — присоединились к ней другие голоса, просящие и хриплые.

На этот раз очень-очень медленно он повернул свою царственную голову и выжал из себя кривую улыбку. И тогда все забыли о сдержанности. Теперь во всех вагонах, по мере того как кумир проходил мимо них, неистово кричали, колотили в окна и визжали. Просто какие-то латиноамериканские страсти. «Довольно трогательно», — подумала Джаз. И Гарри Ноубл, представитель прославленной театральной династии Ноублов, обожаемый всеми английский актер, уехавший в Голливуд и получивший там за все свои труды «Оскара», тоже соизволил изобразить, что растроган. Он даже подмигнул одной девушке, на которую упал взгляд его темных с поволокой глаз.

И после этого он удалился.

На минуту воцарилось гробовое молчание, и затем, — о, чудо из чудес! — пассажиры заговорили друг с другом.

— Боже, в жизни он даже еще шикарней.

— Он мне подмигнул! Он мне подмигнул!

— Я думала, в обморок упаду!

— Моя дочь ни за что не поверит, когда ей расскажу!

— Он мне подмигнул! Вы видели, он мне подмигнул?

Джаз была просто поражена: все эти люди, которых помимо их воли продержали в душном, закрытом пространстве кошмарных пятнадцать минут только ради того, чтобы один человек смог быстрее и комфортнее, чем они, выйти из метро, вели себя как полные идиоты. «Он же просто человек, — думала Джаз. — Обычный человек, который, как и все они, ходит в туалет, мучается головной болью, переживает из-за бородавок и страдает от запоров».

Девушка заулыбалась, представив реакцию пассажиров, если бы те узнали, что она сегодня встречается с этим напыщенным существом. И с этой мыслью она вернулась к своей книжке. Еще через десять минут двери электрички наконец открылись, и ошеломленные и потные пассажиры вывалились на платформу.

Выйдя из метро, Джаз направилась к довольно уродливой готической церкви, что находилась в конце близлежащей улицы. Там, на прослушивании, она должна встретится с Мо, своей подружкой, с которой жила в одной квартире, и с Джорджией, своей старшей сестрой. Джасмин еле тащилась по этой чудовищной жаре, которая свалилась на Лондон — дышать было абсолютно нечем, и при всем желании прибавить шагу она не могла. Никаких признаков Гарри Ноубла нигде не наблюдалось. Наверное, он прибыл в лимузине. Эх, надо было догнать его на платформе и попросить подвезти.

Джасмин и сама удивлялась, что она совершенно не волновалась по поводу этого дурацкого прослушивания. Какой бы мог получиться замечательный сюжет для ее колонки — ей всегда удавался материал о мучительных переживаниях. Однако лоб девушки вовсе не покрывался испариной при мысли о том, что ей предстоит выступать перед самим великим Гарри Ноублом. На этот раз он был режиссером того, что обещало стать грандиозным благотворительным событием века в театральном мире — спектаклем «Гордость и предубеждение» с подзаголовком «По мотивам знаменитого романа». Джасмин очень старалась преисполниться трепета, но вся эта затея выглядела слишком нелепо. Так что сарказма и юмора по поводу потных ладошек и дрожащего голоса в статье не будет. Черт! Уже в который раз Джаз проклинала свою неспособность отходить от жизненной правды, когда писала заметки.

Она была рада, что попала на прослушивание в первый день. Завтра на него придут простые люди — прокуренная массовка, сегодня же прослушивание организовано специально для тщательно отобранных актеров, писателей и разных выдающихся личностей, а также для тех нескольких счастливцев, которых мог привести с собой кто-то из приглашенных. Будучи журналисткой. Джаз решила воспользоваться положением и предложить попробоваться своей близкой подруге Мо — а вдруг той удастся получить какую-нибудь, хоть самую маленькую роль. Пригласили на сегодняшнее прослушивание и Джорджию, как актрису, подающую большие надежды. Джаз гордилась успехами своей сестры. «Не собираются ли они завтра устроить чисто рекламную кампанию, а сегодня настоящее прослушивание, — гадала Джаз. — Вряд ли людям с улицы позволят работать с самим великим Гарри Ноублом». Поскольку она сама только что видела, как потной толпе в метро не позволили даже пройти рядом с ним по платформе, сомнения казались вполне обоснованными.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.