Гаяна

Аматуни Петроний Гай

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гаяна (Аматуни Петроний)

ПРОЛОГ

Издавна повелось у авиаторов в свободную минуту собираться под крылом самолета. Даже зимой в теплых высотных костюмах расположатся поудобнее прямо на снегу - и пошли рассказы о трудных полетах и воздушных боях, о необыкновенных случаях в воздухе.

Так было раньше, так бывает и теперь: живет и здравствует под крылом самолета «клуб авиаторов».

И вот однажды в Адлере, где всегда ночует несколько экипажей, один из старейших бортмехаников Андрей Жудин собрал такой «клуб». Неутомимый затейник и весельчак, он пересказывал нам недавно прочитанный приключенческий роман. Следует заметить, что авиаторы - горячие сторонники этого жанра. Неудивительно, что Жудин, к тому же умеющий все передавать в лицах, разжег воображение слушателей.

- Это все только в романах бывает, - разочарованно произнес светловолосый юноша, второй пилот.
- А у нас в Аэрофлоте жизнь идет только по наставлениям и инструкциям. Носимся мы по одним и тем же трассам…

- Долго ли ты носишься, сынок?
- иронически пробасил Жудин, налетавший ни много ни мало двадцать тысяч часов.

Пилот порозовел и приподнялся, намереваясь вступить в спор. Его остановил командир корабля Андрей Иванович Шелест.

- Не часто, конечно, - сказал он, - но бывает и у нас такое, чего не найдешь даже в приключенческом романе.

- Что вы имеете в виду?

- Что? Ну хотя бы тот случай, когда на наш экипаж напали…

- Так вы и есть тот самый командир!..
- воскликнул молодой пилот, с восторгом глядя на Шелеста.

- Между прочим, история эта, - продолжал Шелест, - связана с Пито-Као.

- С Пито-Као?!
- удивился юноша.
- С островом где-то в Тихом океане? С островом, о котором писали газеты?! Ничего не понимаю!
- недоверчиво пожал он плечами.

- А вот послушайте…

ГЛАВА ПЕРВАЯ

События, которые происходят под Новый год в разных концах света

1

В приемной редактора было шумно, кто-то стучал кулаком по столу так, что из плоской хрустальной пепельницы выскакивали окурки.

- Мне надоело жить шепотом!
- кричал взбунтовавшийся журналист Боб Хоутон.

- Боб, - мягко увещевал его заведующий отделом информации, - уменьши свою ежедневную дозу виски, и все образуется. Как знать, может быть, со временем ты станешь пташкой высокого полета и будешь играть в гольф с сенаторами!

- Через несколько часов Новый год, - напомнил Хоутону секретарь редакции Мейфгоу.
- Я желаю тебе начать новую жизнь, Боб. С твоими способностями я бы меньше пил и больше писал. Да-да, когда ты захочешь, у тебя здорово получается!

- К черту!
- продолжал кричать Хоутон.
- Лучше пить по-моему, чем писать по-вашему.

- К чему такие слова?
- обиделся Мейфгоу.
- Ты становишься пьяницей, и все.

- Поймите же, - прижав руки к груди, сказал Хоутон, - Это не больше, как спорт.

- Еще одна рюмка, Боб, и из твоих мыслей можно будет сплести коврик для туалета.

- Выслушайте меня наконец, - снова вспылил Хоутон.
- Алкогольные фирмы объявили конкурс для розничных потребителей. Соревнования продлятся триста дней. Я болею за «Белую лошадь». Вы знаете, это чертовски крепкое виски, и мне нелегко было выйти в первую пятерку… Обман исключен: каждая стопка, выпитая мной, на учете. В жюри входят одни язвенники - их не проведешь! Вот… И прошу не мешать мне! Я уже набрал такую скорость, что надеюсь прийти к финишу первым…

- С дороги, джентльмены!

Вдруг дверь с табличкой «Редактор» шумно отворилась, и перед расходившимся Хоутоном появился шеф.

- Сколько раз я выгонял вас с работы?
- спросил редактор.

- Два, - немного оторопев, ответил Боб.

- Вы ошибаетесь! Три! И, клянусь небом, в моей газете вы уже не заработаете ни цента… Вон!

Спустя четверть часа Хоутон тепло пожал руку кассиру, раздал долги и очутился на улице с долларом в кармане. «Один бамбук - не аллея» - говорит китайская пословица, «один доллар - не деньги» - по-своему понимал пословицу Боб, И не просто понимал: не так давно он месяцами бродил по улицам большого города, одинокий и злой, в поисках работы. Три-четыре года - малый срок даже в короткой человеческой жизни, чтобы все позабыть.

В свое время Бобу помогло устроиться в редакцию газеты имя его покойного отца, знаменитого автомобильного гонщика. Сейчас не приходится рассчитывать и на это.

Мать… При мысли о ней Боб наморщил лоб. Он очень любил эту маленькую молчаливую женщину, для которой был единственной, хотя и шаткой опорой.

Он ненавидел мир наживы, в котором вырос, но не знал способа избавиться от него. Не слишком радовался, найдя работу, и не отчаивался, теряя ее, лишь становился злым и неразговорчивым. Если бы не мать…

Хоутон горько усмехнулся: люди - дети, взрослые дети, им необходимы такие игрушки, как «если бы…». Презабавная штука: покидаешь ее из одного уголка души в другой - и словно получишь облегчение.

Что же касается боссов, то они наживаются и на этом: они сами подсовывают тебе эти игрушки как успокаивающие пилюли. На каждом шагу: в кино, театрах, книгах, газетах. А сколько раз он сам сочинял для своей газеты сказки о разбогатевших бедняках!

Стоит ли волноваться из-за того, что его опять выбросили вон? Но их с матерью двое, а доллар в кармане один… А дней впереди? Много…

Боб прошел квартала три, погруженный в размышления, и остановился около бара. Зайти? Но… Боб сделал несколько шагов и чуть не столкнулся с щеголем лет сорока.

- Хоутон!
- воскликнул щеголь.
- Я издали приметил вашу фигуру.

- Мистер Бергофф?!
- Хоутон натянуто улыбнулся.
- Так неожиданно…

- От вас несет спиртным за милю!

- Зато от вас, мистер Бергофф, всегда припахивает долларами.

- О, вы еще не потеряли способности вести деловой разговор, это меня устраивает.

- Разве я…

- Послушайте, вы мне чертовски нужны, - прервал Бергофф, - зайдемте в бар. Вы подложили мне свинью, из-за чего я потерял много денег… Не пытайтесь оправдываться; я мог бы шутя расправиться с вами… Но я ценю старую дружбу.

- Я и не отпираюсь, мистер Бергофф, - ответил Боб.
- Я всегда уважал вас, но бизнес есть бизнес.

- Сколько вам заплатили? Боб назвал сумму.

- Я бы мог дать вам втрое больше. Я помню те времена, когда ваше ловкое перо помогало расчищать дорогу моим доходам.

- А вы, мистер Бергофф, умели тогда оценивать каждое мое слово, - ввернул Боб.

- Я не разучился делать это и теперь. Если меня называют рыбным королем, то вы - король газетных уток, Боб! А королям рекомендуется жить в мире.

- Мудрые слова, мистер Бергофф.

- Итак, я прячу до случая свой гнев и предлагаю вам выгодное дело, Боб.

- Я всегда к вашим услугам.

- И если вы возьметесь за него как следует, то не останетесь в накладе!

- Кстати, я сейчас поругался с шефом, почти ушел от него, и тем более смогу полностью принадлежать вам.

- Вас выгнали?
- Ваша проницательность делает вам честь, сэр.

- Гм… Тем лучше! Я верну вам работу, и ваши услуги обойдутся мне дешевле.

- Но…

- Вы раздумываете?

- Как можно! Я хотел сказать, что в вашем кошельке очень долго хранятся мои деньги, - пробормотал Боб.

Мальчик-швейцар отворил перед ними дверь бара.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.