Слепая любовь

Аханова Кристина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Слепая любовь (Аханова Кристина)

Алиса лежала на золотом песке и лениво слизывала розовым язычком капельки тающего мороженого. Крошечное бикини не скрывало ее роскошных форм. Мимо Алисы вальяжно прошествовал павлин, с треском развернул свой ослепительный хвост и скрипуче заорал.

— Кыш! — сказала ему разомлевшая Алиса.

Прямо над ней возвышался стройный темнокожий юноша в набедренной повязке, он мерно взмахивал опахалом.

Вдалеке галдели туристы, которые щелкали фотоаппаратами, но приближаться не решались. Когда один из них отбился от кучки и уверенно направился к Алисе, темнокожий юноша нагнулся, взял из пирамидки заранее заготовленных камней хороший булыжник и метко швырнул в нарушителя, причем все это время опахало продолжало мерно ходить над головой Алисы.

Подбитый турист вскрикнул и хромая побежал к своим.

— Убьешь ведь… — лениво промурлыкала Алиса и перевернулась на живот.

— Нет! — гордо ответил темнокожий юноша и поддернул набедренную повязку. — Нога целил…

Из бунгало выглянул Андрей и засмеялся.

— Ах, бэби, бэби, — умилился он. — На павлина — кыш, как на курицу! Ничуть не изменилась. А говорят, деньги портят.

И он вспомнил глухую деревушку в Сибири, где охотился с японцами на медведя. И встретил ее — застенчивую девочку с васильковыми глазами и льняной косой ниже пояса. Звали ее тогда иначе… И он увез ее в сказку. И дал свою фамилию (а имя она выбрала сама).

Алиса и жила, как в сказке, совершенно не задумываясь, сколько все это стоит ее принцу. Золотой песок, экологически чистый, просеянный, специально завезенный к бассейну. Павлины в количестве трех штук, взятые из национального заповедника. “Невольник”-нубиец с опахалом и печальными глазами на самом деле был выпускником Каирского университета, знал пять языков, в том числе русский, и работал гидом, водителем, телохранителем и массажистом. Вот он стоит под палящим солнцем и машет опахалом (подлинник XVIII века, ручка золотая, черенок эбеновый, музейная ценность), и будет махать — хоть весь день, потому что с каждым взмахом полновесный доллар с шелестом опускается на его счет. Девочка хочет поиграть в Клеопатру. Почему бы и нет?

Андрей позвал жену:

— Алиса! Ты не забыла?

— О чем?

— Ну как же! А прогулка по Нилу? Масса острых ощущений!

— А-а… — вспомнила Алиса. — Одну минутку. Только переоденусь.

Она скрылась в бунгало. Салах отложил опахало и закурил. Андрей подошел к нему и протянул банку кока-колы.

— Какая у нас программа на сегодня, Салах?

— Живописная прогулку по Нилу. Папирус, лотос, крокодилы. Развалины древнего храма. Зловещий бог смерти Сет. Хелуанский некрополь. Затем — ужин. Танец живота. Экзотическая кухня, — отрапортовал египтянин и вдруг вытаращил глаза. Банка из-под колы с грохотом покатилась по мозаичным плитам и упала в бассейн.

Андрей оглянулся. Алиса стояла в дверях бунгало. Вид у нее был неописуемо обольстительный. Даже в крошечном бикини она не производила такого впечатления. На ней был так называемый национальный костюм — шаровары и туника из прозрачного белого шелка. Широкие разрезы по бокам скреплены золотыми аграфами, на груди и внизу живота — причудливая вышивка золотыми нитями. На лице мерцала легкая чадра, оставляя открытыми лишь глаза — бездонно-синие, вызывающе накрашенные. Она пошла к ним танцующим шагом, мелодично звеня браслетами на запястьях и лодыжках. Андрея охватило приятное возбуждение. Это была его женщина! И только ему она принадлежала.

Слуга за его спиной шумно сглотнул. Андрей оглянулся, быстро подошел к Алисе, схватил ее за руку.

— Дорогая! Все это очень мило, но… не чересчур ли?

Алиса пожала плечами, шелковое облако пошло волнами, и кровь застучала у Андрея в висках — он заметил, что белья на ней не было совсем.

— Милый, мы ведь в мусульманской стране и должны уважать чужие обычаи!

Андрей затолкал ее в бунгало.

— В шортах ты бы выглядела приличнее.

А пальцы его уже расстегивали замысловатые застежки. Алиса вывернулась, как кошка, и надула губки:

— Ну-у… Только оделась, накрасилась…

Андрей снова схватил ее и притянул к себе. Алиса откинула голову. В этот момент в распахнутое окно влетела птица и заметалась по комнате. Распаленный Андрей ничего не заметил. Алиса оттолкнула его и прошептала:

— Хочу птичку… Поймай!

— Какую птичку? — тоже шепотом спросил Андрей.

— Вот эту, дурачок! — И она показала пальчиком на пестрый комок перьев под потолком.

— А, эту… Сейчас!

Андрей знал и любил привычку Алисы поиграть, оттягивая самое главное. “Подари, купи, найди…” И он всегда уступал ей.

Андрей прыгнул и зацепил пальцами крыло. Птица шарахнулась, ударилась о стену и упала на пол. Андрей рванулся, распластав в воздухе свое тренированное тело и схватил добычу. Держа помятую, испуганную птицу, он торжествующе поглядел на Алису:

— Поймал!

Алиса опустила ресницы и стала медленно раздеваться. Андрею никогда не надоедало смотреть на это.

Дернувшись, птица вырвалась и больно клюнула его в висок.

— А, черт! — вскрикнул Андрей.

Но Алиса уже кружилась перед ним, звеня браслетами. На ней осталась лишь чадра, и Андрей забыл про птицу, про боль в виске, вообще про все на свете. Он поднял Алису на руки, она обняла его, прижала его голову к груди, и струйка крови побежала по ее розовой атласной коже.

Она улыбнулась, и маленькие острые зубки блеснули в полумраке спальни. Они упали на кровать, не разжимая объятий…

Салах в безупречно белом костюме сидел за рулем лимузина и терпеливо ждал. Наконец его русские хозяева сели в машину, и длинный сверкающий автомобиль сначала помчался по широкой дороге фешенебельного пригородного района, а потом начал петлять в узких улочках Хелуана — известного своим некрополем древнего города, ныне международного курорта с шикарными отелями, казино и ресторанами.

Салах мягко затормозил на берегу. Яхта ждала их. Команда выстроилась на палубе. Все было готово к отплытию. Они перебрались на борт. Судно отчалило.

Алиса с удовольствием подставила лицо теплому ветру. Салах, стараясь не глазеть на нее слишком откровенно, скороговоркой объяснял, какие достопримечательности они видят справа и слева. Юнга принес шампанское.

Андрей растянулся в шезлонге и мечтательно протянул:

— Жара-а… Искупаться бы.

Алиса передернула плечами:

— Вода грязная. Фу!

За их спинами раздался голос Салаха:

— Эту воду можно пить.

— Вот и пей! — огрызнулась Алиса.

— А купаться нельзя, — спокойно продолжал Салах. — Опасно. Крокодилы.

— Для вас опасно, — усмехнулась Алиса и положила ногу на ногу. — Огня.

Салах перегнулся через подлокотник шезлонга и щелкнул зажигалкой. Прозрачный шелк псевдоарабского наряда туго натянулся на груди Алисы.

— Потому что все вы трусы… — с какими-то детски-вызывающими нотками промурлыкала она. — Все. Кроме моего мужа!

Андрей снял темные очки и умиленно посмотрел на свою наивную девочку.

— Ты так думаешь, детка? Ну, что же, была не была! — Он залпом допил шампанское и сбросил сандалии. — И за бо-орт его-о бро-са-ают!

И прежде чем изумленный Салах и рулевой успели что-то вымолвить, его загорелое мускулистое тело стремительной дугой мелькнуло в воздухе и почти беззвучно вошло в коричневую воду.

Алиса торжествующе взглянула на окружающих. Салах подбежал к борту и, перегнувшись, посмотрел вниз.

— Андре-ей! — закричал он. — Господин Орлоу! Это не есть разумно!

Яхта застопорила ход, и вся обслуга высыпала на палубу, возбужденно галдя.

Круги на воде разошлись и разгладились, и сразу наступила тишина. Все испуганно оглядывали безмятежные воды Нила. Даже Алиса привстала со своего шезлонга.

— Сала-ах! — раздался крик возле противоположного борта.

Все бросились туда. Яхта качнулась. Андрей, как дельфин, выпрыгивал из воды и брызгал на Салаха.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.