За серой полосой. Дилогия

Кайко Андрей Юрьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
За серой полосой. Дилогия (Кайко Андрей)

Аннотация:

Что, если попаданец "не бог, не царь, и не герой", а самый обычный человек далеко не юного возраста? Насильно вырванный из привычного образа жизни, обрадуется ли он свалившимся на его голову переменам? Поплывёт ли по реке жизни среди водоворотов бурного потока, или начнёт выгребать к уютному островку продавленного дивана? В тексте много ограничений: есть волшебство, но нет Магических Академий, есть прекрасные эльфийки, но с романтикой туго. Осёл не грызёт бобра, герой не пытается завоевать всех и вся, даже его "прокачки", и той нет! Зато есть непрерывный калейдоскоп приключений, когда герой выбирается из одной заварухи только для того, чтобы тут же угодить в следующую!

Кайко Андрей Юрьевич

За серой полосой

Глава 1

Взгляд со стороны:

"Всё зло от баб!" - с противниками данного тезиса Володька был готов спорить до хрипоты, до драки! А его стойкая уверенность в истинности этого высказывания была подкреплена горьким личным опытом.

С первой женой Владимир расстался после пяти лет далеко не спокойной совместной жизни. Трения начались с первого дня: молодая супруга решила, что после бракосочетания муж уже никуда не денется и его можно смело начинать перевоспитывать так, как она считала нужным. То есть, по заведённому порядку в семье её родителей: во главе мать, держащая в крепком кулаке двух дочерей и бесхребетного отца. Мнения Володи по этому поводу никто спрашивать не собирался, а зря, поскольку он оказался не в восторге от уготованной ему перспективы. Вот и бились, рассыпая искры, два кремешка лбами друг об друга долгую пятилетку. А устав, пошли в ЗАГС и тихо-мирно развелись, благо занятые спорами, ребёнка за эти годы они сделать так и не удосужились

Со второй женой они даже и не расписывались, а жили гражданским браком, как сейчас модно. И, хоть особой любви между ними не было, жила семья не плохо - воспитывали её сына от первого брака, наживали имущество, ссорились, мирились, вместе радовались и печалились. Пока Володькиной половинке не втемяшилось всё бросить, продать квартиру и перебраться на жительство в столицу. Никакие уговоры, убеждения, попытки объяснить и другую точку зрения успехом не увенчались: "я еду, а ты как хочешь". Точка!

Так Володя оказался холостяком в очередной раз, да вскорости ещё и безработным. А всё потому, что директор, он же одновременно владелец их предприятия, женился. Его новобрачная, дама весьма энергичная, сущий живчик, скоренько перекроила семейное гнёздышко на новый лад и занялась наведением порядка в делах уже общей, с мужем, фирмы. Всё бы хорошо, вот только умом новая хозяйка не блистала, недостаток которого с лихвой компенсировала раздутым гонором.

Володька имел неосторожность пару раз прилюдно указать на вопиющую неграмотность принимаемых ею решений и моментально угодил в черный список. Ничего удивительного, что через некоторое время Вовка был вызван в кабинет шефа, где тот, пряча взор, повёл длинную и путаную речь о сложностях финансового положения, предложив в конце монолога написать заявление на увольнение "по собственному желанию".

Сам по себе шеф был нормальный мужик, совесть ещё окончательно не потерял, и помнил, благодаря чьим трудам его фирма создавалась на пустом месте. Поэтому, стыдясь своей неправоты, он выписал Володьке к зарплате аж двухмесячное выходное пособие. Шеф был бы и рад оставить Вовку у себя, но делать было нечего - ночная-то кукушка дневную всегда перекукует!

Переживал ли Вовка о своём увольнении? Не очень. Конечно, жаль потраченных многолетних усилий, да и работа там была интересной, но атмосфера непрекращающихся придирок на пустом месте кого угодно доведёт до взрыва. А вот в будущее Володька смотрел с оптимизмом: это офисного планктона сейчас полно, а мастеровые работящие руки да со светлой головою без хомута никогда не останутся!

Утром следующего дня Вовка по привычке проснулся в половину седьмого и уже в ванной, сунув голову под струю воды, сообразил, что торопиться-то ему некуда. Деньги на первое время есть, семья, о которой надо было заботиться, уж месяц как помахала ему ручкой с трапа самолёта. Срочно искать новую работу? Так никто в шею не гонит, можно и отдохнуть пару-тройку недель после нервотрёпки последних дней!

Он прошел на кухню и, сидя за завтраком, предался раздумьям, что же делать с этой столь нежданно свалившейся на него свободой? Казалось бы, делай что хочешь, на то она и свобода. Но в том-то и дело, что не хотелось ничего. Совершенно. Вместо недавних чувств, переживаний, стремлений, в душе поселилась глухая апатия.

"Книжку почитать, что ли?" - лениво проползла мысль, спотыкаясь об извилины. "Можно и книгу. Залезть в сеть, скачать что-нибудь из фэнтези полегче, или там фантастику про звёздные войны. Увалиться на диван и читать целый день. Вот только сначала надо решить вопрос с хлебом насущным, чтоб не отвлекаться. А у меня в холодильнике мышь повесилась! Значит, собираемся и дуем на рынок, накупаем продуктов, набиваем закрома и в автономку, с чтивом наперевес!"

Это был уже хоть какой-то план, к реализации которого Вовка приступил, не откладывая дела в долгий ящик. На рынок идти было ещё рано, поэтому он включил компьютер и отправился в странствие по сетевым библиотекам. Серфинг по сайтам убил три часа времени, но улов принёс мизерный - сказывалась никуда не девшаяся апатия. Скопировав три рукописи на жесткий диск, Володя выключил компьютер и начал собираться за покупками.

К сборам он приступил серьёзно, составив объёмистый подробный список. Осознав, что простаивать у плиты ему будет весьма лениво, решил на первое время ограничиться полуфабрикатами, как если бы он собирался в длительный турпоход. Взял испытанный рюкзак-анатомку на станке и обулся-оделся соответственно. Нести-то купленное на себе! Ведь та же тушенка упакована в банки, а это вес, плюс сахар (утром кончился), хлеб (пару булок, чтоб не ходить лишний раз), крупа разная, картошка, ну и так далее, по списку.

Черная полоса продолжалась - уже под конец странствий между ларьками, Вова был площадно облаян молодящейся продавщицей. Та, отвешивая рис, беспардонно попыталась его обмануть, нагло придавив пальцем площадку весов, а Вовка заметил и попросил перевесить. Что тут началось! Шум, гам, крики до небес, проклятья на голову вредного покупателя и всю его родню. Решив не связываться со вздорной бабой, Володя молча отошел от прилавка и купил крупу в соседнем ларьке.

Толи продавщицы были подругами не разлей вода, толи просто из корпоративной солидарности, но и тут Вовке нахамили с иезуитски вежливой улыбкой, демонстративно отсчитав сдачу с крупной купюры одной мелочью. Спорить и ссориться сил уже не было. Ссыпав звенящие монеты в карман, Володька пошел к выходу, матеря себе под нос отдельных представительниц прекрасной половины человечества и всё их бабское племя в целом.

Встал вопрос: идти домой пешком или воспользоваться транспортом? По времени оба варианта были равны, но по направлению противоположны. Вес рюкзака недвусмысленно проголосовал за автобус, и Вовка, устроив ношу поудобнее, направился к трассе.

Что бы попасть на остановку, надо было пересечь две дороги с оживлённым движением, где у первой же из них Володя обратил внимание на поведение девушки, стоящей чуть поодаль от кучки пешеходов, жаждущих у зебры зелёного сигнала светофора.

Она откровенно боялась, в панике отшатываясь от каждой пролетающей мимо машины. Не внешность, а вот этот неприкрытый страх поначалу привлек Вовку, потому что сам облик девушки был непригляден. Непригляден в том смысле, что приглядеться никак не получалось: любой обращенный на неё взгляд просто соскальзывал с тоненькой фигурки и непроизвольно убегал в сторону. И так раз за разом.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.