Личный поверенный товарища Дзержинского. Книга 5. Поцелуй креста

Северюхин Олег Васильевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Личный поверенный товарища Дзержинского. Книга 5. Поцелуй креста (Северюхин Олег)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава 1

Итак, советская разведка, а через неё все советское руководство поставили нам с дедом Сашкой задачу найти Гитлера с Борманом. Ни больше, ни меньше. И искать именно в Аргентине. Как будто доподлинно знают, где они скрываются, но хотят проверить собственные знания.

Есть одно уточнение. Задачу поставили мне, но работаем мы с дедом Сашкой вдвоём, и советское руководство не знает о моём помощнике. Как говорят, меньше знаешь, крепче спишь.

Если бы они узнали о способностях деда и его умениях, они бы спать перестали. Вольф Мессинг напророчил им не совсем хорошее будущее, и нет никаких средств, чтобы их успокоить и помочь избежать ненастного периода в жизни.

Деда Сашку превратили бы в секретный объект и сделали частью той закулисной жизни, которой жила советская элита, отгородившись от всего простого народа. Народ знал, что страна его богата, но не видел это богатство и не мог им пользоваться. Зато элита видела все и всем пользовалась. И из всех вместе получалась единая общность, это уже из области тавтологии, «советский народ», у которой была как бы средняя и равная на всех зарплата, и среднее потребление всех производимых народом продуктов.

Если сложить кусок хлеба у одного и кусок окорока у другого, то вместе получалось, что все едят бутерброд с окороком. Социализм.

При капитализме никто не втюхивает в общественное сознание, что все бедняки объелись и просто не хотят кушать то, что им насильно дают.

При капитализме чётко действует принцип коммунизма: кто не работает, тот не ест. Работать должны все, и работа зависит от образования.

При наличии образования действует и второй коммунистический принцип: кто был никем, тот станет всем. Был пьяным негром, а стал владельцем крупной фирмы. Или был просто школьником и стал инженером, закончив университет. Стал получать приличные деньги и вошёл в состав среднего класса в обществе.

При социализме, сколько бы ты ни учился, но получать больше пролетария не будешь, если не станешь директором предприятия, а директором можно стать только при пролетарском происхождении и членстве в партии. Так что, как ни крути, кто был никем, тот никем и останется.

С такими мыслями в социалистическом обществе человек долго не мог прожить – одна дорога на нары или на депортацию в какую-нибудь капиталистическую страну. Почему так? Да просто крыть нечем. Ах ты, умник какой нашёлся? Грамотный, математику изучил, квадратные корни извлекать умеешь? Так вот, пойдёшь на раскорчевку лесосеки. Изучал шведский язык – в Туркмению. Немецкий язык? На китайский рубеж. С японским языком – в Москву, дядя уважаемый человек. Посев проводить по партийному приказу в мёрзлую землю. Круглое тащить, квадратное – катить. Рационализаторов прищучить, а то сделают так, что на производстве будут лишние люди и куда их девать, скажите на милость?

Как можно было равнодушно взирать на это? Рациональные решения назывались буржуазной отрыжкой, и копировалось все буржуазное, что добывалось советской разведкой. А сколько добытых технологий было брошено в мусорную корзину?

Готовое развиваться общество развивается. Не готовое – гниёт. Так вот и наше общество стало загнивать. Вывезенная из Германии техника дала некоторый всплеск в технологии и производительности труда и на этом все закончилось. Осталась водка по два рубля восемьдесят семь копеек, колбаса по два рубля двадцать копеек и грандиозные стройки типа Беломорканала и Днерпрогэса, где было загублено немало душ, хотевших лучшей жизни для своего государства.

Несколько раньше иностранные технологии и техника обеспечили экономический рост и промышленное развитие убитой гражданской войной страны. Народ рванулся строить новый мир, не понимая, зачем же нужно было разрушать тот, который у них был. Прогнали старую элиту, создали новую, и все осталось так, как и было до революции. Новый мир начался с насилия и насилием держался.

После смерти Ленина начался период демократии, партийных дискуссий и расцвета культуры. Дали всем свободу проявить себя и потом уничтожили всех, кто оказался в стороне от генеральной линии. Россия, а работала по китайскому принципу: пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ. Досоперничались.

Переворот семнадцатого года был окрашен кровью и весь последующий путь оставлял после себя кровавые следы. Вся государственная машина была брошена на то, чтобы замаскировать насилие и заткнуть рты недовольным. Что в таких условиях делать честному человеку? Вот вы, уважаемый, скажите. Ответьте мне на этот вопрос. Скажете, что честный человек должен открыть глаза руководству? Написать письмо прокурору? Опубликовать письмо в газете? Собрать митинг? Вам самому-то не смешно предлагать мне эти способы?

Разве так большевики приходили к власти? Возьмите курс лекций по истории КПСС и посмотрите, каким средствами большевики пришли к своему триумфу? А почему несогласные с ними люди не могут использовать те же, большевистские, средства для построения более справедливого общества? Ах, они будут государственными преступниками и будут подлежать самому суровому наказанию? То есть, одни преступники не дадут другим преступникам отобрать у них все захваченное? А сейчас ответьте мне на другой вопрос? Смогут ли преступники построить справедливое общество, использующее не уголовные, а общечеловеческие законы? Может?!!! Так, значит, у нас каждая зона и есть прототип этого справедливого общества?

Что-то, уважаемый собеседник, вы говорите совершенно непонятные вещи. Любой мало-мальски грамотный врач-психиатр поставит вам диагноз, где будет сказано о необъективном восприятии окружающей действительности.

А нам приходится жить в этом обществе и делать вид, что мы тоже поддерживаем действия всех наших правителей. Мы втайне надеемся на то, что у людей проснётся чувство собственного достоинства, самоуважения, чтобы установить общественный контроль над всей системой голосования и избрать тех людей, которые обеспечат развитие народного творчества и самодеятельности во всех отраслях нашей жизни.

Не самодеятельного государственного устройства, а такого государственного устройства, которое не мешало бы жить людям. Только что-то мне кажется, что все мои мысли находятся где-то в области социальной фантастики и вряд ли это будет реализовано в ближайшие сто или двести лет.

Глава 2

– Садись, дед, будем проводить военный совет, – сказал я деду Сашке, вывалив в вазу на столе свежие круассаны.

Кто не знает, круассаны это рогалики из воздушного теста. Если начать говорить о рогаликах, то каждый вспомнит десятки их рецептов, воспоминания вызовут слюноотделение, ноги сами пойдут к холодильнику, руки достанут завёрнутый в пергамент кусок горбуши семужного посола с сахаром, солью, водкой, специями. Те же руки возьмут нож и отрежут янтарный кусок рыбы. Очистят луковицу и нарежут её колечками. Сразу же нарежут и кусочек солёного сала, чёрного хлеба. И тут как бы ты ни хотел, но откроется рот, и хриплый голос пригласит своего товарища попробовать всю эту прелесть. А кто же ест это все просто так? Никто. А потом наутро человек начинает вспоминать, а причём здесь круассаны?

– Никак опять в поход собираться? – спросил дед Сашка, готовый к любому путешествию и приключению. – Чего нам собираться, только подпоясаться.

– На этот раз поеду я один, – сказал я, – ты останешься здесь и будешь моей палочкой-выручалочкой. Вот тебе адрес, все мои сообщения будешь пересылать туда. Если от меня прекратятся сообщения, то считай, что мне пришлось выпить твоё снадобье, и я где-то в десяти годах от тебя живу параллельной жизнью в новом обличье, так как все старое будет похоронено теми, кто вынудил меня на это. А, если я просто не успею выпить твои капли, то вот моё завещание на тебя, Александра Ивановича Непомнящих, гражданина Аргентины Алехандро Гриваса. Все моё становится твоим, ты мой душеприказчик и наследник. Учти, что в права наследования лучше входить в Аргентине, там налоги меньше.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.